Если крикнет рать святая: "Кинь ты Русь, живи в раю!" Я скажу: "Не надо рая, Дайте родину мою" С.А.Есенин
Расширенный поиск
Среда, 18 Декабря 2013 16:25

Светозар Милошевич о Николя Саркози: первые четыре месяца президентства

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

В октябре ожидается первый визит президента Франции Николя Саркози в Россию. Прошло четыре месяца со дня его вступления в должность и уже можно проверить, оправдываются ли его предвыборные обещания, подводить промежуточные итоги его деятельности. 

Прежде всего, отметим, что за это время Н. Саркози успел не раз побывать в отпуске. Например, он дважды отдыхал в качестве гостя «сверхбогатых» предпринимателей: то на яхте в Средиземном море, то в роскошном поместье близ Бостона в США. Это вызвало волну критики: общественное мнение не одобряло, пресса «не понимала» такие поступки человека, создавшего имидж друга простого народа. Ведь если Саркози отдыхает у богатых, то он будет в долгу перед ними, а президент должен быть выше частных интересов, защищать только интересы страны. Можно определёно говорить о некоем разочаровании в новом лидере. 

Кстати, недавно началось расследование условий приобретения г-ном Саркози десять лет назад квартиры в элитном пригороде Парижа — Нейи, где он тогда был мэром. Известный парижский еженедельник «Канар аншене» утверждает, что Саркози получил в данной «сделке» скидку более чем на 300 тысяч евро. Правда и сам Саркози (как бы для «баланса») требует сатисфакции по делу «Клирстрим». Его обвиняют в том, что он имеет счет в банке, в котором счета у него нет. Он хочет узнать, кто и зачем пытается бросить на него грязь. 

Тем не менее, президент продолжает лидировать в популярности во всех опросах общественного мнения. «Я двигаюсь, поэтому французы идут за мной», говорит он. Его энергия и молодость (ему 52 года) проявляются и в том, что он хочет «побывать везде одновременно», и поэтому, видите ли, очень часто звонит по телефону премьер-министру Франсуа Фийону, а также генсеку Елисейского дворца Клоду Гэану. Даже будучи в отпуске, он «скучает по делам» и говорит: «Я хочу, чтобы французы знали, что я забочусь о них, даже в отпуске». Пресса уже заговорила о «сверхпрезиденте» и о том, сможет ли Саркози выдержать такой скоростной образ жизни. 

По мнению наблюдателей, Саркози убежден, что он — единственный творец своей победы на майских выборах. Он этого не скрывает и считает, что может положиться только на себя, чтобы управлять Францией. Как ехидно пишет газета «Ле Монд», он исполняет все функции: «президента, генерального директора, директора по промышленности и финансам, директора по человеческим ресурсам, ответственного по коммуникациям, пресс-секретаря, да и прораба, если понадобиться». 

С вступлением в должность Николя Саркози существенно изменил стиль общения со СМИ. В отличие от его предшественников Ширака и Миттерана, новый президент отверг теорию «редкости» президентских выступлений, часто появляется перед камерами и произносить речи. Он пошёл еще дальше, устраивая «шоу» по-американски, за что СМИ ему, разумеется, благодарны. Они пишут, что после отпуска президент занял сцену с такой энергией и ритмом, от которых «захватывает дух». 

Саркози посвятил начало своего президентства вопросам внешней политики, которая, по Конституции, относится к ведению главы государства. Он очень «правильный» союзник США. Он хочет тесно дружить с американцами, не скрывает своих симпатий к ним, даже восхищения США. Этим летом он посетил семью Бушей в Kеннебанкпорте, чтобы создать «новую атмосферу» после того, как Жак Ширак не поддержал войну в Ираке. Идя навстречу США, и «разрывая» (вопреки предвыборным обещаниям) с политикой своего предшественника, Саркози ужесточил позицию Франции по Ирану. В частности, Франция ныне требует введения санкций против Ирана на уровне Евросоюза, в обход Совета Безопасности ООН. В Париже намекают, что с «военной опцией» против Ирана нельзя не считаться. 

Прежняя команда не могла занимать такую позицию. Ширак говорил, что не верит в эффективность санкций (его упрекали в близких связях с покойным ливанским премьером и миллионером Р. Харири и в зависимости от «ливанского лобби»). Но намного важнее другое: при Саркози с полной поддержкой Франции создается Специальный трибунал по Ливану, призванный заниматься расследованием убийства Харири. (Напомним, что Россия оценила такое решение, как противоречащее международному праву, и воздержалась при голосовании в СБ ООН). 

Саркози гораздо больше атлантист, чем его предшественник. Он четко заявил о намерении «модернизировать» отношения Франции с НАТО в конце августа. Означает ли это стремление к (ре)интеграции в военную организацию, как этим летом предположил министр обороны Франции? Саркози на днях в интервью «Нью-Йорк таймс» подтвердил, что Франция войдет в военную систему НАТО при двух условиях: чтобы США способствовали созданию европейской обороны, и чтобы французские офицеры играли ведущую роль в структуре командования. 

Чтобы покончить со стратегической концепцией, которой придерживались французские президенты больше 40 лет (генерал де Голль вывел Францию из военной структуры Альянса в 1966 г.), нужно по крайней мере всеобщее обсуждение. Тем более, что НАТО не имеет ныне такого значения, как во времена «холодной войны». Но есть и так называемые «мелкие шаги»: недавнее решение о передислокации «Миражей» из Душанбе в Кандагар на юге Афганистана значительно увеличивает французское участие в операции, от которой зависит авторитет Альянса. Правда, в Париже это было подано, как «техническая мера», направленная на повышение эффективности французских боевых самолетов, участвующих в операциях НАТО в Афганистане. 

Однако есть и разногласия с американцами: по вопросу о глобальном потеплении (Франция выступает за своевременное решение этого важного вопроса), по Международному уголовному трибуналу, в отношении ливанского урегулирования. 

Само назначение Б. Кушнера главой МИД Франции, по оценкам наблюдателей, означает, что внешняя политика Франции будет говорить еще громче и резче о «правах человека». Этот сторонник «права на вмешательство» мировых держав во внутренние дела суверенных государств для «защиты прав человека» заявил в конце августа в Париже на совещании французских послов, что посольства Франции в мире должны стать «домами прав человека». Добавить нечего! 

Что касается отношений с Россией, то Саркози обвиняет Москву в «брутальности» (грубости) по отношению к соседним странам (в частности, к Белоруссии и Украине) в вопросах поставки нефти и газа. Он утверждает, что вопрос о свободе СМИ, особенно накануне выборов в России, может стать источником напряжения между Парижем и Москвой. Французы, как и Америка, резко критикуют российский закон о неправительственных организациях. Французские СМИ отмечают, что отношения между Францией и Россией изменились, что больше не время дружбы и даже согласия. 

Расхождения между Парижем и Москвой проявляются не только по Ирану. Французская пресса пишет о «тяжелых расхождениях» в ходе встреч С. Лаврова и Б.Кушнера по вопросу будущего Косова и Метохии. Франция настаивает на независимости южного сербского автономного края и дает понять, что готова признать одностороннее провозглашение независимости косовскими албанцами. Вместе с тем, Париж предлагает некие «крайние сроки», отсрочку такого решения на пару месяцев (до 10 декабря). Москва же считает, что конфликты должны решаться только на основе международного права, переговоров и согласия сторон, и противится навязыванию «искусственных крайних сроков». 

Францию беспокоит то, что многие члены Евросоюза (Румыния, Греция, Кипр, Испания, Словакия, Чехия) на деле против признания независимости Косова без соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН. А без России это невозможно. Поэтому Франция громко говорит о необходимости единства ЕС. 

Через два года после провала евроконституции на референдумах во Франции и Нидерландах Саркози выдвинул идею «упрощенного договора» между членами ЕС, что и было одним из его («хорошего европейца») главных предвыборных лозунгов. Теперь Франция и Германия договорились через создание «группы мудрецов» начать дискуссию по существенному вопросу: «Какая Европа в 2020-2030 и с какой миссией?». Острая необходимость в этом есть: «мондиализация» нередко имеет отрицательные эффекты и Евросоюз сталкивается с растущим стремлением к сохранению национального суверенитета и идентичности. Европа не имеет четкого представления, что делать ни на этот счет, ни в связи с новыми угрозами, такими, как изменение климата или терроризм. Она должна также определить свои границы, о чем Саркози говорил в своем внешнеполитическом выступлении в конце августа. 

Во внутренней политике нового Президента (ради которой ему, собственно, и отдали свои голоса 22 миллиона избирателей) внушительных результатов пока не видно. В экономике мало нового, прогнозы даже хуже, чем весною. Брюссель (Европейская Комиссия) считал, что рост французской экономики в 2007 г. будет 2,4%, а теперь считает — не более 1,9%. Саркози обязался обеспечить рост ВВП в 2009 г. на 2,5-3%. Премьер-министр Ф. Фийон говорит, что 1 триллион 150 миллиардов евро (64,2% ВВП) государственного долга «невыносимы» и что ситуация в публичных финансах «критическая». Он подчеркивает, что Франция с 1974 года не имела сбалансированного бюджета и что, «государство печатает (деньги) для финансирования своих расходов». Безработица в конце второго квартала составила примерно 8,2%. 

Серьёзные изменения потерпела иммиграционная политика. Она стала более жёсткой: проникнуть легально на территорию Франции теперь сложнее, чем когда-либо раньше: нужно владеть в достаточной степени французским языком (надо сдать соответствующий экзамен); нужно «верить в те ценности, в которые верят французы» (в частности, в разделение церкви и государства, в интеграцию, то есть, интегрирование иммигрантов в общественную жизнь Франции)+ Нужно ежемесячно зарабатывать не менее минимального размера оплаты труда — около восемьсот евро. Для приезда родственников закон предусматривает проведение анализа ДНК, чтобы подтвердить родственные связи между приезжими и теми, кто уже поселился во Франции. Эту меру многие французы считают не только неэтичной и не правовой, а «шоковым разрывом» с духом республиканского права. 

Все это не может не нравиться ультраправым силам, за счёт которых и выиграл президентскую гонку Н. Саркози, отняв, в частности, голоса у крайне правого Национального фронта Жан Мари Ле Пена. Однако назначения в состав правительства таких персон (как, например, министр юстиции г-жа Рашида Дати), которые давно иммигрировали во Францию из стран арабского Магриба, Марокко или Алжир, несомненно представляет собой попытку Н. Саркози показать, что он хочет сделать французское общество, которому приписывается некоторая ксенофобия, более толерантным и справедливым. 

Самое важное, что предопределит успех или неудачу президентства, является социальная политика. Сможет ли Саркози выполнить свои обещания снизить безработицу и повысить уровень жизни бедных слоёв населения богатой Франции? 18 сентября, в обращении к Сенату, Саркози изложил планы социальной политики на ближайших три месяца. Речь идёт о реформе специального режима пенсии, которым во Франции пользуются 1,6 миллиона человек. Эти пенсии стоят государству 10 миллиардов евро в год. Речь идет о людях, которые из-за тяжести своей работы и вреда их здоровью получали право уйти на пенсию досрочно, с пятидесяти лет. Президент предлагает продлить срок их трудовой деятельности. Он решительно намерен, несмотря на несогласия профсоюзов, провести реформу до конца этого года. 

В целом Н. Саркози считает нынешнюю социальную систему «несправедливой» и выдвигает идею «нового общественного договора», в котором каждый будет «работать больше, чтобы зарабатывать больше». Это подразумевает увеличение трудовой недели. Левые против этого. Но они расколоты внутрипартийными интригами и конфликтами, и вряд ли смогут эффективно бороться с Н. Саркози. Перед ним, как говорят некоторые обозреватели, открыт «бульвар» для проведения своей политики. 

Время покажет, насколько Саркози искренен и «историчен» в своей политике. Или он просто хитрый политический циник? 

Светозар Милошевич,
юрист, Москва

Прочитано 1797 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Вход