Если крикнет рать святая: "Кинь ты Русь, живи в раю!" Я скажу: "Не надо рая, Дайте родину мою" С.А.Есенин
Расширенный поиск
Среда, 18 Декабря 2013 18:40

ВРЕМЯ 2

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

АДМИРАЛ

С 9 октября в прокате историко-биографическая драма об адмирале Колчаке. И хотя роли по обычаю оказались распределены между «своими» актерами, без которых нынче не обходится ни один коммерческий фильм, картина Андрея Кравчука получилась действительно героической. Взывающей к лучшим чувствам. Равно как и достойной оказалась игра актеров, прежде тративших свой талант на участие в фильмах «Бригада», «Ночной дозор», «Ирония судьбы-2». Белая гвардия ни на минуту экранного времени не оказалась в «Адмирале» высмеянной или же каким-то образом показанной слабой, сомневающейся в правде своего дела. Напротив — Константин Хабенский (адмирал Александр Колчак) и Сергей Безруков (генерал Владимир Каппель) создали образы преданных Родине православных воинов, готовых до конца сражаться с одолевающей Россию Красной армией. А бок о бок с такими командирами ценой своей жизни отстаивают Омск, Иркутск, Елабугу и рядовые белые солдаты. И пусть число их не велико — зато движет ими великая идея безоглядной преданности православной монархии.

Колчак и Каппель отнюдь не показаны бутафорскими историческим манекенами, далекими для современного зрителя от проблем нынешнего времени. Образы весьма актуальны. Ведь не смотря на гибель Императора, крушение прежнего благородного мира, основанного на христианской вере и служению Отечеству, у этих воинов остается сильно и непоколебимо духовно-нравственное начало. Оно-то и дает им силы посреди кровавой войны с немцами и братоубийственной войны с дикими полчищами большевиков сохранять в себе силу духа. Православные священнослужители благословляют на освободительную войну белое войско, как когда-то в 14 веке благословил русских на битву с татарами великий святой Сергий Радонежский. По-отечески благословляет Колчака в их последнюю встречу и доверяет ему Черноморский флот император Николай II (Николай Бурляев). Мгновение — и камера на контрасте показывает разнузданные толпы красных матросов, с глумлением и гиканием колющие штыками обезоруженных белых командиров. Так изменилась Россия, чье новое «правительство» попрало национальные традиции и выбрало путь насилия, бездуховности. У каждого образа, Колчака и Каппеля, остается выдержан свой характер. Казалось бы, зачем высшему командованию в лице генерала Каппеля жертвовать своей жизнью и отказываться на морозе менять мокрые сапоги на сапоги другого воина? Обморожение конечностей Каппеля, как известно из истории, привело генерала сначала к ампутации ног, а затем к смерти. Но именно такое отчаянное геройство в фильме как раз и делает акцент на полной безысходности положения обреченной армии перед большевистскими бесами. Не остается патронов у войска Каппеля, но остается молитва и честь. За веру, Царя и Отечество стройными рядами со штыками наголо белое войско идет на смерть под обстрелом красных пулеметов. Это реконструирован знаменитый исторический эпизод отважной гибели каппелевцев. Такие фильмы — редкость на нашем экране. Будем надеяться, что «Адмиралъ» лишь открывает собой череду творений православно-патриотического духа!

Колчаку весь фильм тем или иным образом как профессиональному воину приходится наступать на горло собственной песне, принимать важнейшие стратегические решения, поражающие своей дальновидностью и жертвенностью. Сначала как адмирал, самостоятельно стреляющий по немецкому кораблю из пушки, когда вся остальная команда полегла под обстрелом, затем как единственный представитель Российского Правительства, взявшийся дать отпор большевикам — Колчак показан человеком чести. И помогает ему оставаться верным Российской Империи православная молитва и преданность данной Императору присяге. В основе его поступков — безграничная и священная любовь к Родине. Не случайно в фильме несколько раз цитируются слова апостола Павла: «А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор. 13,13).

История Адмирала — урок для сегодняшнего зрителя. Ведь Колчак оказался предан на смерть «союзническими» войсками чехов и французов, так что поневоле приходит на ум мысль о пропагандируемой нынче идее наемнической армии. Которая, якобы, способна заменить армию национальную и тем самым освободить наших «слабеньких» подростков от «мучений» в российских казармах. История доказала — наемники и прочая «иностранщина по духу», ради собственной выгоды принявшая российскую сторону, никогда не будет жертвовать своей жизнью ради спасения России! Банальный пример тому — французский генерал Жаннен, лично пообещавший Колчаку безопасный проезд через оккупированную большевиками железнодорожную станцию и затем с легкостью нарушивший слово, стоило ему оказаться пред лицом жаждущего крови красного пролетария. В случае невыдачи большевикам Верховного Правителя, красные угрожали Жаннену взорвать Кругобайкальские тоннели и отрезать генерала и чехословаков от Приморья. И предатель сделал свой выбор. Но Колчак с его национальным мышлением, далеким от мышления всяких «временщиков», предвидел подобный исход. Едва встретившись с генералом Жанненом, он смог доверить иностранцу лишь командование чехами, отнюдь не русской армией! Фильм «Адмиралъ» эту ясную национальную идею не замалчивает.

Картина пронизана любовью. На фоне военных событий разворачивается история любви Адмирала к замужней даме Анне Васильевне Тимиревой (Елизавета Боярская). Поначалу так и ждем подвоха. Неужели белый адмирал, русский аристократ духа будет выставлен в современной экранизации этаким прелюбодеем, увлекшимся очередной светской красавицей, наплевавшим на страдания жены (Анна Ковальчук) и сына? Но пятилетняя история любви к Тимиревой (с 1915 года по 1920), кстати основанная режиссером на реальной переписке влюбленных, была слишком возвышена и выстрадана, чтобы служить к запятнанию чести обоих. Сложно назвать греховной страстью платоническую связь людей, несколько лет довольствовавшихся одной перепиской и вынужденных только верить в преданность друг друга на расстоянии. Знатная госпожа Анна Васильевна последовала за возглавившим Белое движение Колчаком в Омск, только чтобы издали видеть его, в должности простой сестры милосердия проводя свои дни в служении раненным. Любовь и служение Родине тесно переплетены. «Пусть будет и моя заслуга в деле спасения Отечества», — решает Тимирева. Целомудренность этой любви-жертвы выражена в скупых словах Колчака: «Я должен знать, что Вы есть». Последние дни жизни Адмирала были скрашены долгожданным воссоединением с Анной Васильевной. Впрочем, часть этих дней они провели в разных камерах, встречаясь лишь в тюремном дворе. Жертвуя собой для Отечества, Колчак и свою любовь освятил идеалом самопожертвования. А Тимиреву после казни Адмирала ждали 37 лет лагерей.

Символична сцена расстрела Александра Колчака. Его тело большевики топят в крещенской проруби, «иордани», имеющей форму креста. Но смертью фильм не заканчивается! Крест Христов остался в фильме исконным символом победы вечной жизни над смертью, символом избавления от земных страданий и воскресения души в Боге. Последний трагический аккорд доносит до нас явную мысль режиссера — на том историческом этапе национальная идея потерпела поражение от безбожных сил, но именно Национальная Идея несет на себе благословение свыше!

Екатерина Репьева


Спасают банковские души

Страны зоны евро, главы государств которых собрались на совещание в Париже, согласовали план выхода из банковского кризиса, выразив твердую уверенность в том, что не позволят развалиться ни одному крупному финансовому учреждению евроевропы.

Лидеры 15 государств, к которым присоединился так же и британский премьер Гордон Браун, выразили непоколебимую убежденность в том, что обеспечат гарантии межбанковских займов до 2009 года и будут вкладывать деньги в кредитные организации путем покупки их акций. Таким образом, частная банковская собственность постепенно будет размываться собственностью государственной, что теперь, в условиях кризиса, не очень смущает рыночных экономистов.

Как считает президент Франции Николя Саркози, в настоящее время председательствующего в Евросоюзе, меры носят беспрецедентный характер. Европейские лидеры достигли рамочного соглашения, согласно которому отдельные страны будут инвестировать капиталы в свои банки, покупая их привилегированные акции. Как идея будет осуществляться на практике, мы узнаем уже в ближайшие дни: правительства Германии, Франции, Италии и других стран представят свои индивидуальные программы выхода из кризиса. О том, насколько серьезно пошатнул рыночные устои порожденный в США кризис, Саркози сказал буквально следующее: «За последние несколько дней кризис достиг такой стадии, что дальнейшее промедление, как и выработка автономных подходов стали неприемлемыми».

Разумеется, гарантии банковских кредитов будут предоставляться на коммерческих условиях. Как считают разработчики «стратегии спасения», некомпетентные администраторы банков будут смещены с постов, а слишком торопливые акционеры из тех, что поспешат продать падающие в стоимости ценные бумаги, ничего не выиграют от государственного вмешательства. При этом французский президент сказал, что план затрагивает все аспекты финансового кризиса, но не уточнил, в какую сумму он обойдется.

Участвовавший во встрече глава Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу, заверил, что новый план «положит конец чрезмерному пессимизму рынков». По его словам, «принято правильное решение для Европы, нашего бизнеса и наших граждан». Экономисты утверждают, что ключевой проблемой кредитного кризиса остается нежелание одних банков давать деньги в долг другим. Почему и потребовалась третья сила, чтобы решить проблему путем государственного обеспечения межбанковских займов. Средства, предоставляемые на срок до пяти лет, будут гарантированы государством, что не означает, что банкам не придется платить проценты за них по коммерческим ставкам. Страны еврозоны намерены не допустить разорения крупных финансовых учреждений и, если возникнет необходимость, предоставят банкам дополнительные капиталы. На парижской встрече, придавая ей действительно всеевропейскую значимость, присутствовали председатель Европейского центрального банка Жан-Клод Трише, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, председатель Еврогруппы, премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер.

Надо сказать, что об активном вторжении государства в банковский бизнес сейчас говорится широко и открыто. К примеру, Кабинет министров Франции собрался на специальное заседание, чтобы утвердить законодательство, предлагающее государственные гарантии и рекапитализацию попавшим в беду банкам — то есть, пути возвращения банкам независимости от бюджета. Министр финансов Португалии объявил о выделении 20 млрд. евро на обеспечение гарантий банкам. Норвегия займет 41 млрд. евро, чтобы оплатить меры по предоставлению дополнительной ликвидности финансовым рынкам. Австралия обязалась гарантировать все депозиты в банках, строительных компаниях и кредитных союзах в течение следующих трех лет. Новая Зеландия гарантирует все банковские вклады на два года. Уже объявленный британский «план спасения» предусматривает выделение 50 млрд. фунтов (85 млрд. долларов) для выкупа долей в крупных банках и еще 200 млрд. фунтов на краткосрочные кредиты Банка Англии, а также предоставление гарантий межбанковских кредитов на сумму 250 млрд. фунтов.

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что будет проведена реструктуризация проблемных банков страны. Ряд учреждений будут частично национализированы. Правительства также снизят требования к контролю над оценкой ценных бумаг, разрешив банкам оценивать их по стоимости размещения, а не по текущей цене. Ободренные единомыслием, европейские политики, по словам британского премьера Гордона Брауна, ожидают, что восстановление доверия к банковской системе произойдет уже «в ближайшие несколько дней». «Решения, которые мы примем в ближайшие дни, станут решениями, которые отразятся на нас на долгие годы вперед», — считает Браун.

Любопытно, что совпадения во взглядах на разразившийся кризис таки не хватило, чтобы создать общеевропейский фонд для борьбы с ним — по образцу американского плана помощи на 700 млрд. долларов. В свою очередь, министр финансов США Генри Полсон сообщил, что Вашингтон намеревается, впервые с 1930-х годов, делать непосредственные инвестиции в банки, что вполне равнозначно британской программе частичной национализации банков. Но план преодоления глобального финансового кризиса по-американски, который они назвали «самым тяжелым за последние полвека», на Потомаке выглядит несколько иначе. После встречи с министрами финансов стран «Большой семерки», президент США Джордж Буш заявил, что финансовый кризис требует глобального ответа. «Мы должны удостовериться, что действия одной страны не противоречат действиям другой и не подрывают их», — сказал американский президент. «США предстоит сыграть особую роль, возглавляя ответ на этот кризис, — считает он. — Именно поэтому я созвал эту встречу утром в Белом доме и поэтому наше правительство продолжит использовать находящиеся в нашем распоряжении инструменты для разрешения кризиса».

Как заявил Буш, было принято решение действовать в интересах налогоплательщиков. Однако сама встреча окончилась быстрее, чем предполагалось. Она продолжалась всего около получаса. Может быть, поэтому остался так и не раскрытым механизм того, что же на самом деле приобретет американский налогоплательщик, средствами которого США будут спасать от банкротства свои частные банки в финансовом кризисе, который сами американцы назвали «самым тяжелым за последние полвека». Вместе с тем, глава Международного валютного фонда (МВФ) Доминик Стросс-Кан подверг резкой критике план действий министров финансов стран «Большой семерки» по выходу из финансового тупика. По его словам, ведущие индустриальные державы мира сделали недостаточно для восстановления доверия рынков. Он считает, что сомнения в состоятельности ряда крупнейших финансовых институтов США и Европы толкает мировую финансовую систему на грань системного краха. И, в свою очередь, пообещал кредитовать страны, финансовая система которых находится под угрозой краха. «Мир должен знать, что мы поможем странам, которые в этом нуждаются», — считает глава МВФ.

Приглашенный на встречу в Вашингтон министр финансов России Алексей Кудрин заявил, что Россия примет участие в разработке антикризисных мер, которой занимаются страны «Большой семерки». По его словам, «в этот раз на заседании Россия подключается к рассмотрению вопроса, который обычно „семерка“ рассматривает в своем составе. Вопрос мирового кризиса будет рассматриваться с участием России». По завершению встречи в Вашингтоне министры финансов, так же, как и их коллеги в Европе, заявили о готовности работать вместе для стабилизации положения в мировой экономике. Но ничего конкретного пока не выложили на стол. 

Елена Пустовойтова


Евросоюз готов гарантировать несвободу

Один из самых длительный конфликтов в Европе — в Приднестровье — может дойти до точки кипения. Так заявил глава непризнанной республики Игорь Смирнов на встрече со спецпредставителем Евросоюза (ЕС) в Молдавии Кальманом Миджеем.

Он утверждает, что, несмотря на давно прилагаемые политические усилия, «Приднестровье и Молдавия стоят на диаметрально противоположных позициях. Сегодня есть необходимость проведения встречи с Ворониным (президентом Молдавии) для определения первоочередных вопросов, требующих и не находящих решения на уровне экспертных групп».

Требования приднестровцев неизменны: они добиваются равноправия, невмешательства во внутренние дела республики и того, чтобы решения достигались путем прямой договоренности сторон. Учитывая недавнюю интервенцию Грузии в Южной Осетии, там особо настаивают на выработке договоренности о неприменении силы. Понятно, что речь идет де факто о государственно независимости Приднестровья.

В свою очередь, спецпредставитель Евросоюза заявил, что ЕС готов гарантировать только специальный автономный статус Приднестровья в составе молдавского государства. «Мы можем гарантировать специальный автономный статус Приднестровья в составе молдавского государства, и здесь существуют разные модели в рамках ЕС», — заявил он на заседании комиссии по иностранным делам Европейского парламента, где представил доклад о нынешних отношениях ЕС с Молдавией в контексте событий на Кавказе. Кальман Миджей подчеркнул, что «урегулирование конфликта в Приднестровье путем федерализации Молдавии недопустимо» и «любая попытка федерализации будет пресечена еще на старте».

Понятно, что результатом длительного противостояния в Приднестровье стала определенная покладистость молдавского руководства. Оно предлагает Приднестровью статус республики с широкими правами. В соответствии с проектом закона, предложенным Кишиневом, в составе единой Республики Молдавия Приднестровье получит свою символику и право законодательной инициативы в парламенте. «При этом в случае изменения статуса независимости молдавского государства Приднестровье получает право выхода, — говорит Президент Молдавии Воронин. — Оно также полностью формирует свой бюджет. В целом оно получает больше полномочий, чем субъекты Российской Федерации».

Опасаясь, вместе с Западом, что Россия может признать независимость Приднестровья так, как она это сделала с Абхазией и Южной Осетией, руководство Молдавии предлагает подписать при воссоединении страны механизм гарантий, который положит предел взаимному недоверию. Из российских источников в Министерстве иностранных дел известно, что вопрос по Приднестровью близок к урегулированию. Стороны выражают готовность вернуться к российскому «плану Козака» 2003 года, отвергнутому тогда Молдавией из-за пункта о размещении на ее территории российского военного контингента сроком на 30 лет. Теперь, очевидно, острота этого вопроса спала.

В свою очередь, президент Молдавии не раз опровергал возможность вступления страны в НАТО, поскольку по конституции Молдавия имеет статус постоянного нейтралитета, который, предусматривает невступление ни в какие военные организации. И изменение этого статуса возможно только через конституционный референдум. А в случае присоединения Приднестровья, участие его избирателей в таком референдуме окончательно не позволит сторонникам вхождения в НАТО набрать необходимый процент голосов. Складывается впечатление, что, при совпадении точек зрения на самые острые проблемы взаимоотношений, лишь отсутствие политической инициативы сковывает «объединительный процесс». «Я бы хотел, чтобы кто-то взял на себя инициативу и внес конструктивные предложения по приднестровскому урегулированию, которые все остальные одобрили бы. Мы и все остальные участники переговорного процесса ждут, чтобы эту инициативу взяла на себя Россия», — считает и сам Президент Молдавии.

Таким образом, по замыслу молдавского руководства, переговоры по урегулированию конфликта должны проходить в формате «5+2» (Молдавия, Приднестровье, ОБСЕ, Россия, Украина и наблюдатели от США и ЕС). Президент Молдавии даже готов приехать в Тирасполь на переговоры с лидером Приднестровья Игорем Смирновым — от чего он отказался 9-10 октября, как предлагало ему руководство непризнанной республики.

Отвечая журналистам на вопрос, почему, Президент Воронин ответил: «Не знаю, зачем этому уделяется такое большое внимание. Мы не встречались семь лет, и никто так сильно не переживал. Плохо, что мы давно не встречались. В апреле мы говорили в Бендерах. По паритету положено было бы встречаться на другом берегу Днестра. Мы поняли, что Смирнов просто боялся приехать. Спросил бы, каковы механизмы безопасности. В Бендерах я говорил ему, что он может ездить по всей нашей единой Молдове. Более того, обещал ходатайствовать, чтобы с него и с группы так называемых руководителей Приднестровья сняли ограничения на поездки в страны ЕС. Послал письмо, в котором написал, что, поскольку мы начинаем более конкретно проводить переговоры, встречи и консультации, прошу снять ограничения. В ЕС положительно отнеслись к моему запросу. Тогда же я сказал: „Пожалуйста, я готов ехать в Тирасполь“. Но не 9-10 октября, во время саммита СНГ в Бишкеке, как они предложили».

Теоретически вопрос снят. Проект закона Молдавии о статусе Приднестровья и механизм гарантий его выполнения, очевидно, то же может стать стимулом для сближения позиций. Но надежда на российскую инициативу в процессе сближения все-таки видится главной составляющей успеха в нем. И расчет этот имеет под собой серьезные основания. Во-первых, политически Молдавия готова идти в ногу с Россией не только в вопросе о расширении натовских границ. Страна приостановила свое членство в ГУАМ (страны члены — Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия), инициатором которого стала Грузия. «За все годы ее существования в этой организации не был реализован ни один проект. Я не понимаю организаций, которые не имеют определенной цели, которые (особенно сейчас это проявилось) направлены против других стран», — считает Президент Молдавии.

Традиционно высокий уровень отношений у Молдавии с Россией. В прошлом году торгово-экономический оборот превысил 1 миллиард долларов США. Мирно разрешился конфликт с поставками молдавского вина на российский рынок. И что не менее важно — в стране не пытаются после распада СССР переписать историю, здесь не закрыли ни одной русской школы и, наоборот, открыли дополнительные группы обучения на русском языке в вузах и колледжах. Депутаты в парламенте выступают на двух языках — молдавском и русском. В стране 860 памятников русским воинам, погибшим в Великую Отечественную. И, как говорит Президент Воронин, «в послевоенные годы и позднее многие из них строили из недолговечных материалов. Сейчас на их месте мы ставим новые памятники из капитальных материалов, обустраиваем площади вокруг них».

Общее прошлое, если оно живо и почитается с честью, всегда может стать хорошей дорогой в будущее. Вот на что и надеется, по-видимому, молдавский Президент и его правительство. Поэтому не столько поддержка ЕС, сколько помощь России и видится ему главной опорой в решении приднестровского конфликта. 

Антон Бобров


Европа уже не сердится

О том, что санкции и угрозы в сторону Белоруссии не более, чем политическая конъюнктура, догадаться было несложно. И теперь, когда изменился вектор политики ЕС, Европа обернула к белорусам свое ласковое лицо — вполне ожидаемо, впрочем.

Факт не требует доказательств: пусть и не соответствуют европейским стандартам прошедшие в Белоруссии выборы, а стали белорусы теперь Западу милей. Европейские политики, посчитавшие выборы не полностью демократическими, тем не менее, выказывают готовность пойти на отмену введенных против страны санкций. Евросоюз готов простить! Министры иностранных дел ЕС приняли решение временно разрешить въезд на территорию ЕС Президенту Белоруссии Александру Лукашенко. Решение, способное потрясти воображение любого, кто интересовался отношениями этого государства с Западом. Иначе как «последним диктатором Европы» Президента там никто и не называл, и даже алчные к прибыли западные банки растоптали собственные аппетиты, чтобы не давать ни доллара взаймы «на укрепление диктатуры». Теперь въезд будет разрешен не только Президенту Лукашенко, но и другим представителям белорусского руководства, в отношении которых ранее действовали визовые ограничения — они сняты на полгода.

Что же стряслось на европейском Олимпе? Представители Франции, которая в настоящее время председательствует в ЕС, разъяснили, что, снимая ограничения, европейские страны хотят поощрить развитие демократии в Белоруссии. Формальным поводом к смягчению позиции Евросоюза по отношению к белорусскому руководству стало освобождение из заключения одного из лидеров белорусской оппозиции Александра Козулина, студента и активиста оппозиционной молодежной организации «Маладый фронт» Андрея Кима и предпринимателя Сергея Парсюкевича, которых на Западе считали политическими заключенными. Но особенно Европе понравилась выдержка, проявленная Александром Лукашенко в ходе грузино-осетинского конфликта. Вместо того, чтобы сразу и безоговорочно признать независимость Абхазии и Южной Осетии, Президент Лукашенко не торопился, то ссылаясь на ОДКБ, то на необходимость прежде провести выборы и сформировать новый парламент. И даже тогда, когда, все препятствия на пути к признанию независимости кавказских республик в Белоруссии были устранены, Лукашенко не торопится сделать последний шаг.

Надо напомнить, что в течение двух лет въезд на территорию Евросоюза был запрещен 41 высокопоставленному белорусскому чиновнику, включая самого Президента. Запрет был введен после президентских выборов 2006 года, которые, по мнению наблюдателей из западных стран, не были демократическими и прошли с нарушением международных норм.

Вместе с тем, любопытно, что и после этого широко жеста европолитиков, запрет на въезд в ЕС оставлен в силе для четырех чиновников, которых Евросоюз считает ответственными за исчезновения белорусских оппозиционеров, пропавших без вести в 1999-2000 годах, а также для председателя ЦИК Белоруссии Лидии Ермошиной. Еще до этого знаменательного дня за смягчение режима санкций против Белоруссии высказался Европарламент. Мы не сбрасываем со счетов то, что таким образом Европа надеется стимулировать Александра Лукашенко действовать в духе внешнеполитической доктрины Европы в целом — например, и дальше затягивать признание независимости Южной Осетии и Абхазии.

Повторюсь: всеевропейский погонялка к демократии, ОБСЕ, не признало парламентские выборы, состоявшиеся 28 сентября в Белоруссии, полностью свободными и демократическими. Но — большинство стран-членов Евросоюза, в первую очередь Польша и Литва, хотят восстановить политические связи с руководством республики. За рекомендацию к Еврокомиссии пересмотреть режим санкций в отношении этой страны проголосовали 597 депутатов Европарламента, против высказался всего 31 депутат.

Как вы помните, тогда же, в 2006 году, Белоруссия была исключена и из схемы генеральных торговых преференций Евросоюза, а все контакты на уровне европейских министерств с ведомствами этой страны были прекращены. Таким образом, страна почти на два года оказалась не только в политической, но и экономической изоляции. Стало быть, теперь «сладкий пряник» должен заменить так и не сработавший для Белоруссии «кнут».

Расчет Евросоюза, похоже, прост. Выдачу виз для белорусских чиновников разрешают на шесть месяцев, а дальше ЕС будет смотреть, как власти страны отреагируют на этот «пряник». По мнению европарламентариев, за полгода в Белоруссии должны быть изменены законы, ограничивающие демократические свободы граждан, в частности, свободу слова и собраний.

Председатель ОБСЕ Александр Стубб, посетивший Минск для подготовки отчета о положении дел в этой стране для министров иностранных дел стран Евросоюза, охарактеризовал свои переговоры с Александром Лукашенко и главой МИД Белоруссии как конструктивные и высказал мнение, что решение о смягчении санкций может быть принято. Вместе с тем, он предупредил, что некоторые вопросы, например, о полном снятии запрета на въезд в Европу белорусских официальных лиц, пока остаются открытыми и потребуют дополнительных консультаций.

В свою очередь министр иностранных дел Беларуси Сергей Мартынов после встречи с Александром Стуббом заявил, что «мы рассчитываем на то, что Беларусь и Европейский союз откроют новую страницу в своих отношениях, и обе стороны будут работать на достижение этой цели». Понятно, что ЕС и Белоруссия по-разному расценивают смену настроения в Европе. Ведь «новая страница отношений», основанных на добрососедстве, не предполагает «дополнительных консультаций».

Алена Алексеева


Перестройка по-мародёрски

В связи с мировым финансовым кризисом российские олигархи «обнищали» на половину своего состояния. Вагит Алекперов потерял 12,3 миллиарда долларов. Его первый заместитель Леонид Федун — 5,4. Михаил Фридман и Герман Хан («Альфа Групп») 12,1 миллиарда. Но вместо сострадания, в народе чувствуются ирония и злая радость. Потому что миллиардерская скорбь по деньгам — вполне естественное Божье наказание за далеко не благостно проведённую приватизацию. Они уж праздновали победу. Но она оказалась пирровой. Только на берегах Темзы до 200 тысяч семейств, сбежавших из РФ прихватизаторов. Им уж казалось, что вроде бы всё ловко удалось: и перевести народную собственность на себя, и благополучно доставить деньги в иностранные банки, и самим прохлаждаться год за годом без хлопот за кордоном, покупая роскошные яхты и дворцы. Ан, нет, права народная мудрость: неправедные рублишки не навек к рукам прилипли! Бежали эти господа от российских невзгод, а угодили под топор мирового финансового кризиса. От суда Господнего нигде не скрыться!

Сострадать не стоит и по другой причине. Олег Дерипаска, например, потерял 16 млрд. долларов. Потому быстренько вышел из управления компании Hochtieg AG. Но сей концерн России не принадлежит, он являет собой типичный образец глобалистского проекта. По документам — старинная немецкая строительная компания с доброй репутацией, одна из крупнейших в мире. Штаб-квартира находится к Германии. Но немцам, которые, видать, тоже себе давно не хозяева, принадлежит лишь крошечная толика: 6,87% акций. Ещё 25,08% в руках хозяев испанской Actividades de Construccion y Servicios. 4% — у британской Schroders. А остальные космополитические акции гуляют по свету.

О. Дерипаска закупил 9,99 % акций совсем недавно, в мае 2008 года, но уже прогорел. Всю перестройку нам морочили головы, что передел собственности не был напрасным, что она попала в руки «эффективных менеджеров». Сегодня этот миф лопается с позором мыльного пузыря. «Менеджеры» научились главным образом продавать и покупать. Ф. М. Достоевский дал этому свойству определение ещё в девятнадцатом веке: такие дельцы паразитируют на чужом труде, потому что торгуют его плодами. Посредники между производителями, они зачастую обирают реальное производство, снимая с цены все сливки. Россия от этого только в проигрыше. Если же посмотреть, что такое, например, компания О. Дерипаска «Базовый элемент», то можно узнать, что в ней работают не только россияне. Среди более 300 тысяч сотрудников многие проживают в Африке, Австралии, Азии, Европе, в Латинской Америке... Иными словами, ещё один образец структуры глобальной, наднациональной экономики.

Другому «эффективному менеджеру», Роману Абрамовичу, в этом году тоже не повезло. Владелец самой дорогой яхты мира, начинённой даже ядерным оружием, только что потерял 20 млрд. долларов. Но больше всего фортуна напакостила владельцу Новолипецкого металлургического комбината Владимиру Лисину, состояние которого «Форбс» явно недооценил: 7-8 миллиардов долларов. И вот тут хотелось бы поразмышлять. Просто изумление берёт, когда узнаёшь, каким путём наживал собственность этот человек, начинавший свою трудовую биографию в 1975 году обычным слесарем.

Путь его в самые богатые люди мира, конечно, розами устлан не был. Более того, красноречиво доказывает, что никакого скачка из социализма в капитализм за «500 дней» быть не могло в принципе. Капитализм мог прорезаться и закрепиться только в тех местах, где у приватизаторов имелись высокие покровители, которые давали им карт-бланш. И такая «крыша» у г-на Лисина была. Ещё в конце восьмидесятых, когда перестройка делала первые шаги, его покровителем в бизнесе стал Олег Сосковец (в 1991 году министр металлургии СССР). Они были знакомы ещё по работе в советские времена. К началу перестройки г-н Сосковец сделал приятное г-ну Лисину, создав вместе с иностранцами компанию «ТСК-Стил» и поставив его гендиректором. Вывозя за рубеж некондиционный металл, компания зарабатывала в год до 25 миллионов долларов. Конечно, простым гражданам страны Советов, не посвященным в секреты перестройки, такое даже не снилось. Надо же было не только знать, где беспрепятственно взять металл, но и куда его можно вывозить, кто его купит. Такая лазейка в законодательстве была. Ею оба героя и воспользовались.

Следом за Сосковцом Лисин перебрался в Москву. Тут его представили одному бывшему заведующему центральным гастрономом города Одессы, ныне гражданину США, у которого, конечно же, как-то очень кстати, оказалась в управлении компания Trans Commodities, которая стала посредником в передаче сырья с металлургических комбинатов РФ в другие государства. Все эти господа очень приглянулись друг другу. Выуживая из недр страны сырьё, они обменивали его на готовую продукцию из черных металлов, а её продавали на внешнем рынке. Вот и весь «менеджметский» фокус.

Дело было поставлено на широкую ногу. В одном из публичных откровений г-н Лисин сообщает, что в начале девяностых он один (!) контролировал 50% российского экспорта чугуна. Так что капиталистической честной конкуренцией даже и не пахло. Лисину доставались уже сотни миллионов долларов в год. Вопрос: а что — самой России? Что и ради кого мы тогда строили?!

Между тем, Trans Commodities был не просто предприятием. Тут работал выходец из Ташкента Михаил Черной, Искандер Махмудов, нынешний хозяин Уральской горно-металлургической компании — крупного производителя меди. У Михаила был брат Лев, он познакомил г-на Лисина с британским торговцем цветными металлами, считай, ещё одним ловким посредником, Давидом Рубеном. Далее, братья Черные создают Trans World Group, в сферу интересов которой вошли уже не только черные, но и цветные металлы. К ним присоединяется Олег Дерипаска. В итоге, у Дерипаска оказались около десятка алюминиевых и глиноземных заводов, которые раньше принадлежали всем советским трудящимся. TWG работало тоже просто. Оно не владело акциями большинства крупнейших металлургических заводов РФ, но контролировало их. За счёт этого компания без труда стала третьей в мире по продаже алюминия. В 1993 году, когда прилавки магазинов в России были, как по команде, пусты, а Борис Ельцин расстреливал Верховный Совет РСФСР и его защитников, TWG, продавая русский алюминий во все концы света, зарабатывала по 4-5 млрд. долларов в год, мало что оставляя самим заводам — производителям металлов. Миллиарды выручки оседали в карманах посредников-торгашей. Ведь с одной стороны им помогал по-прежнему Сосковец, бывший тогда уже вице-премьером, а с другой — братья Черные.

Вот, собственно, чью власть, собственность и прикрывал, охранял Ельцин танками в центре Москвы 3-4 октября. Да и за братьями тянулся следок, от которого очень плохо пахло. В 1995 году по отрасли прокатилась волна заказных убийств. Совершено покушение на коммерческого директора Саянского алюминиевого завода Валерия Токарева (Лисин был членом совета директоров). Убиты руководители фирм, имевшие свои интересы на алюминиевых заводах: глава банка «Югорский» Олег Кантор, его заместитель Вадим Яфясов и управляющий российским бизнесом другого крупного экспортера металлов, компании АЮС Феликс Львов. О TWG даже Анатолий Чубайс отзывался неприязненно. И едва Олег Сосковец со скандалом ушёл из правительства, TWG стала разваливаться на куски.

Г-н Лисин нацелился на НЛМК. Но 25% акций принадлежали нерусскому финансисту Джорджу Соросу, ещё столько же — гражданам Монако Чандлерам. Каким образом иностранцы погрели руки на российской приватизации, о том надо спросить с ельцинского правительства. Чтобы удобнее было захватить Новолипецкий комбинат, г-н Лисин зарегистрировал свою новую компанию в Ирландии. Братья Черные не сдавались и решили обанкротить НЛМК. На судьбу рабочих им было, конечно, наплевать. И тут Лисин фактически спас завод от умышленного разорения, выкупив пакет акций у иностранцев. А когда вывел свои средства из оффшора, впервые за всё время приватизации позволил НЛМК получить прибыль, с которой пошли налоги в бюджет. Однако комбинат не давал спать и Виктору Потанину, который попытался завладеть контрольным пакетом акций. С его ли подачи, но однажды на комбинат нагрянули аудиторы Счётной палаты, насчитав 160 миллионов долгов перед государством. Лисин ответил тем, что купил 8% акций «Норильского никеля» — главного актива Потанина. Это напугало, и Потанин затих. На дворе был 2000 год. Приватизация бездарно для народа шла уже десять лет и фактически вступала во второй свой этап — передел собственности. О России ли думали эти господа? О русском ли народе?

Эпоха Владимира Путина принесла лозунги о прозрачности и эффективности бизнеса. Подчас они бывали услышаны. Но новорожденные крупные собственники столкнулись с новыми проблемами. В СССР всё было народным, экономика работала по привычным схемам. А тут, чтобы обеспечить НЛМК собственной рудой, г-ну Лисину пришлось купить Стойленский ГОК. Чтобы понизить стоимость электроэнергии, реконструировать ТЭЦ. Понадобилось более дешёвое топливо — пришла нужда в покупке «Северной нефтегазовой компании» и пакета лицензий на разведку газоконденсатных месторождений на шельфе Карского моря. Чтобы «защитить свои экспортные каналы», были приобретены акции двух морских портов: в Туапсе (69,4%) и в Санкт-Петербурге. Новолипецкиий металлургический комбинат завершил сделку и по приобретению 30% доли «Независимой Транспортной Компании», 90% акций двух крупных угольных активов: «Прокопьевскуголь» и «Алтай-кокс»... В общем, жизнь экономики словно начиналась с нуля.

Но самое печальное, что не о таком капитализме изначально шла речь, когда Борис Ельцин выходил на площадях к народу. Ради ли обогащения одного-единственного человека, Николая Лисина, или даже сотни таких, как он, длится кутерьма, длинной в два худших для России десятка лета? Что выиграла страна, доверив распиливание на части своей экономики, земли, лесов, культурного достояния тысячелетнего государства? Всё, чем владеют сегодня нувориши, народу больше не принадлежит. Не принадлежит подчас и России. А г-н Лисин всё покупает и покупает... Московский ОАО «Сити»; «Горбушкин двор»; 100% акций датского производителя стали DanSteel A/S (Данстил) за $104 млн.; лицензию на Жерновское угольное месторождение в Кузбассе; екатеринбургскую компанию «ВИЗ-Сталь», 100% акций уральского предприятия за $550 млн. у международного концерна «Duferco»...

Где же тут пресловутая конкуренция, которая должна развить российскую экономику и вывести нас в мировые лидеры? Очевидная монополия на покупки! У нескольких сотен человек мошна набита, зато 90% граждан существуют в лучшем случае от зарплаты до зарплаты, а иногда на грани нищеты. А Николай Лисин не забывает и о приятном досуге, который, считает, наверное, вполне заслужил: о стрельбе, об общении с женой и тремя детьми. Ему хорошо, он блаженствует! Имеет и свой интерес в «четвёртой власти» — создал, вот, газету «Газета». Надо же поощрять в стране «независимую» прессу. Так что когда мировой финансовый кризис отщипнул от личной империи г-на Лисина ломоть в 22 миллиарда, не думаем, что он не спал потом ночей... Но нам есть над чем задуматься. Узнав такую историю, больше не считаешь удивительным, почему русский народ ничего не выиграл от приватизации. На него и не рассчитывали. Он всё время был вне игры. Очевидно вроде бы, что чувство и право собственности должно строиться на высших национальных интересах. Но кто из политиков приватизации думал о том? Едва был получен сигнал: грабь общенародное, бери, сколько унесёшь, о национальных интересах было забыто. Словно по сигналу явились опытные хищники, скупщики-биржевики, барышники, у которых в голове была одна мысль: взять. В лучшем случае на акционированных заводах трудящиеся овладели сотыми долями акций, несколькими процентами — менеджеры. Но в целом, перестройка прошла под уже знакомым нам лозунгом: «Мы старый мир разрушим до основания...».

Вот и разрушили: общенародное право на собственность, экономические связи, как внутри страны, так и за рубежом, культуру, уважение к морали и нравственному долгу. Так что не только вчерашние директора заводов подчас превращались в мародеров, продававших на сторону всё сырьё, какое только возможно было выкопать из русской почвы. Но и силовые структуры, развращенные маленькими зарплатами, чиновники, ожидающие больших взяток. Потому на днях, вместо того чтобы по-человечески посочувствовать семьям погибших в Перми, родственникам жертв очередного «Боинга», в пермской милиции нашлись молодцы, которые вскрыли хранилище с вещами покойных и похитили ценное. Этот мародёрский дух перестройки не выветрится ещё долго, слишком въелся.

Русский дух интуитивно понимал, что за очередной перестройкой не стоит Божья правда. Искание же Божьей правды было историческим, характерным свойством русского человека. Православное сознание понимало, что торжества справедливости, построения рая в земной жизни может не случиться. И всё-таки всегда стояло на стороне Справедливости и Правды, невинно обиженных и слабых. «Именно поэтому, — писал сторонник народного монархизма Иван Солоневич, — у нас никогда не расценивались чин, как он расценивается в Германии, титул, как он расценивается в Англии, или деньги, как они расцениваются в Америке, — у нас преобладала или имела тенденцию преобладать чисто духовная оценка человеческой личности».

Вот поэтому в нашей крови нет лакейского желания ни славить «новорусских» нуворишей, ни целовать руки «браткам», воспетым в боевиках и модных детективах. Мы, как и наши предки, смотрим на то, как богатство было приобретено и как используется. Нам не важно, как подаёт его купленная печать, нам важно, что думаем о нём сами. И даже если нувориш стоит в праздник со свечой перед телекамерами, нам важна не эта внешне благостная картинка, а что скрыто в глазах и сердце. Похвальбу же собственностью, положением, деньгами нам всегда было свойственно соотносить с низшими культурными типами, с мещанством, с хлопством.

Когда выдающийся русский учёный и мыслитель Николай Данилевский (1822-1885) в труде «Россия и Европа» говорит, что сам характер русского народа, чуждый насильственности, исполненный мягкости, почтительности, наиболее соответствует христианскому идеалу, этому веришь потому, что и сегодня в лучших русских типах нет зависти к чужому богатству, нет и корысти. Ибо мы помним, что богатый в рай войдёт с большим затруднением! Оттого русские купцы издревле и не любили, когда им навязывали необходимость конкуренции. Ведь она подразумевает разорение соперника, вытеснение его с рынка, лишение куска хлеба. Но как же мог желать этого православный купец или промышленник, если по Божьей правде, по совести следовало помогать и милосердствовать? Но типы нерелигиозные, конечно, любили и до сих пор любят свысока попенять русскому народу, что мы малоактивны в злобе соревновательности и не ловки в сживании со света.

И ещё вопрос. Неужели те, кто затевал перестройку по-черновски, по-чубайсовски, надеялись когда-нибудь стать любезны обобранному народу? Неужели думали, что их несоответствие христианскому идеалу будет народом не замечено? Что, раздробив общество на классы, они сами же и не приведут их к противостоянию? Мы же и сегодня не можем не замечать, что едва над российскими банками замаячил призрак разорения, власти тут же выдали им кредит почти в триллион рублей. Кредит, который вряд ли когда-нибудь будет возвращён. Но сколько лет обобранное перестройкой общество кричит о своих язвах и страданиях, а в реальности ничего к лучшему не меняется? Богатым людям в бизнесе и в политике проще понять друг друга. У них общие цели: уцелеть. Но не на пустом же месте в истории случались жесточайшие крестьянские войны и долгие рабочие стачки! Богу — Богово, а кесарю — кесарево: надо думать, что с годами искание Божьей правды станет в народе только настойчивее и твёрже. 

Ирина Лангуева


США — за единое и неделимое Косова

Сначала разбомбив Югославию, а затем и разделив ее на куски, США выступают теперь против раскола Косово на сербскую и албанскую части. Об этом заявил глава Пентагона Роберт Гейтс во время визита в Приштину, пишет France Press.

«Я не думаю, что раздел Косово является решением сейчас или когда-либо в будущем. США поддерживают территориальную целостность Косово», — сказал Гейтс, который стал самым высокопоставленным американским чиновником, посетившим Косово после одностороннего провозглашения независимости.

Косовское дело сейчас приобрело новый поворот — Сербия оспорила отделение края в Международном суде ООН, в дополнение к тому, что президент Сербии Борис Тадич уже заявлял, что «готов подумать» о разделе Косово на сербскую и албанскую части, если все другие шаги по сохранению края в составе Сербии не завершатся успехом.

Видимо, желая морально поддержать дух косоваров, Гейтс заявил, что американские войска останутся на территории Косово как минимум до конца 2009 года. «Я не считаю Косово задним двором России, — заявил глава Пентагона на вопрос о том, как Россия отреагирует на его приезд в край. — Главная цель моего приезда в Косово — навестить американских солдат».

На сегодня независимый статус южной сербской провинции признали 47 и 192 государств стран-членов ООН, в том числе США и страны Евросоюза: Великобритания, Франция, Германия. Их примеру неожиданно последовала союзница Сербии Черногория. Но официальный Белград продолжает считать Косово сербской провинцией, и среди мировых держав эту точку зрения разделяют Россия и Китай.

Действия соблазненной членством в НАТО и ЕС Черногории по признанию независимости Косова были расценены Сербией как предательство. Надо отметить, что Черногория — бывшая югославская республика с населением в 616 тысяч человек считалась самым близким союзником Белграда, но весной 2006 года провозгласила независимость, вышла из состава госсодружества с Сербией и взяла курс на интеграцию в ЕС и НАТО.

Сообщение глава черногорского МИДа Милана Рочена после завершившегося заседания кабинета министров о признании Косова было прервано парламентской оппозицией, не согласной с таким шагом властей. Лидеры оппозиционных партий — Движение за перемены, Сербская народная партия и Демократическая сербская партия — потребовали и добились экстренной встречи с главой правительства Мило Джукановичем, но не смогли отговорить его от признания Приштины. Как заявил председатель Сербской народной партии Андрийа Мандич, оппозиция ни при каких обстоятельствах не примет решения исполнительной власти. Она выведет своих сторонников на улицы с акциями протеста, потребует референдума по «косовскому вопросу», а до тех пор будет бойкотировать все государственные институты.

Оппозиция именно так и поступила, обвинив власти в проведении политики, противоречащей национальным интересам республики и чреватой серьезными осложнениями в отношениях с Белградом. В Подгорице вспыхнули массовые акции протеста. На улицы вышли свыше десяти тысяч человек. Под крики «Косово — это Сербия!» люди забрасывали здание черногорского правительства камнями.

Стало известно, что акцию протеста организовали просербские оппозиционные партии — Сербский список, Социалистическая народная партия, Народная партия, Демократическая сербская партия и другие. Основное его требование — проведение общенационального референдума по вопросу о признании Косово. Их лидеры заявили, что решение признать независимость Косова является самой постыдной страницей в истории страны и может быть расценено как предательство по отношению к Сербии. Митингующие двинулись шествием от здания парламента страны, Скупщины, до храма Воскресения христова. Противостояние между демонстрантами и полицией, охранявшей здание парламента, началось после того, как митинг уже закончился и граждане стали расходиться. Кто-то начал забрасывать полицейские кордоны камнями и горящими факелами, дело дошло до рукопашной, и стражи порядка применили спецсредства — шоковые пули и слезоточивый газ. В результате акция протеста переросла в столкновение с полицией, и ранения получили 34 человека: 11 демонстрантов и 23 полицейских. Арестованы 28 человек.

Накануне событий премьер-министр Черногории обвинил Сербию в намерении по-прежнему оказывать влияние на политику страны. По его мнению, «Белград забывает, что сейчас мы независимая страна, которая принимает решения в своих интересах». Он также отверг мнение о том, что на решение Черногории о признании независимости Косово повлияли США и другие западные страны. Совершив этот политический акт, правительство Черногории получило на это немедленный ответ: Сербия выдворила из страны черногорского посла.

Ксения Демьянова


Северокорейцы снова подружились с МАГАТЭ

Как и следовало ожидать, активный политический демарш Северной Кореи, возобновившей работы по обогащению урана в ответ на нежелание США выполнять свои обещания достиг результата.

Администрация Буша после долгих проволочек все-таки вычеркнула КНДР из «черного списка» пособников терроризма. Северная Корея со своей стороны заявила о готовности продолжить процесс уничтожения ядерных объектов в обмен на сталь и еду. Правда, до восстановления мира на полуострове и взаимопонимания между сторонами пока еще далеко. Но КНДР вновь допустила наблюдателей ООН к своему ядерному реактору в Йонбене. Это произошло через день после решения КНДР о продолжении программы по ядерному разоружению в рамках договоренности с США.

Северная Корея пошла на серию мер, предусматривающих сотрудничество в вопросе проверки ее ядерного статуса, заявил в Вашингтоне пресс-секретарь Госдепартамента США Шон Маккормак. На основе заключенных недавно соглашений и выполнения КНДР всех требований госсекретарь США приняла решение вывести эту страну из списка стран, поддерживающих терроризм, отметил он. И обратил внимание на заявление Северной Кореи о том, что она продолжит ликвидацию своих ядерных объектов. «Это подчеркивает, что принцип шестерки „действие в ответ на действие“ приносит результат» — считает американский дипломат.

Тем не менее, радостная для Северной Кореи новость из США вызвала неодобрение в Японии. «Это чрезвычайно печальный факт, и я полагаю, что похищения людей сопоставимы с террористическими актами», — прокомментировал решение США японский министр финансов Шоичи Накагава. Как считают в Японии, в свое время спецслужбы КНДР занимались похищениями японских граждан, о судьбе многих из них неизвестно до сих пор. Поэтому Токио продлил односторонние санкции против Пхеньяна как минимум на полгода. Как заявил генеральный секретарь кабинета министров Японии Кавамура Такэо, КНДР не только не достигла договоренностей об инспектировании своих ядерных объектов, но и прекратила работы по денуклизации. При этом Такэо подчеркнул, что, несмотря на продление санкций, Япония по-прежнему стремиться к нормализации отношений с КНДР.

Ну, а южный сосед КНДР одобрил решение Белого дома и даже пообещал помочь Пхеньяну продовольствием и сталью. «Правительство поддерживает эти шаги, способствующие скорейшему возобновлению шестисторонних переговоров о проблеме северокорейской ядерной программы», — заявил глава делегации Южной Кореи на шестисторонних переговорах Ким Сук.

Южнокорейские власти предполагали в ответ на выполнение Пхеньяном договоренностей о закрытии ядерной программы поставить в КНДР 3 тысячи тонн стали, но в сентябре поставка была отложена. Ее осуществят, по-видимому, когда реактор снова начнут демонтировать. Кроме того, ожидается, что Сеул может также поставить в Северную Корею продовольствие.

Решение об этом может быть принято теперь, когда северокорейское руководство согласилось допустить на свои ядерные объекты инспекторов МАГАТЭ и завершить демонтаж реактора.

А сам Белый дом, вычеркнув Северную Корею из одного «черного списка», очень не торопится делать ту же самую процедуру в многочисленных других. «КНДР продолжает оставаться под действием многочисленных санкций, являющихся результатом проведенного ею в 2006 году ядерного испытания, ее деятельности по распространению, ее нарушений в области прав человека и ее статуса коммунистического государства», — говорится в распространенном в Вашингтоне заявлении пресс-службы госдепартамента США. В частности, речь идет о четырех американских законах и двух президентских распоряжениях в категории «распространение», трех позициях в категории «нарушения прав человека», трех позициях в категории «статус коммунистического государства», двух позициях в связи с осуществленным КНДР ядерных испытаний, двух пунктах в категории «распоряжения президента США общего действия», а также трех позиций по отдельным аспектам внешнеторговых и финансовых операций. 

И теперь США намерены объединить усилия с Токио, чтобы добиться ядерного разоружения КНДР во что бы то ни стало. Президент США Джордж Буш и премьер-министр Японии Таро Ассо подтвердили намерение Вашингтона и Токио добиваться полного закрытия ядерной программы «исключительно мирными средствами». «Оба лидера подтвердили, что основной целью шестисторонних переговоров является превращение Корейского полуострова мирным путем в зону без ядерных технологий и вооружений», — сообщил итоги телефонной беседы между Бушем и Асо пресс-секретарь Белого дома Гордон Джондро.

Так что северокорейцам придется еще не раз напоминать Белому дому о том, какие они хорошие парни, чтобы добиться отмены остальных санкций. 

Максим Сергеев


Спасительный Покров

Большинство исследователей связывают историю появления на Руси праздника Покрова Божьей Матери с именем князя Андрея Боголюбского. В Слове о его установлении князь писал: «Се убо егда слышах, помышлях: како страшное и милосердное видение бысть без празднества». «Страшное» и «милосердное» потому, что когда в 910 году во время осады Константинополя язычниками Богородица простерла над городом белый покров, юродивый Андрей, подняв очи к небу, увидел Божью Матерь идущей по воздуху и окружённой ангелами и сонмом святых. Это было воистину волнующее зрелище, от которого благоговейно замирало сердце. И святой Андрей с трепетом спросил стоявшего рядом с ним блаженного Епифания: «Видишь ли, брат, Царицу и Госпожу, молящуюся о всем мире?». Епифаний ответил: «Вижу, святый отче, и ужасаюсь». Тогда же, в XII веке, в России появилась первая церковь, посвященная этому празднику. Так, известный всем по учебникам истории храм Покрова на Нерли был построен в 1165 году самим князем Андреем Боголюбским.

Но сегодня ещё не все понимают, что и России, и русских не было бы, если бы не это высокое небесное покровительство. Мы потому и готовимся к «Русскому маршу-2008», что и праздник, и само шествие 4 ноября восстанавливают в народе память о заповедных глубинах русской истории, о том корне, от которого мы происходим. Возникает необходимость и в написание книг, вроде труда политолога и социолога Александра Севастьянова «Время быть русским!», которые взывают к чувству нашей гражданской, национальной ответственности за судьбы родной земли.

Но разве нам всё равно, какими именно быть русским с точки зрения духовности и главных жизненных целей? И по сути, 14 октября, когда Русская православная Церковь отмечает праздник Покрова Божьей Матери, это торжество и есть ответ на то, почему мы как народ и самостоятельное государство существуем тысячу лет, и при каких условиях сможем просуществовать ещё столько же.

Не надо думать, что с этим вопросом «не разобрались» в полной мере одни малообразованные люди. До сих пор литературные премии даются публицистам, которые в своих статьях рассуждают о том, как хорошо быть «просто человеком». Без религии и национальных признаков. Равно любить весь мир и всех подряд, объясняя это тем, что Бог и есть любовь, а Достоевский заявлял о нашей всемирности.

Существует и другая распространенная точка зрения. Несколько лет назад один московский писатель создал повесть о том, как его знакомый, папа которого в конце восьмидесятых переехал на жительство в Израиль, продавал русское Слово на книжном рынке. Издатель этот наживался, но при всём при том цинично говорил и о русской литературе, и о русском уме. Но когда автор убрал отчество издателя и упоминание о стране его предков, суть проблемы нисколько не изменилась. Разве не знаем мы безбожно циничных, этнически русских издателей? Хотя, возможно, их и русскими-то уже не назовёшь. Настолько стали они безлики, оторвались от корневой «почвы» предков. Скажешь им: «Ты же русский!», а на лице проявится одно недоумение. Забытое слово! Давно не используемое понятие.

Так что же такое русскость? Отечественная история заставляла задумываться об этом часто. И ответы находились. Иначе бы после гибели Киевской Руси разноплеменные мелкие княжества так и не собрались бы в новую государственность.

Нет, не только грабительские походы кочевников привели к тому, что Русь южная постепенно угасла. И даже не межудельная вражда потомков Ярослава Мудрого привела к ослаблению государственности. «Русская правда», — писал В. Ключевский, — есть по преимуществу уложение о капитале«. О деньгах. По Библии, человек свободен и равен в праве выбора самому Богу. Иван Солоневич, русский мыслитель и публицист в своём труде «Народный монархизм» соглашается, что Киевская Русь начала двенадцатого века только внешне, по роскоши своей считалась периодом расцвета первого русского государства. В реальности же страна переживала начатки такого отношения к человеку, когда, выражаясь словами Ключевского, «личность... рассматривалась как орудие капитала». Это был расцвет и подловатого ростовщичества! Когда годовой процент с единоверца доходил по закону (!) до 50% кредита, а в реальности до 80-100%. И хотя в 1017 году большой пожар уничтожил в Киеве 700 церквей, а современник Ярослава Мудрого, митрополит Илларион, спрашивал в проповеди: «Кого Бог тако любит, якожи нас возлюбил есть и вознесл?» и отвечал: «Никого же», — Киев, перенаселённый пришлым торговым народом, шумевший базарами, был уже развращён капиталами, как Вавилон. За богатством и сытостью переставали видеть страдания соплеменников по вере. Деньги разделяли и подтачивали нацию, тревожили и будили ненависть. Вот, духовные истоки феодальной раздробленности. Фарисейство в какой-то миг оказалось сильнее веры! Конечно, фарисействовали не все. Ещё на Любечском съезде, который проходил в 1097 году, князья признавали удельную вражду грехом пред самим Богом. Именно идейность помогала соединять уделы в государственное единство. И когда Даниил Паломник добрался до Иерусалима и возжёг лампаду на Гробе Господнем, он понимал, что возжигает её во имя «всех христиан Земли Русской», русских. В этом заключается объединительное значение национализма! Зри в корень! Национальное единство — то, чего не имела и сама Византия. В империи были представлены разные этнические колонии: греческие, римские, персидские, армянские, еврейские. Восточное пышное многоцветие? Возможно, но внутреннее соперничество между диаспорами подтачивало основы государственности. Тут не было, и не могло быть, ни национальной армии, ни национальной идеи, ни нации как таковой, потому что не существовало идейного единства! Каждая диаспора тянула страну в свою сторону. Дав начало государству, греческая диаспора не стала центром, столпом, на плечах которой страна держалась бы из века в век, как это произошло с русским народом в России.

Интересно отметить, что для этого единства оказалось не достаточно даже церковного освящения царского титула. В Византии умирал от рук убийц каждый третий император. Нужна была титульная нация! Этот мыслительный и нравственный центр, державный костяк, для которого дело процветания государства стало бы смыслом жизни.

Поэтому и роль русских националистов невозможно исключить из истории. Они были всегда, и будут, вероятно, тоже всегда, пока стоит наша страна. Только вот, они не появляются на пустом месте. Патриотизм надо воспитывать! Школе, родителям, журналистам и писателям — просветителям. А основой такого воспитание должно стать знание русской истории. В своё время и Иван Ильин писал, что душа русского ребёнка «должна раскрыть в себе простор, вмещающий всю русскую историю». А хорошо ли мы её знаем, русскую-то историю? Как нам её преподавали в советское время? Кто писал школьные учебники по русской истории? Русские ли люди? А кто пишет сегодня? Люди, с какими убеждениями и какими целями? Многие ли школьные учителя осознают себя именно русскими людьми, даже если они русские по рождению?

Между тем, и учитель должен быть таким человеком, который бы научил ребёнка смотреть в «веко?вую даль». Да так ещё, чтобы «сердце... полюбило все со?бытия русской истории». Ответственность за страну взращивается не либеральным презрением, не холодным любопытством, не рассудочностью циничного ума, а любовью!

Любовь — ключевое слово и православия, и воспитания, на нём основанного. Любовь к Богу и ближнему как к самому себе. Заметьте, Евангелие не говорит о любви человека к себе самому, что свойственно современному мышлению. Да и чем человек богаче, тем выше себя ценит, тем труднее ему пожертвовать собой «ради други своя». Ну, ладно, за своего, семейного он на жертвы готов. А просто за русского человека? А ведь такая любовь — основа способности народа к самоорганизации, к взаимопомощи, к склеиванию в нацию, а значит, и к выживанию.

Если вернуться к истории, то извечная проблема русских удельных князьков — ожесточение самости, способной на преступление во имя денег и власти. Во второй половине тринадцатого века, откликаясь на смерть князя рязанского, Романа Ольговича, замученного в Орде за отказ исполнять языческие обряды, летописец в некрологе с горечью увещевал современников: «О, возлюбленные князи Русстии! Не прельщайтесь суетой, и маловременною и прелестною славой света сего!...». И часто так было. Поколения шли неровно: в одной и той же семье дед — мученик за веру, сын становится жертвой княжеских феодальных разборок, внук — вновь жертва «поганых». А ведь спасительная материя Покрова Богородицы плетётся каждым из нас, православных, во время соборной литургической молитвы! Если бы в России святыми были все правители после Александра Невского, какой была бы наша история, произнёс недавно и митрополит Кирилл. Но «суетой» прельщаются многие до сих пор. Все нынешние бандитские разборки, все рейдерские атаки, всё стремление к личному обогащению — суета сует. По Екклесиасту, мучительный недуг, ибо: «гибнет богатство это от несчастных случаев: родил он сына, и ничего нет в руках его. Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит». Зри же, наконец, русский человек, в корень!

Выступая однажды, о. Дмитрий (Смирнов) говорил, что Господь только таким русским в помощи не отказывает, кто в благом деле ничего не ищет для себя. В случае, если ты радеешь «за други своя», за ближнего, когда проявляешь бескорыстие. У нас же до сих пор существует иная практика. Наворовал у народа, у государства, снёс в церковь десятину и желает думать, что уже исполнил свой долг перед Богом и Отечеством. Но разве под этим подразумевается русскость?!

Александр Сергеевич Пушкин писал: «Гордиться сла?вою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие». Абсолютно справедливо! Желать Родине процветания тоже приятно. Но гордиться — ещё не значит молиться о России. Не значит, помогать Родине. Что ты реального для неё сделал, патриот? Может быть, сироту в свою семью принял? Книгу честную, волнующую и светлую написал? Спонсировал съемку русского фильма? Открыл предприятие, чтобы дать работу и кров гонимым русским? Кого согрел, кого накормил, кроме себя? Кого спас своим призывным словом? Что отнял у себя, чтобы отдать брату своему, русскому, русскому ребёнку? Фарисействовать можно и тогда, когда ты считаешь себя большим русским националистом и очень себя за это уважаешь. Но с Богом ли ты?

Иногда сегодня можно услышать, что нет того единого центра, вокруг которого русские могли бы собраться вместе. Слишком разные мы все. И вроде бы так и есть. Президиум Верховного Суда РФ только что признал убийство царской семьи преступлением. В Церкви на это отреагировали однозначно: дело сиё будет способствовать духовному возрождению России. Но коммунисты с этим не согласились. А ведь тоже считают себя патриотами. Коммунист Мельников даже выразился, что царя приговорил к смерти сам русский народ. Заявляется безапелляционно. Едва ли не от лица сегодняшнего русского народа. Но давайте разберёмся, что есть в реальности этот «русский коммунизм». Почему его представители осмеливаются утверждать, что царь и его супруга якобы заслужили чудовищную расправу. Да потому, что интересы плоти были поставлены выше самого духа!

Человек, как и Бог, представляет собой триединство. В человеке есть дух, душа и тело. Если человек здоров и верует, дух успокаивает душу, не давая ей перейти в состояние болезненной и греховной страстности, а та в свою очередь руководит жизнью тела. Большевики всегда смотрели на народ как на детей, не свободных в своём выборе. Их надо напоить, накормить, вывести на воздух, всячески холить на уровне плоти. Его можно и порадовать душевно: сыграть на рожке, допустим, сводить в театр. А вот подумать — это уж духовные пастухи сами! Нечего простому человеку воспарять! Надо о куске насущном думать, о корыте.

Вот и придумали: триста лет Помазанник Божий сидел на троне, и ничего, Россия, худо- бедно, то бодро, то медленно, но жила. Потому что был царь, с точки зрения Церкви, — Удерживающий Покров над ней! А как расстреляли царя, расправились с Церковью — почти не стало Покрова, и духу человека нечем стало питаться. Стала душа скорбеть, мертветь, чахнуть, скучать. И именно тогда, когда настала сытая брежневская эпоха, когда телу было уже хорошо и приятно, оно потянулось к пьянству, разврату, а потом и к пагубному соблазну быстрых политических перемен, какими бы они ни были. Безбожники, эти «русские коммунисты», не понимали простого: нет в народе православного духа — нет аскетического и здорового, нет и русскости, нет и потребности в национализме как в твёрдом, охранительном для России убеждении и порядке. В богатырстве.

Властители — материалисты, положившие Ленина в Мавзолей по примеру святых мощей, до сих пор, между тем, не понимают, почему и сегодня многим и многим русским «смерть за царя» была бы в радость. Почему при упоминании имени Николая Второго дух «играет». Тут не лакейство. Не восхищение лидером и кумиром. Лакей, скорее, по-смердяковски убьёт хозяина. Православие же вообще запрещает иметь иных кумиров, кроме Господа. Нет, тут духовная связь, которая дана России Богом и не исчезла даже после расстрела. Дух должен иметь причину радоваться.

Стоит обратить внимание и на то, что царскую семью канонизировали не «по жизни», не по государственным или личным заслугам, а «по смерти». По тому, как по-христиански она приняла свой мученический венец. В такой же ситуации даже разбойник был бы уже не разбойник. Ведь Сам Христос говорил уверовавшему в Него, распятому на соседнем кресте душегубу: в раю будешь, ибо уверовал.

Царя убили, и вместе с тем, он умер так, как только и должен был умереть царь, за которого не жалко отдать жизнь, который будет в памяти народной жить вечно. У Николая Второго смерть не византийская! Его убил не родной, дурно воспитанный сын и не подловатый племянник. И если при жизни он не заслужил в полной мере всеобщей народной любви, которая бы спасла его, то его смерть не может не вызывать благоговейного уважения к его личности и вере.

Он умер так достойно, как мог умереть только лучший из православных царей. И пусть народ ничего не сделал для его освобождения, ныне посмертное почитание царского мученика и его семьи собирает многотысячные крестовые ходы. Помазанник Божий продолжает занимать место, уготованное ему Творцом, — быть духовным, объединяющим центром русской мысли, русского охранительного движении, русского богатырского героизма! Ведь он погиб не за себя — за Россию.

Обыватели и безбожники, будь они русскими в двадцати поколениях, никогда не будут смотреть на эту «вековую даль» русской истории светло, с любовь, с надеждой и верой. Многими славными делами богат Советский Союз, не чета капитализму. И всё-таки, не доверяя православию, духовности человека, он расколол русскую историю, попытался переломить хребет и такому историческому явлению, как охранительная русскость. Так и живут многие до сих пор со сломанным хребтом. Из поколения в поколение. Начисто забыв свою великую историческую миссию — держать государство на плечах. А мы ещё удивляемся, что, попав в очередной перестроечный водоворот, люди стали умирать чаще, и кладбищ стало больше. Бессознательно тоскует душа по подвигу, не находя применения своей силе! А ведь национализм спас Ивана Солоневича. Большевизм ударил и по нему, репрессировал, сослал на строительство Беломорканала. Отсюда в 1933 году узник бежал в Финляндию. Задумавшись о горькой, изломанной судьбе тогдашней России, стал писать книги, искать выход. И вот, заглянув вглубь истории, насчитал после феодального раздробления Киевской Руси, по крайней мере, семь попыток восстановления славянской государственности. Объединение русских могло пойти не только вокруг ничтожно маленькой тогда Москвы, но и вокруг Новгорода, Галича, Вильно, Твери, Рязани, Владимира, да и вокруг других, западных городов.

Но Галицко-Волынское княжество ослабило себя само. Тем, что временами как бы переставало думать собственной головой и надеяться на свои, южнорусские силы: приглашало для решения внутренних проблем венгерских и польских вояк, которые превращались по ходу дела в интервентов. И смута внутри русского боярства в Галиче в итоге привела к исчезновению княжества. Какие злободневные мысли!

Проект с объединением вокруг Вильно провалился потому, что местная аристократия предпочла русскому аскетизму и дисциплине польские либеральные вольности, от которых было приятно, но дела мало. В Новгороде же не было единства между русской купеческой элитой и городскими низами. И в результате элита была предана народом и присоединилась к Москве.

В чём же тайна возвышения именно Московского княжества? Почему Господь допустил его зарождение и развитие? Солоневич считает, что Московскую Русь «основали эмигранты из Руси Киевской» — убежденные русские националисты! Дело не только и не столько в кошельке Калиты (за деньги всего не купишь), не только в скрытости Москвы за лесами и горами (что не помешало ордынцам неоднократно разорять город), и не в изворотливости ума Иванов.

Человеком управляет не случай, а мысль, сильное чувство, характер, идейность. Эти националисты древности несли в себе опыт русской державности, были способны к государственному строительству и историческому анализу, осознавали злонамеренность и дикость княжеских междоусобиц. Наконец, были способны и к религиозному покаянию за ошибки предков.

Учитывая опыт Галича, они сторонились иностранцев. Учитывая опыт Киева, понимали, что там, где народ перестаёт ощущать землю страны своей, а князей — костью от кости православной, где князья более заняты феодальными переделами и ростовщичеством, нежели судьбой своих подданных, там не существует ничего, кроме перспективы всеобщей гибели. А, анализируя историю Вильно, понимали, что единство страны не может держаться на одном человеческом факторе. Все люди разные, непреложной истины «от человека» не существует. Ошибаются даже цари. Нет, государство может устоять только на той Истине, которая не имеет земного происхождения, на Истине и Законе от Бога. Тогда оно получает возможность — быть укрытым в годины невзгод спасительным омофором Богородицы.

Потому князя Андрея, которого русская история назвала первым «самовластцем» северной Руси, а Солоневич называет вождём и доверенным лицом народных низов, мы помним как Боголюбского. Он знал, что ни князь, ни его мошна, ни войско, ни продвинутая аристократия не в состоянии склеить из разношёрстного народа новое государство, нацию, без покровительства свыше. Мандат доверяя крестьянских и посадских масс к князю возможен только при исполнении им законов от Бога, жизни по совести! Национальное единство возможно при всеобщем благоговении перед высшими материями жизни, тонкими, духовными, во истину неземными.

На днях можно было услышать такое высказывание либерального «Эхо Москвы»: жизнь должна твориться не верой, а здравым смыслом. Но так и хочется спросить: а кто здоров-то? Ельцин? Буш? Алексей Венедиктов? Или Юлия Латынина? Но не случайно Николай Карамзин писал о зарождении Московского царства: «Сделалось чудо. Городок, едва известный до четырнадцатого века, возвысил главу и спас отечество». Чудо потому и чудо, что человеку оно не по силам, какими бы добрыми намерениями он ни был объят. И какие бы чудовищные усилия не предпринимались людьми, всё может обратиться в тщету земную, если тайным двигателем дела не становится Бог.

«Здравый смысл» вполне может подсказать человеку, что и убить ему выгодно, и украсть, и предать, и солгать, и прелюбодействовать, и иметь множество кумиров, вместо одного, Творца и Создателя. Да и не любить ближнего он может посоветовать кому-то. Законы же, которые дал человеку Бог, не от мира сего. Потому, что они мешают проявлению животного эгоизма, стремящегося к удовлетворению страстей и избалованной плоти. Потому законы эти трудно исполнимы. Какие простые слова взывают к нам из русского средневековья: «Возлюбите истинную правду, и смирение, и долготерпение, и чистоту, и любовь, и милость, да радости святых исполнитеся». Но как это осуществить, если не веришь в Бога? Как повернуть к святости народ, если государь и пастырь не являют собой примера? В триединстве националистов: Православие, Самодержавие, Народность — труднее всего для понимания последнее слово. Но как Сила Святого Духа присутствует в каждой живой клетке и даёт ей Жизнь, так и Православие должно пронизывать всё государство, начиная от головы — самодержца и кончая телом — народом.

До восстановления этого триединства далеко. Но сегодня можно не дать забыть своему народу о его высокой исторической миссии — ответственном отношении к стране. Не олигархи должны решать нашу судьбу, мы сами! И когда читаешь о высказывании Иосифа Кобзона, что, дескать, «Николаю II уже всё равно», так и хочется воскликнуть: душа человека вечна, царская душа тоже! Кому-то, может быть, хотелось бы, чтобы русский народ и это забыл, но Церковь поднимается, просвещая умы, выводя их из невежества, становясь всё ближе и ближе нашим сердцам. Храня в себе тысячелетнюю народную память, она, как никто другой понимает, что народы, настроенные на радости одного дня, на сиюминутное, долго не живут. Для них нет будущего.

Ирина Репьева

Прочитано 1772 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Вход