Если крикнет рать святая: "Кинь ты Русь, живи в раю!" Я скажу: "Не надо рая, Дайте родину мою" С.А.Есенин
Расширенный поиск
Суббота, 05 Октября 2013 00:00

Возможно ли подружить “красных” и “белых”, “православие” и “коммунизм”

Оцените материал
(4 голосов)

 Интервью Сергея Бабурина Русской службе новостей

 

С. РЫБКА: Приветствую вас. 10 часов, 3 минуты на часах «Русской службы новостей». Марина Якименко здесь в студии. 

М. ЯКИМЕНКО: Сергей Рыбка. 

С. РЫБКА: Да, и в гостях сегодня у программы «Русский дух» Сергей Бабурин – председатель партии «Российский общенародный союз», депутат трёх созывов трёх Государственных Дум, если не ошибаюсь. Вам тоже доброе утро, Сергей Николаевич. 

С. БАБУРИН: Доброе утро. Но всё-таки народный депутат Российской Федерации…помимо Государственных Дум. 

С. РЫБКА: Да. Вы имеете в виду съезд народных депутатов? 

С. БАБУРИН: Съезд народных депутатов 1990 года. 

С. РЫБКА: 1990 года. 

С. БАБУРИН: И до 1993-го. 

С. РЫБКА: Ну, давайте тогда сразу уж, раз мы оглядываемся на начало 1990-ых годов, мы понимаем, что Сергей Николаевич – один из активных участников событий октября 1993 года, годовщину которого мы отмечаем на протяжении последних нескольких дней. Сегодня, в общем, эта тема сама себя продолжает. Тема программы «Русский дух» сегодня довольно традиционна для самой программы тоже в последнее время. Мы пытаемся как-то увязать религиозную традицию российскую с политической российской традицией, но вот сейчас особенно будет интересно присмотреться именно к тому, как это всё увязывается, как это всё сосуществует в период последних 20-25 лет последней четверти века. В связи со всем этим наговоренным ранее, Сергей Николаевич, могли бы обозначить роль церкви, роль конкретно Патриарха Алексия в событиях октября 1993 года? Можно ли её охарактеризовать как «одна из ключевых»? Или Вы не готовы такой ролью наделить Патриарха? 

С. БАБУРИН: Я бы сказал, что очень важная посредническая миссия, попытка умиротворения, которая, к сожалению, не стала ключевой в силу жёсткой позиции команды президента Ельцина. Ведь переговоры, которые были в Свято-Даниловом монастыре под эгидой Святейшего, они 3 октября фактически успешно завершались. И протокол о «нулевом варианте», продиктованный со стороны Ельцина мэром Москвы Лужковым, уже печатался, когда сбегал позвонить в Кремль глава Администрации президента Филатов, и, вернувшись, заявил, что подписано это не будет. 

С. РЫБКА: Вы присутствовали на этом совещании? 

С. БАБУРИН: Нет, я в этот момент находился в Верховном Совете. Я все дни находился там. Но там присутствовали наши представители, прежде всего. Мне последний случай…это вчера об этом вновь напоминал наш народный депутат Домнина из Нижнего Новгорода, которая присутствовала при этом разговоре, и обратилась после этого к Святейшему с просьбой звонить Ельцину. Сообщили, что началась перестрелка. Это было ещё третье число, это был еще день, что там начались какие-то события. Она просила Святейшего обратиться к президенту. 

С. РЫБКА: То есть, Патриарх занял какое-то свое место в этой истории после обращения со стороны Ваших сторонников, да? Он сам выступил с этой инициативой? 

С. БАБУРИН: Нет. Давайте будем точными. 

С. РЫБКА: Давайте. 

С. БАБУРИН: Руководство Русской православной церкви, понимая значимость происходящего, само выступило с инициативой о примирении сторон. 

С. РЫБКА: Обе стороны были готовы к участию Русской православной церкви? 

С. БАБУРИН: Обе стороны приняли инициативу Патриарха. 

С. РЫБКА: При этом Вы припоминаете позицию, которую формулировал сам Патриарх? То, что он проговаривал именно. 

С. БАБУРИН: Вы меня не терроризируйте! Я не был участником этих переговоров. Я знал только по докладам наших представителей на заседаниях съезда, и самое существенное – это, конечно, стремление Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II не допустить перехода политического конфликта в какую-то силовую кровавую фазу. 

М. ЯКИМЕНКО: Ну, то, что не увенчалась успехом инициатива Алексия, можно говорить о том, что недостаточный политический вес был тогда у церкви? 

С. БАБУРИН: Ни в коем случае. Просто в той ситуации невозможно было пересилить стихийность и жёсткость действий тех, кто не был заинтересован в умиротворении. Ведь «нулевой вариант», вот я, например…и Общероссийский народный союз, мы выступили за «нулевой вариант» ещё весной 1993-го. Мы требовали даже на референдуме, чтобы выражение недоверия было отнесено и к президенту и к депутатам, чтобы одновременно провести новые выборы. Не все депутаты разделяли эту позицию, и уж, конечно, команда президента не собиралась уходить просто так само собой. 

С. РЫБКА: Всё-таки, если вернуться к роли Русской православной церкви в обстоятельствах 1993 года, если бы Патриарх Алексий не принял участие конкретно в этих переговоров, не инициировал эти переговоры, есть вероятность, что события развивались бы ещё более драматическим образом, чем они сложились? 

С. БАБУРИН: Терпеть не могу гадать, что было бы, если бы. Не хочу заниматься вот этим достаточно специфическим развлечением. Я могу только однозначно выразить убеждение, что среди участников тех событий всё же не доставало людей искренне православных. 

С. РЫБКА: С обеих сторон. 

С. БАБУРИН: И даже президенту недостаточно было просто ходить в храмы и держать свечу. Надо было быть искренне православным человеком. С обеих сторон, безусловно. 

С. РЫБКА: Неожиданный, может быть, вопрос. Помимо православной церкви представители и лидеры других конфессий пытались принять какое-то участие в судьбе страны на этом этапе? 

С. БАБУРИН: В этом, я думаю, не было необходимости. Россия – страна православная, и именно православие определяет мировоззренческую основу жизни всего нашего народа независимо от религии. 

С. РЫБКА: Прошу прощения, необходимости не было, но факты – нет? 

С. БАБУРИН: Мне об этом ничего не известно. 

С. РЫБКА: Ничего не известно. Спасибо. Сергей Бабурин в гостях у «Русской службы новостей». Вернёмся через минуту. 

С. РЫБКА: Сергей Бабурин в студии «Русской службы новостей», председатель партии «Российский общенародный союз». Сейчас во время рекламы Сергей Николаевич сказал, что его, когда интервьюируют, не могут чётко идентифицировать. Кто в «белые» записывает, кто в «красные» записывает. Это отдельная интересная тема для разговора, как бы это всё примерить. Вы, например, как относитесь к тому, что нынешние лидеры коммунистической партии Российской Федерации во главе с Геннадием Зюгановым демонстрируют публично собственную религиозность, посещают религиозные праздники, посещают храмы, при этом, будучи приверженцами совершенно конкретных идеологических установок? Как это, по-Вашему сочетается? 

С. БАБУРИН: Я это приветствую. И единственное, о чём сожалею, что всё же официальная позиция КПРФ очень сдержанна в отношении преподавания основ православной культуры во всех учебных заведениях. А я считаю, что надо преподавать, надо, независимо от того вероисповедания, к которому принадлежат обучающиеся, потому что основы православной культуры – это элемент понимания самой цивилизации, в которой мы живём. Это не требование насильного крещения, но это требование понимать систему ценностей, различать добро и зло по определённому критерию. Это очень важно и необходимо. Я надеюсь, что партия всё-таки со временем поймет и это. 

М. ЯКИМЕНКО: Но есть же предметы, например история искусства, история просто, история России, мировая история. 

С. БАБУРИН: Очень важный предмет. 

М. ЯКИМЕНКО: Все эти предметы есть уже в школе, но мы сейчас …хорошо, для коммунистов…они, в первую очередь, материалисты, наверно, поэтому они сдерживаются. 

С. БАБУРИН: Нет. Я сейчас буду их наоборот защищать, потому что не надо нам путать сегодняшних членов КПРФ с Коммунистической партией Советского Союза. 

С. РЫБКА: Стоп, ну, они наследуют, потому что, если их не воспринимать как наследников КПСС, то шли бы они к чёрту, ну, простите. Штука в том, что как мне представляется, на выборах любого уровня любого порядка они занимают те места, на основе... 

С. БАБУРИН: Сергей, а Вы вот представьте, что я в 1990 году став депутатом впервые, создал фракцию «Россия», говоря с одной стороны коммунистам России, с другой стороны демократической России, что хватит спорить о капитализме и социализме. На их глазах уничтожают страну, а они продолжают вот этими идеологемами жить. 

С. РЫБКА: Слушайте, если они не наследники КПСС, то они выигрывают те выборы…любые выборы любого порядка. Сейчас коммунисты занимают вторые и третьи места. 

С. БАБУРИН: Это говорит о том, как неблагополучно наше общество, как порочна политическая система, построенная на крови 1993 года и на ельцинских политических стереотипах. Но в этом отношении я возглавлял и возглавляю всё-таки не КПРФ, а «Общероссийский народный союз» как национально-патриотическую организацию. Мы говорим об идеях национального прогресса. Вот что меня, Сергей, беспокоило в Вашей реплике! 

С. РЫБКА: То, что я послал коммунистов к чёрту? 

С. БАБУРИН: Нет. Вы говорите немножко негативно слово «наследуют». Вот давайте так – наследовать надо всё, нельзя отказываться от наследства. 

С. РЫБКА: Согласен категорически. 

С. БАБУРИН: Вся наша история – это наше достояние. 

С. РЫБКА: Себя воспринимаю не иначе, как человек, рожденный в СССР. Иначе я себя не могу воспринимать. 

С. БАБУРИН: Спасибо. Я тоже. 

М. ЯКИМЕНКО: Смотрите, для нас, например, люди, которые ходят на выборы и голосуют за КПРФ – это, в первую очередь, люди, которые жили при Советском Союзе. 

С. РЫБКА: Нет, даже не в этом дело. Они голосуют за бренд. 

С. БАБУРИН: Надо подумать о сравнениях. Ведь все познаётся в сравнении. То, что нас часто лишают выбора, когда загоняют заранее в альтернативу: или за «зеленого» или за «оранжевого», при этом убрав графу «против всех». Я, кстати говоря, на самом деле разделяю требование, чтобы не было графы «против всех», потому что тогда, боюсь, что и сам буду голосовать против всех этих кандидатов. Тогда мы вообще никого не изберём. Но нельзя загонять народ в этот ложный выбор: или «Единая Россия» или компартия. Есть и другие варианты помимо ЛДПР, этого фантома двадцатилетнего, помимо этой искусственной конструкции «Справедливой России». 

С. РЫБКА: Другой вариант – это «Общероссийский народный союз»?

С. БАБУРИН: А мы потому и возродили свою партийную ипостась, чтобы сказать: «Да, мы другой вариант. Да, мы традиционалисты. Мы не спекулируем на слове «русский». Мы просто отстаиваем русскость как нашу цивилизацию, основанную на общности языка, системе ценностей, образе жизни». Поэтому у нас, кстати, в партии люди разных вероисповеданий и разных национальностей, но все признающие роль православия и роль русской культуры. 

С. РЫБКА: Как Вы полагаете, политическое движение, политическая партия, может быть, впоследствии, которая декларирует себя как партию религиозную, в том числе, может иметь успех в России? 

С. БАБУРИН: Вы знаете, партия не должна быть религиозной. Это, во-первых, требование закона. Во-вторых, это здравый смысл. 

С. РЫБКА: Вы сейчас подчеркнули, что все люди, которые входят, члены Вашего союза… 

С. БАБУРИН: Признают роль православия. Потому что когда нам со времён начала XX века, первой советской Конституции, отвергли роль духовных ценностей и стали говорить и проповедовать только марксистко-ленинские подходы. Когда нам победившие либералы после 1991 года и особенно 20 лет назад в 1993 году, навязав новую Конституцию, сохранили незыблемой вот эту конституционную норму о запрете системы ценностей, об отказе от какой-либо системы идеологии, сказали, что все идеологии равны. А в Конституции у нас уравняли добро и зло. Это что, это мораль? Это аморальность! 

С. РЫБКА: Вы помните конкретную формулировку из нынешней Конституции, которая касается вопроса религии и вероисповедания? 

С. БАБУРИН: Значит, эта другая статья. Мы сейчас говорим с Вами о статье 13, статье 14 Конституции. Но я говорю сейчас не о светском характере государства, а я говорю сейчас о норме, которая говорит: «У нас нет государственной идеологии, и что все идеологии равноправны». Вот эта норма и есть закреплённый в Конституции нигилизм, потому что не могут быть равноправны идеологии «фашизм» и «антифашизм», идеология ненависти и идеология добра не могут. 

М. ЯКИМЕНКО: Но разве так не должно быть в светском государстве? 

С. БАБУРИН: Вы знаете, вот есть такие светские государства, как, например, Греция, как федеративная республика Германия, как многие другие, я не говорю про арабские страны, где записана роль религии. Они говорят, что христианство исторически сыграло роль решающую при формировании духовной системы ценностей, и в этом никакого нарушения принципа светскости. 

М. ЯКИМЕНКО: И при этом платят налог. 

С. БАБУРИН: Перед законом религиозные организации должны быть равны. Но при этом не надо нам принудительно, если строится православная церковь, говорить: «Нет, рядом стройте мечеть и синагогу». Не надо вот это, вот этот европейский псевдоплюрализм доводить до абсурда. 

С. РЫБКА: О перспективах или о бесперспективности псевдоевропейского плюрализма продолжим разговор через минуту. Сергей Бабурин у нас в студии. 

С. РЫБКА: Председатель партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин в студии «Русский службы новостей». Вы несколько минут назад, Сергей Николаевич, сказали, что с принятием в 1918 году первой советской Конституции прервалась вот эта некая временная связь, духовная связь, духовная традиция прервалась. Скажите, пожалуйста, за почти сотню лет с момента принятия этой самой злополучной, Вы, видимо, расцениваете, Конституции, не сформировалась новая традиция, в которой мы тоже органично могли бы существовать сегодня? 

С. БАБУРИН: Не сформировалась. Более того, попытка вернуться к нашей коренной традиции произошла ведь уже при большевиках. А именно, когда стали восстанавливаться и лояльность к церкви, когда стали освобождаться из сталинских лагерей дожившие до этого момента архиереи, и было восстановлено патриаршество. Удар ведь по патриаршеству был нанесен не большевиками лишь, а ещё при Петре I, когда патриаршество было запрещено, а гонения на Русскую православную церковь, пусть ползучее, при Екатерине было не менее тяжелым. А вот XX век, возьмите программу Коммунистической партии Советского союза, принятую при Хрущёве. Ведь что такое моральный кодекс строителей коммунизма? Это светским языком интерпретированы христианские заповеди. Вот это контрабандное возвращение наших духовных основ. Контрабанда происходила. Мы за легальность. 

С. РЫБКА: Как далеко предлагаете откатываться в этом смысле? 

С. БАБУРИН: Ни в коем случае не откатываться. 

С. РЫБКА: Оглядываться, хорошо. 

С. БАБУРИН: Шарахаться не надо. Надо просто спокойно сейчас, вот вакуум, который создан сейчас после 1993 года, Конституция 1993 года, она в плане идеологии держит вакуум. Вот поэтому к нам и прут различные секты сомнительные, поэтому нам пытаются навязать сейчас легализацию однополых браков. 

С. РЫБКА: Вам пытаются? 

С. БАБУРИН: И Вам. 

С. РЫБКА: Вам делают предложение? 

С. БАБУРИН: И вам, потому что европейцы требуют, чтобы Россия пошла по этому пути, чтобы у нас в свидетельстве о рождении перестали писать «отец и мать», а стали бы по их образцу писать «родитель №1 и родитель №2». Это разве не попытка? 

М. ЯКИМЕНКО: Вы сейчас утрируете. 

С. РЫБКА: Я не чувствую этого давления. 

М. ЯКИМЕНКО: Даже в Европе это был такой громкий прецедент. 

С. БАБУРИН: Я знаю практику Совета Европы, я достаточно часто был на его заседаниях в 1990-ые годы. И всё, что я говорю, это не шутка. Извините, Вы помните это прекрасно, надеюсь, побоялись в своем проекте Евроконституции упомянуть своё христианское прошлое, и начинают спорить, носить им хиджабы или не носить, строить мечети свободно или не строить. Вот это и есть псевдотолерантность. 

М. ЯКИМЕНКО: Но Вы считаете, что одна строчка, вот эта статья, её поменять – это, действительно, как-то отразится на нашей жизни? 

С. БАБУРИН: Абсолютно серьёзно. Отразится очень серьёзно. Я как раз за то, чтобы мы выработать хорошую формулировку, взяв за основу опыт Германии, Греции. 

С. РЫБКА: Просьба, Сергей Николаевич, могли бы сейчас коротко эту формулировку предложить, чтобы мы поставить это на голосование? 

С. БАБУРИН: Конечно. 

С. РЫБКА: Готовы слушатели к тому, чтобы это было внесено в Конституцию или нет? Как это должно звучать? 

С. БАБУРИН: Ну, хотя бы так. Православие, являясь традиционной религией многих народов России, было и остаётся стержнем нашей нравственности и культуры, духовным стержнем. 

С. РЫБКА: Всё, предлагаю тут же мгновенно вопрос на голосование. Вы за то, чтобы в Конституцию была внесена статья, реплика, неважно в какую часть, формула: «Православие было и остаётся…». 

С. БАБУРИН: Духовным стержнем. Являясь традиционной религией многих народов России, было и остаётся духовным стержнем нашей нравственности и культуры. 

С. РЫБКА: Православие, являясь духовным…можно как-нибудь короче? Потому что голосование – это такое дело краткое. 

С. БАБУРИН: Пожалуйста. Православие остаётся духовным стержнем нашей нравственности и культуры. 

С. РЫБКА: Православие – духовный стержень нашей нравственности и культуры. Вы хотите, чтобы это было прописано в российской Конституции - 916-55-81. Вам это срочно требуется – 916-55-81. 916-55-82 – вы против того, чтобы такая строчка, такая реплика вносилась в российскую Конституцию сегодня, в 2013 году. 916-55-82. Вы против того, чтобы там было указано: «Православие является духовным стержнем, основой нашей нравственности и культуры». Вы против того, чтобы это было закреплено в Конституции – 916-55-82. Сейчас голосование идёт. 

С. БАБУРИН: С каким металлом Вы говорите: «Мы против!». Не надо так навязывать радиослушателям позицию, Сережа! 

С. РЫБКА: Вам мерещится. Вопросы есть к Вам. Например, от 47-го: «Есть ли в РОНС родноверы, и как сейчас дела обстоят с Вашей работой?». Ну, и тут ещё следом по партийной части вопрос. 

С. БАБУРИН: Большинство членов РОНСа в национальных республиках и по взглядам являются мусульманами и по национальности принадлежат к коренным народам. Допустим, в республиках Северная Абхазия или Таджикистан. 

С. РЫБКА: Много ли их? 

С. БАБУРИН: Их не много, но они есть. 

С. РЫБКА: Говоря «их не много», мы говорим… 

С. БАБУРИН: Допустим, в той же Ингушетии, совершенно маленькой республике, у нас 3 тысячи членов партии. 

С. РЫБКА: Мне кажется, для Ингушетии солидно. 

С. БАБУРИН: Для Ингушетии это очень солидно. 

С. РЫБКА: 88-ой интересуется, почему Ваша партия не представлена на выборах. Это не так, насколько я понимаю. 

С. БАБУРИН: Мы, к сожалению, 10 лет не участвовали в выборах. В 2007 году нас не допустили искусственно, испугавшись, что русская идея будет после разгрома блока «Родина» будет представлена нами, а затем мы были общественным движением, потому что мы пытались включить наши взгляды в одну из партий. Зачем много партий? К сожалению, существующая партийная система, вот эта думская четвёрка, они все оказались для нас чужие. И мы сегодня только вновь возвращаемся в политику. 

М. ЯКИМЕНКО: Сереж, быстро сейчас перед выпуском новостей. Пут-пут пишет на портал РСН, сейчас все водители внимание! На Ленинском через каждые 200 метров гаишники в сторону области. Будут перекрывать в связи с отъездом короля Монако к себе в своё королевство. Будьте осторожней, выбирайте пути объезда. 

С. РЫБКА: Чудесные радости монархии. Сейчас информационный выпуск. После него подведем итог голосования, которое у нас продолжается. 

С. РЫБКА: 10 часов, 34 минуты. Председатель партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин в студии «Русской службы новостей». Он не первый раз выступает с инициативой внести в Конституцию фрагмент, поправку, реплику, как угодно это можно организовать, можно даже целую статью под это выделить, которая бы декларировала, что православие – это некий стержень. 

С. БАБУРИН: Духовный стержень нравственности и культуры нашего общества. 

С. РЫБКА: Вот у меня почему-то даже в памяти не задерживается, хотя я на память не жалуюсь. 

С. БАБУРИН: Ваше светское нигилистическое воспитание даёт о себе знать. Это поколение воспитывалась на том, что якобы давайте будем выше религии. А что выше религии? Человек с его страстями? 

С. РЫБКА: Прочитаю сообщение одного слушателя, которое до какой-то степени указывает на его версию, что может быть выше и важнее религии для гражданина. Но сперва итог голосования. Такие воспитанные, взращённые нигилистами вроде меня, мы в меньшинстве. Большинство, 77,6% целиком и полностью поддерживают Вашу позицию. В Конституции нужно обозначить православие как стержень нашей морали, духовности и нравственности. 

С. БАБУРИН: И это укрепит позиции всех вероисповеданий и укрепит нашу духовность. Я смею Вас уверить, потому что это созвучно всем политическим партиям. Это некая система координат, где добро и зло. 

С. РЫБКА: У меня тут же идея не то, чтобы альтернативного, но такого последующего голосования. Но сперва с этим закончим. 77,6% Вас поддерживают. Да, в Конституции это нужно закрепить. 22,4% против этого. Абсолютно очевидное большинство поддерживает. У меня вот какой вопрос. Вы утверждаете, что внесение подобной статьи укрепит позиции представителей всех вероисповеданий у нас в стране. 

С. БАБУРИН: Конечно. 

С. РЫБКА: Нет опасений, что на каком-то уровне это породит раскол? 

С. БАБУРИН: Ни в коем случае. Вот здесь наиболее опасны недомолвки и двусмысленности. Когда эти недомолвки выдают за толерантность и говорят: «Ах, да, давайте рассмотрим и другие варианты». Вот это хуже всего. У нас уже сложилась система взаимопонимания, взаимоуважения между христианами, мусульманами, буддистами, иудеями. 

С. РЫБКА: Вы говорите конкретно о системе взаимодействия и взаимопонимания в стране между людьми. 

С. БАБУРИН: И между священнослужителями. Обращаю Ваше внимание, что ислам, который традиционно толерантен или, если хотите, традиционно лоялен светской российской власти многие века, он отличается от того ислама ваххабитского, который нам сегодня из Саудовской Аравии пытаются навязывать нашим мусульманам. И поэтому система ценностей, основанная на Коране не должна противопоставлять другим. И на самом деле любой истинно верующий человек Вам подтвердит, что Бог един. И нам не надо спорить об этом. Но я хотел бы, Сергей, о другом сказать. У нас помимо этих формулировок или не формулировок важно, что будет в жизни. У нас сегодня Конституция как благое пожелание. А соблюдается ли в нашей жизни эта Конституция 1993 года? 

С. РЫБКА: Давайте исходить из того, что мы скорее такими наукообразными категориями руководствуемся в этом разговоре. Простите, я просто хотел запустить голосование, пока у нас из головы не высыпалась эта история. Я у Вас спросил, возможен ли конфликт в случае, если такая поправка будет внесена в Конституцию? Ставлю вопрос на голосование. 916-55-81. Если в Конституции будет закреплено положение о том, что православие – духовный стержень нашей нравственности, морали и духовности, вероятен некий очевидный заметный, возможно, впоследствии драматический раскол в российском обществе. 916-55-81 – то есть, внесение этой поправки внесёт некую смуту в российское общество. Довольно опасная может получиться эта история. 916-55-82 – нет, вы абсолютно согласны с Сергеем Николаевичем, который говорит, что это, во-первых, укрепит позиции прочих конфессия и, во-вторых, конфессии, которые существуют уже отлично друг с другом сосуществуют. И такая вещь как поправка в Конституцию раздора не внесёт. 916-55-82 – нет, это, очевидно, не основание для конфликта, внесение подобной поправки. 916-55-82. 

С. БАБУРИН: Сергей, почему я убежден, что это наоборот нормализует нашу ситуацию в обществе. Любой человек, приезжающий к нам на работу, приезжающий на постоянное жительство, должен принимать ту систему ценностей, которая у нас есть. Если он скажет: «Да мне наплевать на ваше православие, наплевать на ваши устои, на ваш образ жизни». Вот такие люди нам не нужны. И мы должны на берегу любому гостю говорить: «Не появляйся в чужом монастыре со своим уставом! Если ты едешь в Россию, изволь жить так, как живёт русский народ». 

С. РЫБКА: А если ты родился здесь. И вот как-то тебе не живётся. 

С. БАБУРИН: Все, кто родились, они должны… 

С. РЫБКА: Что значит должны? 

С. БАБУРИН: Они должны соблюдать нравственные принципы. Все, кто не соблюдает нравственные принципы, они перестают соблюдать и законы, и продолжают жить уже в местах отдалённых. 

М. ЯКИМЕНКО: Вот смотрите, Кирилл пишет: «Что прикажете делать атеистам? Чемодан, вокзал!». 

С. БАБУРИН: Ни в коем случае. Вы знаете, давайте так, давайте отличать атеизм как веру в то, что Бога нет, и атеизм воинствующих безбожников, которые сносят всё, что относится к религии, разрушают храмы, уничтожают уважительное отношение ко всему, что связано со святыми, с какими-то культурными религиозными традициями. И заметьте, такие люди опасны всем вероисповеданиям без различия. А вот, если человек просто имеет убеждения, что, ну, как у многих у нас, как у меня в юности, например, руки не доходили и разум не добегал, просто размышлять на тему есть Бог или нет. И априори, читая книжки, говорили: «Ну, раз написано в кратком курсе истории ВКПБ, что Бога нет. Значит, Бога нет». Не надо лишать людей права на заблуждение. И такое вероисповедание как атеизм тоже имеет право на существование. Кто-то верит в Бога, кто-то верит, что его нет. 

С. РЫБКА: Сергей Бабурин в студии «Русской службы новостей». Через минуту вернёмся, подведём итог голосования. 

С. РЫБКА: Итак, итог голосования предлагаю вашему вниманию. 26,6% наших слушателей полагают, что, если в Конституции России внести поправку, декларирующую стержневую морализующую роль православия в Российской Федерации, если такая поправка будет внесена, вероятен какой-то конфликт, какой-то раскол, в общем, грозит неприятностями. Так полагают 26,6%. 73,4%, большинство, подобное Сергею Бабурину, который у нас здесь в студии, убеждены, что всё будет в порядке. Мы готовы к подобным поправкам, к подобным изменениям. 

М. ЯКИМЕНКО: Не надо просто перегибать палку, наверное. 

С. БАБУРИН: Всё надо делать по-умному. Не надо вот как с Академией наук нашей поступили, вот таких глупостей не надо делать, особенно, применительно к тому, что касается духовных основ общества. 

М. ЯКИМЕНКО: Но, к сожалению, мы говорим, что не надо, а в итоге всё равно получается. Хотели как лучше, а получается как всегда. 

С. РЫБКА: 95-ый, судя по всему, законченный материалист. Вот что пишет: «Народу что надо? Простая крыша над головой, медицина, образование за счёт государства, своё сельское хозяйство, научные открытия, и следствие этого – производство для нужд народа. Равенство всех перед законом. Вот идеология и цель государства. Религия, лозунги и так далее народу не нужно. Религия для тёмных людей», - подытоживает он. Вот из этого состояния идеология родиться? 

М. ЯКИМЕНКО: Тут пишут про мракобесие и так далее. 

С. БАБУРИН: Радиослушатель очень правильные вещи констатирует, но делает из них неверный вывод. Он вообще из тех его посылов не следует. Надо добиваться и того и другого, потому что мы сможем достичь всех обозначенных им целей, если у нас будет нравственная власть, и избиратель будет верить в эту власть, а не считать, что он обречён жить с любым начальником, бесправен как сегодня. 

С. РЫБКА: Нравственность властьпридержащих мгновенно возрастёт? 

С. БАБУРИН: Наверно, нет. 

М. ЯКИМЕНКО: Будем ждать. 

С. БАБУРИН: Но у нас появится, по крайней мере, некий критерий как с них спрашивать и что с них спрашивать, чтобы это чудовищное расслоение, чтобы было понятно, человек, имеющий миллиарды и покупающий яхты и спортивные клубы в то время, как у нас пострадавшим в Хабаровске или Комсомольске выдают по 10 тысяч рублей и считают, что государство выполнило свои обязательства перед ними. Вот эта ситуация безнравственная! 

С. РЫБКА: Есть конкретный вопрос. Если воспринимать Конституцию нашу как символ страны, в том числе, один из символов – этого нет в тексте сообщения, я просто равняю – Конституция, а есть ещё гимн. И вот Сергей спрашивает: «А в нашем гимне отражена православная основа России?». 

С. БАБУРИН: Там еще есть ключевое слово, которое не нравится. 

С. РЫБКА: «Россия – священная наша держава». 

С. БАБУРИН: Нет. Там есть ещё и упоминание о Боге. 

М. ЯКИМЕНКО: «Нам Богом…». 

С. БАБУРИН: Да. То, что не понравилось некоторым левым политикам, они требовали исключить из текста упоминание о Боге. Но не надо выкорчёвывать из себя душу собственную! А что касается всей Конституции, то не может быть справедливости и порядка, основанного на крови. Конституция 1993 года стоит костях погибших у Верховного Совета. 

С. РЫБКА: Вы её наделяете каким-то мистическим свойством, исходя из этого? Вы говорите: «Стоит на костях, на крови». 

С. БАБУРИН: А Вы знаете, русский человек – это, прежде всего, человек духа, поэтому у нас были подвижники во времена, когда религия признавалась, и были люди, бросающиеся на амбразуру, чтобы спасти других во времена, когда атеизм стал главенствовать. Просто сила духа для нас всегда играла большую роль. Этим мы отличались от западного эгоизма. Чувством сострадания и солидарности. И не делайте вид, что оно в Вас отсутствует. Вы его ,может быть, глубоко прячете. 

С. РЫБКА: Я делаю какой-то вид, который сейчас имею. Просто читаю сообщение наших слушателей. 17-ый вот что пишет, как он трактует вообще Ваше предложение с этой поправкой. 

С. БАБУРИН: Это 17-ый тот из фильма? 

С. РЫБКА: Вряд ли. Нет. «Поправка позволит русским не бояться мусульман». 

С. БАБУРИН: Не только мусульман. 

С. РЫБКА: Вы полагаете сейчас, что мы боимся мусульман. 

С. БАБУРИН: Нет. Русский боится в том, что его обвинят, что он националист. Вы знаете, я сталкиваюсь с огромным числом людей, которые здравые, которые нормальные, которые вменяемые, но как только они слышат «русское», они начинают настораживаться. 

С. РЫБКА: Мне кажется, мы уже привыкли. 

С. БАБУРИН: У нас не принято произносить в приличном обществе слово «еврей» и слово «русский». Ну, зачем бояться этих слов? 

С. РЫБКА: Мне кажется, мы это уже преодолели. Мы преодолели уже какие-то опасения перед словом «национализм», в том числе. 

С. БАБУРИН: О, Вы знаете, до сих путаница национализма и шовинизма. Вот я, например, всем говорю: «Национализм – это любовь к своей нации и к своему народу». Любой человек должен любить свою нацию, свой народ. И не надо путать национализм с шовинизмом как с ненавистью к другим, как с чувством исключительности. Вот у нас, когда Обама сейчас говорит, что американцы – это избранная нация. Это что? Это уже не национализм. Он уже делает шаг как раз в сторону шовинизма ,потому что все другие нации не такие избранные. 

С. РЫБКА: Можно Вас по случаю попросить прокомментировать? Вы припомнили высказывание Барака Обамы. Вы знаете, что Лукашенко сказал в след Обаме после того, как он назвал американцев избранной нацией? Лукашенко рассудил примерно так. Не дословно цитирую, но суть точно передаю, как мне кажется: «Он Обама, чернокожий. Ещё недавно они, чернокожие, были рабами, а сейчас рассуждают о собственной избранности». Примерно так рассуждает Александр Григорьевич. Это, по-Вашему, шовинизм, национализм? На что это похоже, если человек с таких позиций рассуждает о коллеге своём? 

С. БАБУРИН: Я разделяю недоумение белорусского президента, потому что надо раздираться, а что же имел в виду Обама, когда стал говорить. И вот здесь что он имел в виду под американцами? Кого? Во всём остальном, если Вы хотите столкнуть меня с белорусским президентом, Серёж, не получится, многие пытались! 

С. РЫБКА: Ладно, как скажете. Пришло на ум. Это кому-то кажется забавным, кому-то кажется диким, то, что он обращается именно к расовой принадлежности президента США. «200 лет фотоаппаратов не было, а туринская плащаница есть», - странный аргумент от 42-го. Не думаю, что это имеет смысл. 

С. БАБУРИН: Это серьёзная вещь. Не будем, может быть, продолжать тему туринской плащаницы, но есть вещи, которые наука до сих пор не может объяснить. И обращаю внимание, что такие высочайшие учёные, как тот же академик Иван Павлов, физиолог, был глубоко религиозным человеком. Как наши космонавты, летавшие в космос, к Богу приближающиеся, может быть, ближе, их абсолютное большинство – это люди верующие. Вот те, кто кичится верой, кто демонстрирует, это уже показное. 

М. ЯКИМЕНКО: Где грань? Вот Дорофей пишет, например: «Что делать с воинствующими фанатиками РПЦ?». 

С. РЫБКА: Правда, есть такое термин, извините. У нас, во-первых, реклама, но я хочу просто бросить мостик к следующему фрагменту нашего разговора. Есть такой термин, он появился, не знаю, насколько он справедлив – «православный активист». Вот есть такое. Давайте после рекламы Вы прокомментируете. 

С. БАБУРИН: Это ответ воинствующим безбожникам. 

С. РЫБКА: Реклама. После неё мы снова в студии. 

С. РЫБКА: Продолжаем разговор с Сергеем Бабуриным. Коротко, пожалуйста, прокомментируйте такое явление как «православный активист». Вот оно появилось сейчас. Это кто, что? И как к ним следует относиться, по-Вашему мнению? 

С. БАБУРИН: Это очень разные люди. Некоторые – это искренне верующие, которые помогают храмам, помогают священникам, а некоторые, которые начинают навязывать свои якобы православные убеждения всем окружающим, как это было у нас конце 80-ых – начале 90-ых, когда замполиты типа генерала-полковника Волкогонова, учившие нас коммунистическому воспитанию. Быстро перекрасились и стали проповедовать антикоммунизм. Вот сейчас я очень хочу, чтобы мы не впадали в доверие некоторым людям, которые близки к провокации, которым, видите ли, не нравится картина Репина «Иван Грозный убивает своего сына». 

С. РЫБКА: Вы эту инициативу не приветствуете, соответственно? 

С. БАБУРИН: Я не приветствую ни одну глупость! 

С. РЫБКА: Понятно. Разумная позиция. Давайте, извиняюсь сразу перед всеми, кто пишет нам сообщения. Очень их много, просто нет, к сожалению, времени. Обещали право дать высказать вслух кому-то в эфире. соответственно, вас сюда и приглашаем. 788-107-0 – это телефон прямого эфира. Ваши вопросы Сергею Бабурину. Алло, здравствуйте. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Православный активист – это ещё существует со времён Христа. Это те 70 апостолов, которые просто проповедовали Христа. Они не навязывали никому ничего. Они просто проповедовали, а человеку давали право выбирать. А те, кто навязывает, это нельзя назвать активистами. Это нечто другое. 

С. БАБУРИН: Спасибо. Очень правильно. 

М. ЯКИМЕНКО: Мы как-то перешил в такую религиозную тему. 

С. РЫБКА: Да нет, просто грань проходит. 

С. БАБУРИН: Тонкая грань. 

С. РЫБКА: Грань между теми, кто навязывает и теми, кто исповедует. 

С. БАБУРИН: Нет, проповедовать и навязывать – это разные вещи. Я согласен с радиослушательницей. Уважительность должна лежать в основе любых мировоззрений. 

С. РЫБКА: Да, согласен. В эфире Вы, здравствуйте. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Татьяна Васильевна. Мне кажется, Вы ушли немножко от темы. Вы говорили «белое» и «красное» движение. Если Вы помните, после 1993 года в России появились такие знатные фамилии людей первой волны миграции? И потом они быстро разобрались, что это те же люди, даже фамилии не изменили…Гайдар. Они поняли, что в России власть захватили те же, что и в начале 1917 года. 

С. БАБУРИН: Те же троцкисты. Совершенно правильно! Эта троцкистская идеология, которая губила нашу страну в начале XX века, она в конце XX века реанимировались, выдавая себя за демократию и либерализм. И сегодня наша экономическая политика под их полным контролем. К сожалению, вся страна под контролем. 

С. РЫБКА: Спасибо. Мы в таком режиме блица сейчас отвечаем на ваши вопросы. 788-107-0. Вы в эфире. Здравствуйте….нет, извините. Давайте попробуем с Вами разговор. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Михаил. Вы знаете, становится страшно, когда один из главных фарисеев заявляет, что мы будем загонять страну в нравственность. Как это было, как они загоняли, мы видели. 

С. БАБУРИН: Это Вы про 1993-ий? 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Вы совершенно правы, что западная цивилизация, вот это слово «эго», «исключительность», она построена на иудейской…то есть, на каббале. И не случайно говорят, что даже финансовый станок принадлежит одной из сект. 

С. РЫБКА: Спасибо. Глубоко капнули. 

С. БАБУРИН: Для меня не совсем понятно, кто куда загонял. 

М. ЯКИМЕНКО: И что за печатный станок. 

С. БАБУРИН: Начал за упокой, кончил за здравие. Но про станок он тоже прав. Давление мирового лобби на руководство России, конечно, всегда было и есть. Но любому давлению можно противостоять, опираясь и отстаивая свои национальные интересы! 

С. РЫБКА: Слушатель, видимо, полагал это лобби еврейским, он к этом у вёл. Он неоднократно повторил, что это около того. Давайте не отвлекаться. Чёрт с ними. Последний, пожалуй, комментарий, последний вопрос, возможно. Да, здравствуйте. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. 

С. БАБУРИН: Здравствуйте. 

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей Николаевич, меня зовут Фарида. Я мусульманка. Но я поддерживаю, что духовный стержень – это православие. И с удовольствием всегда слушаю православную радиостанцию «Радонеж». 

С. РЫБКА: Спасибо за рекламу коллег в эфире «Русской службы новостей». 

С. БАБУРИН: Нет, но, тем не менее, это искренние слова о том, что нравственность общая. 

М. ЯКИМЕНКО: И подтверждает наше голосование. 

С. РЫБКА: Это подтверждение того, о чём мы многократно говорили. Благодарим Сергея Николаевича Бабурина, председателя партии «Общероссийский народный союз» за то, что в гости сегодня с утра к нам пришёл. С ним прощаемся. 

С. БАБУРИН: Спасибо! 

С. РЫБКА: Всего доброго! Далее спорт на РСН.

 

 

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Вход