Если крикнет рать святая: "Кинь ты Русь, живи в раю!" Я скажу: "Не надо рая, Дайте родину мою" С.А.Есенин
Расширенный поиск

Новости

 

23 апреля 2018 года в Москве состоялось заседание Президиума Центрального Политического Совета Российского общенародного союза.

 

С информацией по вопросам повестки дня выступил Председатель Российского общенародного союза Бабурин С.Н., заместитель Председателя Партии Дунаев С.В.

 

В прениях приняли участие: Дунаев С.В., Карасев А.Г., Кузин С.И., Курочкин В.И., Павлов Н.А.,  Петрищев В.Н.  и другие.

 

          На заседании Президиума ЦПС было принято решение об избрании Исполнительного секретаря Партии. Члены Президиума единогласно избрали на эту должность Кузина Сергея Ивановича.

 

Участники заседания Президиума ЦПС одобрили решение о создании региональных отделений в субъектах РФ: Свердловской, Самарской, Пензенской, Волгоградской областях, в республике Крым, Камчатском, Красноярском, Краснодарском краях и г. Севастополе и в соответствии с поступившими заявлениями приняли в партию товарищей из этих регионов, также персонально Кузнецова Д.А., Баканова Е.И., Улыбина В.Д., Конева Р.В.,Кашицына Д.А. и Городничева Ю.М.

 

   Члены Президиума ЦПС утвердили мероприятия по подготовке к (внеочередному) съезду Российского общенародного союза.

 

 

 

Пресс-служба РОС

 

Гарри Каспаров является членом американской НКО The Center for Security Policy, цель которой — «выработка стратегии, организация акций и привлечение ресурсов, необходимых для американской безопасности». Эта информация появилась в конце минувшей недели в сети Интернет. Согласно официальному сайту организации, чемпион мира по шахматам, лидер «Объединенного гражданского фронта» Каспаров входит в консультативный совет этой НКО, наряду с экс-директором ЦРУ, действующими и бывшими конгрессменами США, чиновниками госдепартамента, Совета по национальной безопасности и так далее. Каспаров в этой компании единственный не американец. 

Ситуацию, при которой лидер российского оппозиционного движения одновременно является членом солидной американской НКО мы попросили прокомментировать депутата Госдумы от фракции «Народная воля» Виктора Алксниса. 


— Я вообще с сомнением отношусь ко всем проектам под эгидой «Другой России», поскольку я знаю, что «кто платит за ужин, тот и девушку танцует». В СМИ уже не раз проходила информация о не совсем нормальных контактах людей из ДР. 

— «Не совсем нормальные» — это какие?
 

— Я знаю, что нельзя политику делать на иностранные деньги. Не секрет, что так называемые демократические, либеральные силы России находятся на подкормке у Запада. Эта ситуация продолжается на протяжении почти 20 лет, а то и больше. Еще советские диссиденты находились на содержании у западных спецслужб и получали зарплаты, пособия и гранты. И в постсоветский период Запад постоянно выделял финансирование на эти цели. Кстати, сегодня в Белоруссии из-за границы официально финансируется прозападная оппозиция. 

Я всегда выступал против этого. Я считаю, что если ты гражданин России, ты не имеешь права брать ни копейки на свою политическую деятельность, поскольку тем самым, работая за эти деньги, человек неизбежно проводит линию, которую «работодатели» или «спонсоры» и финансируют. 

— Немецкая газета De Welt после первого «Марша несогласных» в Москве, представляя его участников, прямо писала, что Каспаров имеет российское и американское гражданство. Может ли такое быть?
 

— Все может быть. Он чемпион мира, и насколько я знаю, американцы предоставляют за выдающиеся заслуги гражданство своей страны. Политковская ведь тоже была гражданкой США. Это вполне в духе американских традиций, они таким путем поддерживают людей. Поэтому ничего невероятного я в этом не вижу. 

— Информация об американском гражданстве Политковской вскрылась только после ее гибели, до этого никто ничего не знал…
 

— Дело в том, что козырять гражданством США сейчас — это значит подрывать свою репутацию. Ясно, что все будут хранить эту тайну за семью печатями. Никто никогда лично не признается, что он гражданин США, Германии или Израиля. 

Мало угрозы репутации — это накладывает серьезные ограничения на политическую деятельность: ты не можешь участвовать в выборах, не можешь быть депутатом Государственной Думы, не можешь занимать посты на государственной службе. Поэтому это будет скрываться всегда. 

— Может ли участие Каспарова в консультативном совете The Center for Security Policy являться косвенным доказательством наличия у него американского гражданства? Ведь, если судить по списку членов организации, он там один «русский». Могли ли для Каспарова сделать такое исключение?
 

— Я не знаю, по каким соображениям его туда взяли, но повторяю, что это очень дурно пахнет. Если человек, который претендует на роль лидера политической силы, которая предлагает альтернативу развития России, оказывается причастен к подобным вещам — это серьезный удар по его репутации, по доверию к нему. Соответственно, это свидетельствует, что не все благополучно и у него, и в его политической организации. 

— Сам Каспаров отрицает наличие у него американского гражданства. Однако слухи об этом не утихают. Каково Ваше мнение по этому вопросу? Вы сами говорите, что такие обстоятельства своей жизни принято скрывать…
 

— У меня нет никаких доказательств, что Каспаров — гражданин США. Это тайна за семью печатями, ответ на этот вопрос может дать только госдепартамент США, как это произошло после убийства Политковской. 

По поводу Каспарова можно только догадываться. С точки зрения аналогичных случаев, я не удивлюсь, если бы эта информация окажется реальной. 

— Если человек имеет гражданство США, его должны лишить российского гражданства? Двойного гражданства у нас не предусмотрено. Кроме того, принимая американское гражданство, человек приносит клятву верности Соединенным Штатам, клянется защищать интересы США и т.д. Это совместимо с гражданством РФ?
 

— По Конституции человек не может быть лишен российского гражданства. В мире есть где-то писанные, а где-то неписанные законы — если ты принимаешь гражданство другой страны, ты должен отказаться от предыдущего гражданства и предоставить об этом документ. Думаю, что по американскому законодательству человек должен сначала отказаться от российского гражданства. Но, очевидно, есть какие-то процедуры, которые действуют в обход этого правила. 

— Депутаты Государственной думы могут сделать какой-то официальный запрос и прояснить ситуацию, чтобы прекратить эти кривотолки? Нужно ведь четко определить — какой страны гражданин Гарри Каспаров? Согласитесь, ситуация, при которой «оранжевую» оппозицию в России возглавляет человек, который может быть вообще гражданином другой страны, кажется несколько странной?
 

— Запрос сделать можно, но это не означает, что американцы будут обязаны дать нам честный и исчерпывающий ответ на этот запрос. 

— А у нас нигде не может быть такой информации?
 

— Откуда? Все документы хранятся в США, и поскольку они не были преданы огласке, это документы ограниченного доступа. Поэтому здесь, в России, не думаю, что у кого-то есть информация о наличии американского гражданства у Каспарова. Возможно надо будет сделать запрос по поводу гражданства Каспарова от фракции или от себя.

 

 

 

 

 

 

 

Источник: www.electorat.info

Сегодня в Москве был подписан договор с Латвией о государственной границе. На мой взгляд, этот договор является предательским по отношению к 400 тысячам наших соотечественников, которые сегодня не имеют гражданства Латвии и лишены многих гражданских и политических прав. Россия, подписав этот договор, утратила последний рычаг давления на националистическое руководство этой прибалтийской республики. И поэтому наших соотечественников там ждут нелегкие времена. 


Одним из ключевых вопросов отношений между Россией и Латвией в пограничном вопросе является вопрос о маленьком городке Псковской области — Пыталово, или как его называют в Латвии — Абрене. В моем старом, «снесенном» 24 февраля хакерами Живом Журнале, этому вопросу был посвящен специальный пост. Я решил именно сегодня его восстановить, поскольку, как тогда в 1920 году, так и сегодня в 2007 году политики договорились за счет простых людей. Итак, пост от 16 февраля 2007г. 

Мне поступает много вопросов по поводу готовящегося подписания пограничного договора между Россией и Латвией. Постараюсь разъяснить ситуацию. 

11 августа 1920 года в Дзинтари (ныне г.Юрмала под Ригой) главы латвийской и российской делегаций золотым пером золотой ручки, украшенной бриллиантами, подписали договор о мире. Принимающая сторона успела подготовить такое орудие подписания, хотя времени было мало: переговоры закончились в ночь с 10 на 11 августа после полуночи. 

Время было нелегкое, как раз в августе в Риге, в Юрмале, в Елгаве и в некоторых других городах произошли перебои с продажей хлеба. Тем не менее министр иностранных дел Латвийской Республики Зигфрид Мейеровиц устроил по случаю подписания мира шикарный банкет в лучшем ресторане Латвии. (Таковым в то время считалось кафе «Отто Шварц» в рижской гостинице «Рим».) Радость министра можно было понять. Россия первой из крупных держав официально признала Латвийскую Республику независимым государством. Рижские газеты прогнозировали: теперь-то Латвию признают Париж, Лондон, Берлин, Рим, Вашингтон! 

Однако у Мейеровица была и другая причина для ликования. Через несколько дней после подписания договора глава латвийской делегации на переговорах, видный латвийский политик того времени Янис Весманис скажет: «Вопрос о границе может считаться решенным удачно». В результате переговоров в составе Латвии оказались и некоторые пограничные территории с преимущественно русским населением. Прежде всего речь идет о Пыталово. 

В 2005 году в одной из статей в газете Latvijas Avize появилось утверждение, что в основе латвийско-российского договора о границе должен быть мирный договор 1920 года, в котором нет Пыталово, а есть Пиеталава. Что же это за город такой — Пыталово? 

Первые письменные упоминания о территории Пыталовского района появились в 15 столетии. Известно, что в 1476 году псковичи построили в этих местах деревянную крепость Вышгородок. Прибалтийско-немецкий историк Штерн через столетия высказал мнение, что крепость была установлена на «ничейной» земле на границе Псковской земли и Ливонского ордена. Впрочем, на этой «ничейной» территории славяне собирали дань еще до прихода в Балтию крестоносцев. 

В 1480 году рыцари совершили внезапный набег на Вышгородок. Поспешившие на помощь псковичи застали здесь лишь пепелище. Городок заново отстроили. В 17 веке Вышгородок становится уездным центром. Уже в 18 веке в документах упоминается находившееся неподалеку от него село Пыталово. Ныне на официальном сайте города Пыталова высказывается следующая версия: возможно, в 18 столетии императрица Екатерина Великая пожаловала землей гвардейского поручика Пыталова. Впрочем, документами эта гипотеза не подтверждается. Зато известно, что село в конце 18 века было очень маленьким, состоявшее всего из 13 крестьян. 

Развиваться поселок стал после того, как через него проложили железную дорогу. В 1863 году появляется полустанок Пыталово, позднее его преобразуют в станцию. 

Итак, нынешний Пыталовский район веками находился в административном подчинении Пскову, считается русской землей свыше полутысячи лет. В районе до сих пор сохранилась церковь Воскресения Христова, построенная в 1496 году. Как же преобразовался поселок Пыталово в латвийский город Абрене? 

В 1920 году около Пыталово пролегла линия фронта: латвийская армия против российских красноармейцев. Военные действия не велись (лишь изредка возникали перестрелки), так как существовала негласная договоренность о перемирии. Еще 11 сентября 1919 года Россия предложила Латвийской Республике заключить мир. Предположение, что ЛР может помириться с большевиками, вызвало сильное недовольство в Лондоне. 

Правительство Улманиса не сразу решилось начать переговоры с советской Россией: для этого понадобилось почти полгода — дипломаты начали работу лишь в апреле 1920 года. Советскую делегацию возглавляли видные большевики Иоффе и Ганецкий. Латвийская состояла из пяти человек. Ирония истории: в ее состав входил и делегат Учредительного собрания Латвии Ансис Бушевиц. 

В 1920 году он добивался от России признания независимости Латвии, в 1940 году поработал одним из могильщиков этой независимости — председателем Центральной избирательной комиссии, объявившей, что свыше 90 процентов избирателей отдали на выборах в Народный Сейм голоса за список коммунистов и беспартийных. 

В мае 1920 года тон латвийской делегации на переговорах резко ужесточился, был выдвинут ряд экономических и территориальных требований. Дело в том, что в 1920 м году шла польско-советская война, в мае поляки вели успешное наступление, Красная армия отступала. Мало того. 

В Латвии появились противники переговоров. 1 июня 1920 года начальник генштаба Латвийской армии полковник Петерис Радзиньш (вскоре произведенный в генералы) в письме к министру иностранных дел Мейеровицу указывал, что латвийские войска не могут отказаться «от совместных действий с польской армией». 

За несколько дней до подписания мирного договора в интервью рижской газете «Сегодня» полковник Радзиньш заметил, что «Латвия изгнала из Латгалии большевиков и опять не пошла завоевывать чужую территорию, хотя продвижение вперед было весьма заманчиво и успех обеспечен». Есть свидетельство, что Радзиньш предлагал даже занять Псков. 

О том, как в спешке и по небесспорным критериям прокладывалась на карте граница, свидетельствует еще одна информация в газете «Сегодня». За день до подписания договора о мире газета сообщала: «По взаимному согласию проведение плебисцита в западной части Дрисенского уезда отменяется: Латвия и Россия разделяют упомянутую волость таким образом, что меньшая западная часть присоединяется к Латвии, а большая — восточная — к России; в виде компенсации к Латвии отходит Покровская волость в Островском уезде на северной границе Латгалии, чем исправляется неудобная линия границы, существовавшая до сих пор». 

Из газетной информации напрашивается вывод: переговорщики думали не об этническом составе населения и его желаниях, а о компенсациях и удобной линии границы. Поэтому ситуация, при которой по преимуществу русское Пыталово оказалось в Латвии, не должна удивлять. 

Расхожая версия о причинах присоединения Пыталово — это важный для Латвии железнодорожный узел. Однако в мировой практике трудно найти прецеденты, когда страна жертвовала бы частью своей этнической территории только на том основании, что она необходима другому государству. На наш взгляд, правильнее считать, что хорошо организованная Латвия просто продиктовала условия мира погрязшей в гражданской войне соседней стране. 

Стоит отметить, что и договор в целом отнюдь не производит впечатления равноправного и справедливого. Только в одной его статье есть обязательства Латвии: не содержать на своей территории русских белогвардейских формирований. Впрочем, таких формирований в ЛР в то время и не было. А вот Россия обязалась многое сделать: распустить Латышскую стрелковую дивизию, компенсировать потерю эвакуированного в Первой мировой войне имущества, не требовать от ЛР выплаты части царских долгов, признать латвийским Пыталово и так далее. 

И этому не стоит удивляться. В то время большевики не располагали огромной и политически благонадежной армией. В 1919 году русские красноармейцы и латышские красные стрелки с трудом отразили наступление на Петроград 17-тысячной белой армии Юденича. Легко представить себе, к чему могло привести наступление на Петроград 80-тысячной армии Латвийской Республики. 

Остается добавить, что многие положения неравноправного договора не были выполнены: Латвийская Республика так и не получила предусмотренных компенсаций. А возможности настоять на своем у правительства ЛР уже не было. http://www.zapchel.lv 

В дополнение к изложенному можно еще добавить: 

В 1920 году тогдашняя железнодорожная станция Пыталово входила в состав Покровской волости Островского уезда Псковской губернии. Накануне подписания мирного договора между РСФСР и Латвией, когда стороны договорились о перемирии и военные действия были прекращены (линия фронта проходила недалеко от Пыталово), армия Латвии воспользовавшись тяжелой для России ситуацией на польском фронте, вероломно перешла в наступление и захватила часть территории Псковской губернии. 

В 1925 году латвийским властями населённый пункт был переименован в Яунлатгале («Новая Латгалия»), в 1933-м получил статус города, а в 1938-м — новое имя Абрене. В 1944 году Абрене было включено в состав Псковской области, а в 1945 году городу было возвращено имя Пыталово. 

Как утверждают в мемуарах некоторые участники переговоров с латвийской стороны имеются пикантные подробности как Пыталово оказалось в составе Латвии. Оказывается в состав латвийской делегации по переговорам с РСФСР входил некий Фрицис Мендерс, латышский социал-демократ, друживший с Лениным еще до революции 1917 года. В ходе переговоров он приехал в Москву и обратился к своему старому другу с просьбой отдать Пыталово Латвии, поскольку это крупный железнодорожный узел. 

По словам Мендерса, Ление сказал: ««Черт с ним, дам задание Ганецкому, пусть он вам ее отдаст, нам сейчас невелика беда — узлом больше, узлом меньше». И Ганецкий принял во внимание указания Ленина, основанные на просьбе Мендерса… Конечно, Ленину в тот момент самое главное было подписать мирный договор с Латвией, чтобы снять части Красной Армии с латвийского фронта и перебросить их на польский.

 

 

 

 

 

 

 

Источник: v-alksnis2.livejournal.com

Основы духовности 

Анализ региональных выборов показывает, что их организаторы Русской идее по-прежнему не находят места в российском парламенте и — шире — в политической жизни Российской Федерации. Выражая заветные чаяния нашего народа, эта идея продолжает игнорироваться политтехнологами, узурпировавшими саму процедуру демократических выборов. В который уже раз в истории новейшей России мы наблюдаем мнимую борьбу группировок, выражающих интересы от силы 10-15% населения страны. Снова побеждает безликий и аморфный «центризм», справа от которого располагаются давно исчерпавшие свой политический ресурс либералы, а слева — всё те же социалисты. 

Такое преднамеренное «убийство» политики, на самом деле, чревато непредсказуемыми последствиями. Что будет, если оставшиеся 80% населения России не захотят мириться с заведомо профанной, не отражающей интересов народа и их взглядов Думой? Кому нужны представители, которые никого не представляют? 

В схожей ситуации 4 года назад кремлевские политтехнологи решились выпустить на сцену национально-патриотическую партию «Родина», понимая, что совсем не представить этот спектр общественного сознания уже невозможно… Между тем, за 4 года сторонников тех патриотических идей, на которых объединялась «Родина», отнюдь не убавилось — совсем наоборот. Национальные силы не только увеличились численно, но возросли качественно и заметно радикализировались. 

Таким образом, ситуация ставит перед нами задачу создания принципиально иной политической силы, которая смогла бы стать живой альтернативой партиям «политической смерти», вобрав в себя всё лучшее и здоровое, что есть сегодня в национально-патриотическом движении. Такой силой, способной бороться за возрождение подлинно национальных, почвенных, консервативных начал русской жизни, и призван стать «Народный Союз». Ни либерализм, который снова собирается быть представлен в парламенте, но не отражает интересов народа, ни маргинальный ультра-национализм, который преднамеренно и искаженно раздувается на улице с намерением сделать из него социальное пугало, не несут в себе Русской идеи. Успешной и востребованной сегодня стала бы та идеология, которая включила бы в себя всё положительное содержание национализма и продуманную социальную доктрину. Можно было бы определить ее платформу широко: от национал-консерватизма до социал-консерватизма. «Народный Союз» как единственная на сегодня легальная патриотическая партия могла бы объединить сегодня весь лагерь национально-консервативной и социально-консервативной ориентации. Именно этого от нее ждут. Кто с надеждой, кто с ужасом. 

России необходима партия с четко выраженной национальной ориентацией, поскольку в политике продолжается денационализация, или, оперируя ставшим уже более привычным словом, — глобализация. Глобализация утверждает ценности, которые делают существование России необязательным. Напротив того, суверенная Россия является гарантией существования не только русского народа, но и малых наций. Малые народы мира будут в первую очередь поглощены глобализацией. 

При законодательном равенстве всех народов России необходимо признать особую роль, первенство чести русского народа, создавшего Российскую государственность и защищавшего ее на протяжении столетий. Это первенство должно выражаться в государственном статусе русского языка, в образовательном стандарте, построенном на основах православной культуры. Остальные народы должны быть оберегаемы государственной властью, в том числе в рамках национально-культурных автономий. Русские — прирожденные государственники, и в своем государственном развитии они создали великую Империю. Эта Империя соединила в едином государственном организме сотни народов на огромной территории. Она каждому из этих народов дала возможность найти свое уникальное место в имперской структуре, приобрести для себя пользу в имперском общежитии. 

При этом русские — народ священной истории. Русская нация несет ответственность за конечные судьбы Российского государства. Сегодня она оказалась разделенной. Убывание населения создает угрозу государственности. Исходя из этого, демографический рост — норма общественной жизни, а преодоление разделенности (собирание) русской нации — самая насущная задача. 

Государственный и цивилизационный суверенитет немыслимы без понятия духовной суверенности. Партия «Народный Союз» не мыслит будущего России без опоры на православную традицию. Православная Церковь — средоточие истории России, центр духовной и общественной жизни нации. Именно Православие обеспечивает преемственность различных периодов Российской государственности — от святого Владимира до наших дней. Именно преемственность святости сохраняла наше государство от разрушения и гибели. Россия — это подлинное царство святых: Андрей Боголюбский, Даниил Московский, Александр Невский, Димитрий Донской, Федор Ушаков, Царственные Страстотерпцы и многие другие праведные воины, благоверные князья, благочестивые цари созидали и сохраняли наше государство. В силу этого очевидного факта мы будем добиваться того, чтобы Православие получило статус государствообразующей религии. Также статус традиционных в Российском государстве религий должны получить ислам, буддизм и иудаизм. Все четыре религии должны получать государственную поддержку, а их мнение должно учитываться при принятии решений в социальной сфере. Все религии равны перед законом, но не все равны перед историей и культурой. 

Исповедание других религий, как и неисповедование никакой, не может запрещаться. В то же время должна быть запрещена сектантская деятельность, как несущая угрозу психическому здоровью граждан и подрывающая основы государственного суверенитета. Светское общество, светское государство — совсем не то же самое, что государство и общество секулярные — то есть, антирелигиозные. Борьба с религией, которая ещё продолжается на страницах газет и в кабинетах чиновников, решающих вопросы образования и возвращения церковной собственности, должна быть наконец прекращена. Русской Православной Церкви по праву принадлежит приоритет в воспитании полноценного гражданина страны. Предмет «Основы православной культуры» — необходимая часть российского светского образования. Церковь имеет право на все, чем она владела до незаконных экспроприаций революционного времени. 

На рубеже 80-90-х годов ХХ века у России было два пути: национальное возрождение или превращение в лишенную суверенитета колонию. 90-е годы прошли под знаком именно такой колонизации. Задача ответственных политических сил сегодня — сделать ближайшие годы России эпохой общенациональных свершений, временем национального возрождения, решительной борьбы с бедностью и возвращения природных богатств народу. 

Мир в России 

Причиной поражения России в ХХ веке стала давняя, идущая из прошлого одержимость элит идеями, возникшими на совершенно иной исторической, национальной и религиозной почве. Доктрины французской и американской революций с их «правами человека», «разделением властей» и «гражданским обществом» точно так же не подходят России, как не подходят Голландии идеи великой Континентальной Империи. 

Нынешнее социально-политическое устройство России является крайне неустойчивым. С одной стороны, народ лишен права отстаивать свои интересы. С другой — происходит стагнация политической системы и эрозия политических элит. Все это напрямую связано с декоративной партийной системой. Авторитарные методы партстроительства, реализуемые из единого центра, создали в стране идеологический вакуум, из-за чего общество не имеет никаких сдерживающих ценностей, а государство — внятной стратегии развития. Созданная т. н. «партия власти» — «Единая Россия» — только на словах стоит за Президента и преемственность власти, а на самом деле защищает сугубо клановые интересы коррумпированного чиновничества. Другие политические партии либо стали игрушками в руках внешних сил, стремящихся с помощью «оранжевых» сценариев взорвать нашу страну, либо занимаются только тем, что «делят гранты». Вся реальная политическая деятельность сосредоточилась в руках нескольких ответственных лидеров, усилий которых, очевидно, недостаточно для такой огромной страны, как Россия. В то же время тысячи других политиков занимают синекуры, причем в эти декорации вписывают сотни молодых людей, лишая страну достойных кадров. 

Мы видим, что эта система из нескольких марионеточных партий во главе с «Единой Россией» не способна эффективно отвечать на реальные запросы людей, что подчас приводит к взрывам народного недовольства, как это было прошлой осенью в карельской Кондопоге. Это недовольство напрямую связано с преступным бездействием властей, именующих себя «членами правящей партии», их политической безответственностью. Здесь уже не имеет смысла говорить о защите интересов народа — гораздо уместнее признать полную деградацию вообще всей партийной системы, которая в своем нынешнем виде приносит стране только вред. 

Совершенно очевидно поэтому, что России сегодня необходима уже не просто конституционная реформа. Мы стоим перед необходимостью принятия новой Конституции. Конституция должна сберегать социальную солидарность в обществе, мир в России. 

Надо признать, что Конституция 1993 года, каковую, разумеется, следует строго соблюдать, пока она действует, не только не является совершенной, но во многом прямо не соответствует историческому пути Российского государства, основным парадигмам русской культуры и мышления, геополитическим условиям российского «месторазвития». В настоящее время «конституционная реформа» должна заключаться, прежде всего, в приведении основ государственного строя в соответствие с той «тысячелетней русской парадигмой», которая была демонстративно отвергнута сначала сторонниками демократического социализма, а затем либералами. 

Нельзя не отметить, что президентская республика все-таки больше соответствует отечественной традиции, чем республика парламентская. Да и само наличие в стране «президентской вертикали», пусть менее эффективной, чем «обкомовско-номенклатурная» и, тем более, имперско-губернаторская, все-таки пока что позволило избежать территориального распада РФ. 

Следует признать, что уже сейчас конституционная реформа практически идет. Новая система формирования власти в субъектах федерации уже создала предпосылки для «стягивания пространства» и купирования регионального сепаратизма (а он есть и на Дальнем Востоке, и в Сибири, и на Урале, и даже в Петербурге). Выдвижение же в 2005 году двух кандидатов для утверждения Президентом во Владимирской области показало, что была применена та форма выдвижения — обсуждение без голосования, причем обсуждение в трудовых коллективах и общественных организациях, — которая была свойственна не столько советской и петербургской, сколько старомосковской, «земской» эпохе. 

Такое сочетание централизации с «прямой демократией» представляется перспективным. По нашему мнению, вся конституционная реформа должна быть инициирована Верховной властью. Ею она, прежде всего, и должна осуществляться. Поэтому еще до пересмотра самих Основ конституционного строя («Первой главы») следует пересмотреть принцип разделения властей, являющийся миной, подложенной под любую конституционную реформу России. 

Может быть, пора задуматься над прямым закреплением положения главы государства как носителя Верховной власти, являющегося Арбитром (выражение Л. А. Тихомирова), стоящим над законодательной, исполнительной и судебной деятельностью (а не властью). Необходимость удлинения срока его полномочий очевидна. А если в дальнейшем осуществить переход от принципа выборности Верховной власти — если власть выборна, она не Верховна, а «верховен» избирательный корпус (а на самом деле те, кто им манипулирует), — к принципу преемственности? Не подгоняя итоги под нужный результат, а легально и легитимно. Уходя (или умирая), глава государства официально назначает своего преемника, который затем утверждается на всенародном референдуме. Стоит думать. 

Укрепление Верховной власти, точнее, ее становление — ибо сегодня формально власть у нас принадлежит «многонациональному российскому народу», а фактически может переходить от одной группы лиц к другой — будет на самом деле подлинным становлением новой России, творчески соединяющим в себе ее Царский, Имперский и Советский периоды с включением тех элементов демократии, которые не противоречат «тысячелетней парадигме». 

Что касается «Основ» конституционного строя, то, прежде всего, пересмотреть необходимо положение о так называемых «высших ценностях государства». «Человек» и, тем более, «его права» не могут быть «высшими ценностями» просто потому, что таковыми не являются. Высшими ценностями должны быть признаны ценности основных традиционных религий народов России, а также такие, как патриотизм, справедливость, милосердие. 

В ходе конституционной реформы следует отказаться от абстрактной, чисто исторически (в XVIII в.) обусловленной и не соблюдаемой уже и на самом Западе доктрины «прав человека». Сама концепция «человека» в юридическом смысле должна быть пересмотрена. «Человека вообще» не бывает: всякий человек есть, прежде всего, представитель своей нации, Церкви, общественного сословия. Сами же «права человека» — лишенные какой-либо сакральности и изъятые из Конституции как некая «высшая ценность» — должны будут рассматриваться исключительно в единстве с их обязанностями. 

Так, свободу труда следует рассматривать как свободу для труда, а не как свободу от труда. В тех статьях новой Конституции, где будет говориться о правообязанности труда, обязательно должно быть подчеркнуто многообразие его форм, включающее творчество, предпринимательство или мышление. Право на жизнь также должно рассматриваться во всей своей полноте, то есть от зачатия до смерти и, тем самым, став правообязанностью, влечь за собой все соответствующие последствия, включая запрещение абортов с одной стороны, защиту материнства и детства государством — с другой. 

Нет никаких принципиальных возражений против свободы всех форм собственности, однако, понятие правообязанности неизбежно вводит мотив социальной ответственности собственника, подразумевая под этим обязанность вкладывать в развитие производства, науки, культуры, образования и возможность вмешательства государства в случае отказа от такой ответственности. Вообще в новой Конституции социальный характер государства должен быть обязательно заострен. «Социал-консерватизм» — так можно было бы определить политико-правовую идеологию будущей России, если мерить ее в привычной шкале политических идеологий. 

Постепенно следует менять и систему представительной демократии и, соответственно, конституционную структуру высших государственных органов (через Конституционное собрание или референдумы). Речь идет о переходе от политического представительства (по принципу той или иной идеологии) к представительству территориально-профессиональному — то есть представительству от российских регионов с одной стороны, профессиональных групп населения — с другой. Либо о соединении всех этих типов представительства воедино. Фактически, речь идёт о новом формате Земского Собора, где должны быть представители всех значимых видов деятельности, начиная от политиков и бизнесменов и заканчивая крестьянами и учителями. Таким образом будет реализован полный спектр народного представительства и, соответственно, будут представлены все интересы. При необходимости такой переход можно осуществить через механизм полномочного Учредительного Собрания (Общероссийского Земского Собора). 

Демократия в России прекрасно работает на уровне местного самоуправления, быть может, в рамках городов и поселков, но в силу огромной территориальной протяженности, сурового климата и постоянной внешней угрозы как с Запада, так и с Востока, она не может быть общегосударственным устроительным принципом. Социально-представительное государство с сильной и преемственной Верховной властью — такой мы видим будущую Россию. Глава государства должен выступать безусловным национальным лидером. 

Мы стоим перед задачей восстановления традиционного понимания природы государства как самодержавной власти. Мы хотим, чтобы власть снова стала священна для каждого, а Церковь — свята для всех. Ведь власть — это не привилегия и не инструмент обогащения. Это служение не за страх, а за совесть. 

Россия в Мире 

Россия как основа и гарант существования Восточно-Христианской цивилизации на протяжении многих столетий играет ключевую роль в мировой истории, суть которой — выстраивание справедливого мирового порядка. Между тем, вот уже почти два десятилетия Россия живет в условиях ограниченного государственного суверенитета. Угроза распада страны, повисшая над нашей Родиной в конце 80-х годов прошлого столетия, до сих пор не ликвидирована. 

Внешние и внутренние враги на протяжении ХХ века дважды осуществляли операцию по расчленению нашей страны: в 1917 и в 1991 годах. После первого разрушения мы оправились и к середине 30-х годов восстановили армию, промышленность и людские ресурсы, затем победили вторгшегося врага и стали сверхдержавой. Историческая Россия восстала под новым именем — СССР — и превратилась в одну из величайших мировых Империй. 

В 1991 году удар был нанесен не по коммунизму, а именно по исторической России, по Империи. Сегодня враги России наносят прицельные удары по линиям «спайки» российской нации, стремясь посеять раздор на религиозной и национальной почве и превратить тем самым линии соединения в линии разлома. 

Исходя из этого, становится ясно, что сегодня крайне необходимо вернуть России ее роль в истории. Вписывание России в рамки иных геополитических образований неприемлемо. Государство, веками соблюдавшее правильный мировой порядок, должно иметь свой независимый геополитический проект. И одним из первых шагов в этом направлении должна стать консолидация православных стран на базе единой Православной конференции. 

Первое десятилетие XXI века особенно четко выявило противоречия эпохи глобализации и общемировых политических тенденций. Мы фактически вступили в эпоху кризиса однополярного мира, основные политические и экономические контуры которого пытаются формировать США с 1991 года. Мы живем во время исторических перемен, когда США и их союзники больше не способны контролировать мировые политические процессы и являться гарантами международной безопасности без нарушения системы международного права. Рост новых мировых держав и ТНК, смещение баланса геополитических сил в стратегически важных регионах мира, девальвация институтов международной безопасности и генезис очагов военно-политических конфликтов, кризис интеграционных политических моделей в Европе и всей системы либерального мультикультурализма, больше не позволяют при уровне нынешней вовлеченности России в мировые процессы оставаться в стороне. Россия должна выбирать: либо она осознает себя в качестве Великой Державы и альтернативным центром мирового политического влияния, либо она подчиняется Новому Мировому Порядку, и тогда вся риторика Мюнхена — это не более чем риторика. 

В действительности, Мюнхенская речь президента В. В. Путина всего лишь обозначила те реалии и противоречия изменившейся мировой системы, в которых наша страна вынуждена, наконец, переосмысливать свою роль и качество своей внешнеполитической активности. 

Мы считаем, что если Россия называет себя «великой державой» в своих основных документах, формирующих характер ее внешней политики, то раскрытие содержания и направлений этой политики не может быть сделано в общих и расплывчатых терминах, никак не проясняющих суть внешнеполитических приоритетов и национальных интересов страны. 

Признавая фундаментальный характер происходящих перемен во всем мире, Россия по-прежнему настаивает на «равноправных и взаимовыгодных отношениях со всеми странами». Напротив, США, к примеру, очень четко оговаривают, с кем надо вести себя «равноправно», а для кого больше подходят термины «избирательное сотрудничество» и «страны-изгои» (rogue-states). В то время, когда российское руководство на официальном уровне все чаще озвучивает идеи «суверенной демократии», то есть особого пути развития, своеобразия русской политической культуры и политических традиций России, когда правительство допускает в ряде случаев возможность ограниченного применения военной силы за пределами РФ, — основной внешнеполитический документ России по-прежнему говорит общим и малопонятным языком «приверженности к ценностям демократического общества». 

В условиях, когда проект однополярного мира трещит по швам, Россия не может больше только констатировать его распад и предлагать расплывчатую формулу «многополярного мира». При нынешних ритмах глобальной политики наивно предполагать, что идея «многополярного мира» реализуется сама собой и просто займет место уходящего однополярного миропорядка. Мы должны предложить всему миру абсолютно четкий и внятный проект альтернативного мироустройства и заявить о своей ведущей роли в его формировании. Россия должна стать одним из гарантов складывающейся многополярности, лидером и аккумулирующим центром своеобразной «конфедерации цивилизаций». 

Россия самим своим положением обязана себя позиционировать на мировой арене не только как один из «влиятельных центров современного мира», а как растущую мировую державу, чья область национальных интересов может выходить за пределы ее государственных границ. Плачевный опыт инкультурации в Россию универсума «демократических ценностей» и чисто западного примата «демократической государственности» без учета нашего менталитета, многовековых традиций, исконных духовных ориентиров и всего уклада нашей жизни говорит о том, что нам давно пора перестать бояться и стыдиться определять себя как Империю. Мы должны понять и объяснить нашим оппонентам, что Империя — это не форма, это — состояние. Причем состояние, которое всегда было естественным для России. Более того, любая попытка выйти из этого состояния всегда была чревата эрозией всей российской государственности и грозила нашей стране подлинным историческим небытием. 

Если Россия стремится быть по-настоящему Великой Державой, то она должна проводить в жизнь по-настоящему имперскую внешнюю политику. Это касается как пространства СНГ, так и тех стран «дальнего зарубежья», которые Россия рассматривает как зоны своего влияния. При этом в наиболее важных регионах Россия не должна ограничиваться лишь экономическим или социально-гуманитарным присутствием. У России по-прежнему остаются три стратегических направления внешней политики: реинтеграционное (пространство СНГ), ближнее (пространство Евразии) и дальнее (весь остальной мир). Соответственно этому представлению, Россия формирует свои подходы к осуществлению внешней политики. 

В отношениях со странами СНГ Россия обязана заявить о себе как о безусловном геополитическом лидере, который рассматривает пространство стран СНГ в качестве зоны своего естественного влияния и национальных интересов. Мы должны стремиться к такому положению вещей, что без согласия с Россией активность на этом пространстве другого крупного геополитического игрока (США, Евросоюза, Китая и др.) была бы максимально затруднена. Должен быть особо остро поставлен вопрос о допустимости нахождения на территории некоторых стран СНГ американских военных баз, что грубо нарушает принципы членства этих стран в системе коллективной безопасности СНГ. 

В европейской части СНГ приоритетными направлениями внешней политики остаются Украина и Белоруссия. России давно пора отказаться от тактики спонтанных мер и обзавестись, наконец, программным видением своей украинской политики. Нам следует понять, что сами по себе методы политического экономического прессинга на Украину по-прежнему будут оставаться неэффективными, если не будет выработана единая комплексная концепция возвращения России на Украину. Нам необходимо запустить, наконец, механизмы формирования на Украине влиятельного пророссийского политического «лобби» и в перспективе создание на Украине «третьей силы», состоящей из блока партий пророссийской направленности. 

При продолжении сегодняшними лидерами Украины курса на включение её в структуры НАТО и Евросоюза, российская политика должна должна быть энергичной и твердой, включая требования возвращения «знака дружбы и единства» — Крыма — и подтверждения российского статуса Севастополя, который де-юре никогда не был передан Украинской ССР. Преступно стесняться максимально активизации России в Крыму, где поддержка России русским и русскоязычным населением всегда носила естественный характер. Но лучше, если Крым и Севастополь будут соединять Украину и Российскую Федерацию. 

В отношении Республики Беларусь внешняя политика Российской Федерации — это политика воссоединения. Сохраняя соответственные экономические преференции для Белоруссии, мы считаем необходимым именно в этот исторический момент завершить процессы формирования союзного государства. Если потребуется, надо обсудить вопросы нового, устраивающего все стороны, формата этой интеграции. Для этого мы предлагаем провести личную встречу лидеров двух государств на высшем уровне, которая должна разрешить все спорные вопросы без влияния «третьих сторон». Историческая Россия — это союзное государство (империя) великороссов, украинцев, белорусов и единых с ними народов. Это Российский Союз. 

За пределами СНГ ряд приоритетов внешней политики России должны быть пересмотрены в связи с изменившимися международными условиями и позициям и восприятию России в мире. Уровень антироссийской истерии и русофобии, обвинения в энергетическом шантаже странами Евросоюза, который путем политического давления принуждает подписать Энергетическую хартию, в корне невыгодную России, заставляют нас в области экономической политики отказаться от приоритетных отношений с Евросоюзом. На данном историческом этапе России намного выгоднее вести «ассиметричную» политику, договариваясь о выстраивании «персональной экономической политики» взаимовыгодного сотрудничества с каждой страной ЕС по отдельности. Кроме того, довольно перспективной выглядит идея создания под эгидой России содружества влиятельных политических партий европейских стран на базе Православия. В будущем это союз способен стать одним из параллельных факторов российского влияния в Европе. 

Особое значение для России приобретают процессы, происходящие в ряде стран Латинской Америки. В условиях, когда Соединенные Штаты считают зоной своего влияния близлежащие к России страны (Грузию, государства бывшей советской Средней Азии), мы должны в полной мере восстановить и расширить стратегическое партнерство со странами Латинской Америки, в том числе в области энергетики и обороны. Формирование нового «красного пояса» антиамерикански настроенных режимов Венесуэлы, Боливии, Никарагуа и других стран. При необходимости — включить их официально в члены Организации договора коллективной безопасности. Несмотря на все перемены, наша страна сохранила для многих людей во всем мире свой положительный «коммунистический» образ, созидательный характер политики и влияние в лево-коммунистическом лагере. В интересах России — поддерживать подрыв гегемонии США в латиноамериканском мире, заставляя Вашингтон сворачивать свою активность в Евразии и возвращаться к решению собственных проблем в зоне своего традиционного влияния. 

Все эти меры, к которым партия «Народный Союз» призывает ответственных деятелей внешнеполитических ведомств, направлены, прежде всего, к тому, чтобы остановить уход России из истории, вернуть российской политике мировое измерение. В последнее время у России наконец появились первые признаки собственного геополитического проекта. Однако, нужна организованная политическая сила, которая подняла бы на щит идею чести Державы. Партия «Народный Союз» должна быть готова стать ей. 

Демографический фактор российской жизни 

Никакое вмешательство извне для демонтажа нашей цивилизации может и не потребоваться, если население России будет сокращаться теми же темпами, что сейчас. Демографическая смерть нации и, как следствие, неизбежная потеря суверенитета, а затем и государственности как таковой — главная угроза сегодняшнего дня. 

В настоящее время неуклонно сокращается продолжительность жизни граждан, особенно мужчин. В современной России около 10 миллионов инвалидов, из них почти 600 тысяч детей. Смертность с каждым годом существенно превышает рождаемость, тогда как неуклонно растет число детей, появившихся на свет инвалидами. Согласно последним исследованиям, к 2050 году население России может сократиться почти на треть. Наряду с повышенной смертностью наших граждан вымирание нации происходит и за счет давления на государство извне. 

На этом фоне продолжается торговля людьми — детей, оставшихся без родителей за гроши вывозят в иностранные семьи, продолжается отток талантливых специалистов. Многие девушки по-прежнему стремятся выйти замуж за иностранцев. При этом России принадлежит сомнительная честь быть лидером по искусственному прерыванию беременности — несколько миллионов абортов в год уносят жизни наших неродившихся граждан. 

А ведь роль женщины в России всегда оценивалась существенно выше, чем в третьих странах, где сегодня происходит настоящий демографический взрыв. Поэтому сегодняшнее положение женщины в России должно быть изменено — потенциал наиболее активных женщин может быть востребован на благо всего общества в социально-политической сфере. И им должна быть предоставлена всяческая помощь. 

Наряду с этим следует ужесточить законодательство в сфере акушерства. Все консультации и центры по работе с будущими матерями и новорожденными должны быть взяты под особый контроль, а руководить и работать в них должны исключительно медицинский персонал и духовенство. Организации, связанные с институтом усыновления, должны быть централизованы и ориентированы на работу, прежде всего, с гражданами России. Поддержка молодых и многодетных семей должна вестись на уровне правительства. Необходимо сохранить количественный и качественный состав русской нации, несущей на себе ответственность за судьбу государства. Для этого нужно введение в действие государственной демографической программы. Надо создать условия для демографического созидания и отвергнуть утилизацию смерти, господствующую сейчас во всем мире и проникающую в Россию: запретить убийство младенцев во чреве матери, продажу русских детей за границу, пропаганду однополых отношений; а кроме того, поощрять рождаемость и многодетность, укреплять семью, улучшать медицинскую помощь, — вообще сделать нормой демографический рост. Законодательное запрещение абортов должно сочетаться с бесплатным выделением квартир молодым семьям, обязующимся родить от четырех детей и более. Многодетным семьям следует также на льготных условиях выделять землю под строительство домов и ведение сельскохозяйственных работ. Деятельность организаций и фондов «планирования семьи», «валеологии» и т.д. должны быть запрещена. Кроме того, нужно срочно решить проблему детей-сирот и беспризорных. 

Десуверенизация страны выражается сегодня и в заселении нашей территории гражданами других государств. Нет нужды подробно останавливаться на фактах вопиющего неуважения к законодательству и интересам коренного населения России — всех тех злодеяниях, которые становятся сегодня постоянными признаками т. н. «мигрантов». Факты эти всем известны. Главное здесь, что транслируемые мигрантами культура и правила поведения не только входят с противоречие с УК РФ, но и прямым образом отменяют Конституцию России на отдельных территориях, где живут инородческие общины. Важно не допустить приватизации идеи гражданского общества и развитого местного самоуправления силами, стремящимися к десуверенизации России. Укрепление земско-общинного измерения местной власти, особенно на уровне уличных и микрорайонных советов и обществ, замена коррумпированного и бездействующего местного чиновничества — условия, которые вправе предъявлять сегодня власти партия, выступающая за национальное возрождение и социальную правду. 

О народном хозяйстве 

Народное хозяйство — сильная социальная экономика — это гарантия внутренней стабильности государства и его независимости от внешних сил. Для нас очевиден примат политических задач над экономическими, поэтому ни одна из сугубо экономических целей, будь то «свобода рынка», «укрепление рубля» или даже увеличение ВВП, не может быть самостоятельной ценностью. Государство в разные периоды своего развития, в зависимости от ситуации, может выбирать разные экономические модели, но всегда необходимо, чтобы этот выбор определялся стремлением решить насущные задачи, стоящие пред страной, а не искусственно созданными теоретическими построениями или, тем более, стремлением к личному обогащению представителей правящей элиты. 

На фоне стоящих перед Россией задач, многие из которых требуют срочного решения, наши последние экономические достижения выглядят довольно скромно. 

Основная проблема в области экономической политики состоит в необходимости в максимально сжатые сроки провести модернизацию нашей промышленности. Износ оборудования на многих российских предприятиях, в том числе и стратегического значения, превышает допустимые нормы, но главная проблема даже не в этом, а в том, что сама структура нашей промышленности выглядит тяжелой и неповоротливой, во многом не отвечающей требованиям сегодняшнего дня. Крайне мал процент предприятий, использующих в своей деятельности инновационные технологии, в то время как наша страна обладает уникальным научно-техническим потенциалом, и многие открытия наших ученых, не находя применения в России, активно используются за рубежом. 

В связи с этим очевидно, что требуются как масштабные прямые государственные инвестиции в наукоемкие отрасли промышленности, так и внятная система поощрения подобных инвестиций со стороны частных предпринимателей. 

Также крайне необходимо активное участие государства в развитии транспортной инфраструктуры России. Огромные размеры нашей страны в сочетании с ее крайне выгодным геоэкономическим положением должны предполагать необходимость существования в России развитой и современной сети путей сообщения. Сейчас ситуация такова, что мы даже не можем начать разработку многих месторождений полезных ископаемых, особенно за Уралом, только из-за того, что нет дорог, по которым их можно было бы вывозить с места добычи. Помимо этого, развитие транспортной сети имеет очевидное военно-стратегическое значение. 

Однако также следует помнить о том, что Россия уже сейчас является в некоторых областях — таких, как атомная промышленность, космонавтика, авиастроение и ряде других одним из мировых лидеров. Кроме того, нам удалось за все эти годы сохранить гигантский потенциал нашего ВПК, позволяющий нашей стране сохранять ведущие позиции на мировом рынке вооружений. Поэтому экономическая политика государства должна быть направлена на сохранение и укрепление ведущих позиций России в этих областях. 

Крайне неудачные эксперименты последних лет в области социальной политики, такие, как, например, пресловутая «монетизация льгот», едва не приведшая к массовым волнениям, показали всю безуспешность попыток отойти от традиций патерналистского государства. Государство должно четко и решительно заявить о том, что оно гарантирует помощь и поддержку социально уязвимым слоям населения. Гражданин России должен быть уверен в том, что когда он не сможет обеспечивать себя сам, своим трудом, государство не оставит его один на один со его проблемами. Система социальных льгот и выплат должна быть прозрачной, максимально исключающей возможность злоупотреблений со стороны чиновников и, что самое важное, понятной тем людям, для которых она существует, независимо от уровня их экономического образования. Поэтому необходимо отказаться от подхода, когда то или иное социальное новшество вводится только потому, что так принято за рубежом. Любые реформы в социальной сфере должны тщательно продумываться и исходить из реальных потребностей людей. 

Для России всегда, за исключением советского периода, всегда была свойственна многоукладная экономика. Поэтому, всячески поддерживая и стимулируя частную инициативу, государство должно сохранять свой полный контроль над стратегическими, базовыми для всего хозяйства страны отраслями, такими как энергетика, добывающая промышленность, авиастроение, военная промышленность и ряд других. В этих отраслях участие иностранного капитала недопустимо, а участие российского отечественного частного капитала может играть лишь вспомогательную роль. Это не означает всеобщей национализации, но в тех случаях, когда речь идет об основах экономического суверенитета страны, а, в конечном счете о ее безопасности и независимости, принцип неприкосновенности частной собственности не может считаться незыблемым. Кроме того, очевидно, что когда речь идет о природных богатствах страны, частное владение ими не может быть безусловным и вечным, речь может идти только об аренде, в которую государство передает то или иное месторождение частным компаниям и действие которой может быть прекращено в любой момент. Но даже в этом случае разработка таких месторождений должна вестись под пристальным государственным контролем. Необходимо законодательно закрепить неотъемлемые права собственности государства на недра. 

Необходимо отменить те положения Земельного, Лесного и Водного Кодексов, которые нарушают суверенитет Российского государства и его исключительного права на распоряжение природными богатствами. В России должен быть создан Крестьянский банк для кредитования на льготных условиях желающих взять землю в аренду для обработки. Многолетняя и безупречная служба государству должна поощряться предоставлением участка земли в собственность. 

Существенно важно скорректировать нынешнюю систему налогообложения, при которой, фактически, и бедные и богатые слои населения платят одинаковые налоги. Необходимо введение прогрессивной системы налогообложения. Сверхдоходы должны облагаться большими налогами, помимо восстановления принципа социальной справедливости, эта мера позволит освободить от уплаты налогов беднейшие слои населения. 

Одной из ключевых проблем, препятствующих экономическому развитию, безусловно, является высокий уровень коррупции. Затраты на взятки и т. н. «откаты» увеличивают себестоимость российской продукции, снижая ее конкурентоспособность как на внутреннем, так и на внешнем рынках. В то же время возможность «купить» нужного чиновника дает конкурентные преимущества крупным иностранным компаниям. Особенно больно такая ситуация бьет по предприятиям малого и среднего бизнеса, которые попросту не имеют возможности платить коррумпированным чиновникам столько же, сколько их иностранные конкуренты. В этом вопросе необходимы самые жесткие и последовательные действия государства в сочетании с выстраиванием четких и понятных всем субъектам экономической деятельности правил поведения. 

Основой экономической политики государства должен стать «новый протекционизм». Необходимо принять меры для того, чтобы государство вернуло себе ведущее положение во внешней торговле, осуществляя жесткий контроль за экспортом зарубеж стратегических товаров. 

Надо думать и действовать 

Для претворения в жизнь насущных задач, необходима мобилизация всего общества. И, прежде всего, тех сил, сама роль которых состоит в созидании и защите государства. 

Большинство граждан, дорожащих Россией, готовых и дальше делить со своей Родиной ее непростой исторический путь, ждут от власти демонстрации приверженности национальным ценностям — духовным, нравственным, культурным. Русский почвенный консерватизм сегодня — это единственная национальная идеология, способная отстоять суверенитет, укрепить духовность, улучшить условия труда и повысить благосостояние человека труда, осуществить прорыв к построению общества Справедливости и Порядка. Консервативные ценности — предмет консенсуса государства, общества, Русской Православной Церкви и традиционных конфессий. «Народный союз» ставит перед собой цель защиты Русской цивилизации от новых потрясений, предлагая свой путь модернизации нашей страны на основе ее вековых традиций.

Как бы настойчиво ни уверяли нас политические оракулы из «Единой России» или из другой вскармливаемой политтехнологами Кремля партии-нувориша «Справедливой России» в том, что на прошедших в регионах мартовских выборах «народ явил свою волю», большая часть избирателей отчетливо понимает всю лукавость подобных заверений. Громадные суммы денег, затрачиваемых партиями-лидерами, оказанный ими масштабный административный прессинг вкупе с повсеместными подтасовками и преступным вбрасыванием бюллетеней с заранее проставленными нужными данными, — вся эта задействованная в нынешней избирательной кампании технология обмана избирателей стала апогеем организаторских и финансовых усилий нынешней властьимущей бюрократии. 

Тех из «единороссов» — руководителей, кто «не дотягивал» хотя бы по одному из перечисленных параметров и тем самым давал пусть и мизерную, но всё же лазейку для действительного проявления какой-либо иной, чем замышлялось идеологами Кремля, пресловутой «народной воли», попросту лишали партбилетов, а значит, и любой дальнейший политкарьерной или бизнес-перспективы. (Вспомнили, уважаемые читатели?! Да-да-да! Точно также вели себя в своё время и чиновники-бюррократы от КПСС: либо кандидат во власть действует в точном соответствии с устанавливаемыми партократией правилами (с заметным душком лицемерия, а то и цинизма), либо оказывается за пределами «пула успешных». Если же игра идёт по правилам, то вскрывшейся правды или даже случившегося из-за этого скандала можно не опасаться: скандал попросту замнут, а «пострадавшему» выдадут «премию» в виде новой высокой должности или новой «золотой жилы» в бизнесе). 

Мы живём в эпоху, когда деньги легко превращаются в политическую власть, а власть — ещё легче — в деньги. На том и стоит нынешняя чиновная бюрократия. 

Можно ли в этих условиях ожидать от неё чего-либо иного, чем искусная имитация, так называемых, выборов во власть?! Любой анализ выборов в нынешних условиях может быть лишь оценкой меры искусности имитаторов. 

Каким же задумывался итог игры под названием «выборы»? Изобретением собственного политического ноу-хау политтехнологи нынешней верховной российской власти себя не озаботили. (А и, в самом деле, — зачем?!). Пусть будет всё так, как там — «у них» в странах, где много десятилетий действует «цивилизованная» демократия, при которой создаётся видимость конкуренции двух партий, а остальные политобъединения выступают лишь статистами на политической сцене. Двухпартийная модель прижилась там, где давно уже правит власть «денежных мешков». Такую же «демократию» денег пытаются привить и на российской почве. Ради установления подобного порядка и было проведено масштабное сокращение количества партий, жесткий отбор спонсоров и иных финансовых источников, отменён порог явки избирателей, до абсурда доведены требования к отчетности партий перед различными бюрократическими инстанциями. Организаторам нынешнего политического расклада неважно, что весь этот новый «порядок» ведет лишь к одному: к ещё большему отчуждению от власти народа, от самой возможности попадания в неё общественно настроенных и инициативных людей, не имеющих ни громадных капиталов, необходимых для гарантированного прохождения в высшие властные структуры, ни достаточной для нынешних успешных политиков-либералов беззастенчивой лживости. Им неважно и то, что доверие и к власти, и к выборам катастрофически падает, что люди разуверились в том, что их голос что-то значит, что их мнение, их воля могут быть заявлены и приняты управленческой командой. 

Кроме того, нынешняя система отбора во власть такова, что весь предвыборный ресурс направлен, скорее, на запутывание, чем на просвещение избирателя и уж тем более на повышение уровня его политической компетенции. Избиратель лишён возможности доподлинно знать личные качества кандидата во власть, понимать общественно или частно настроенный это человек, честен ли он, останется ли верен своим предвыборным обещаниям. За самовосхвалениями, агитационной трескотнёй, за многообещанием всяческих благ в случае попадания в желанное кресло, за лжесвидетельствами изощренных пиартехнологов избирателю невозможно разобраться в том, насколько ответственно поведёт себя получивший власть чиновник, депутат, готов ли он служить общественным, а не клановым и частным интересам. 

Узаконенная «Единой Россией» нынешняя политическая система организована так, что небогатые партии левой оппозиции ради получения необходимых средств вынуждены включать в свои избирательные списки иногда целые группы людей, не только не разделяющих провозглашаемые партией идеи и программы, но и готовые в случае надобности заявлять и защищать прямо противоположное им. Смысл же их пребывания в партийных списках только один: попадание во власть на плечах сторонников партии. Дальний умысел авторов такого казуистического узаконения вполне очевиден: вынуждая лицемерить всех организаторов кампании, они тем самым стремятся уравнять их с собой в моральном плане, сделать хоть и невольными, но все же соучастниками творящегося по отношению к избирателю обмана. 

Один этот факт делает неприемлемой для нас нынешнюю избирательную систему, а также всю «технологию» отбора и попадания людей на вершину управленческой пирамиды. 

Закрепление системы превращения денег в политическую власть, а власти — в деньги — кощунственно и антинародно. Оно прямо противоположно народовластию, за которое во все времена ратовали лучшие умы России. 

Партия национального возрождения «Народная воля» не раз заявляла о том, что любой закон, любая реформа, любое жизненное уложение, любой социальный выбор и любая общественно значимая инициатива, затрагивающая интересы большинства населения, должна быть выверена прежде всего на предмет ее соответствия национальным идеалам, чаяниям народа, ценностям русской цивилизации, а мерой всему должна быть общественная польза, благо граждан России. 

Нынешние выборы, как и вся сложившаяся в стране выборная система, не соответствуют им, а значит должны быть пересмотрены и изменены. Нам нужны другие выборы, и нам нужна другая элита.

Что бывает, когда кухарка начинает лезть в управление государством? Примерно то же самое, что происходит при посещении слоном посудной лавки. Вот и движение молодых политических ассенизаторов «Местные» решило поменять профиль деятельности: поняв, что на защите подмосковных лесов и городов от мусора и свалок (то бишь реальными и полезными для общества делами) большой популярности не приобрести, они стали активно встраиваться в общеполитический мейнстрим и выступать со странными и скандальными инициативами. 

Окончательно войдя в роль политических чистильщиков, борющихся, как и вся «цивилизованная общественность» с надвигающимися на Россию темными тучами ксенофобии, экстремизма и антисемитизма, 7 февраля «Местные» настрочили очередной донос в Генеральную прокуратуру на участников прошедших 28 января в десятках городах митингов в защиту русских политзаключенных. 

Обращение генпрокурору «Местные» составили по всем неписаным канонам эпистолярного жанра, который используется российской либерально-правозащитной общественностью, уже не один год героически противостоящей «русскому фашизму». Те же вырванные из контекста факты, «нужная» нарезка высказанных выступавшими на митинге фраз, нравоучительный гонор, традиционные обвинения в разжигании национальной розни и «экстремизме», доказать наличие которого, между прочим, можно только в суде. 

Но абсолютно внеправовые, а порой и безграмотные формулировки подмосковных павликов морозовых абсолютно не смущают, ведь главное — это пресловутый «пиар», главное — прокричать, да погромче, чтобы кураторы в Администрации Президента потом погладили по головке и подкинули деньжат на профильную ассенизаторскую деятельность. Просто по-иному нельзя оценить следующий пассаж: «Активисты собирали подписи, например, в защиту подозреваемого в покушении на Анатолия Чубайса Владимира Квачкова». Какой кошмар! Какое зверское преступление! Собирали подписи! Задавите гадину! И далее: «Отказывающимся поставить свою подпись сообщали, что они не русские, и „выступают за еврейский фашизм“». Не стали «Местные» сообщать генпрокурору фамилий и примет собиравших подписи и тех, кто обвинял «отказников» в «еврейском фашизме». А зачем? Главное — внести в обращение критическую дозу раздражителя для определенных кругов и с особенным усердием подчеркнуть, что «со всех сторон слышались антисемитские лозунги», а в высказываниях активистов постоянно фигурировало слово «еврей» и его сочетание со словом «фашизм». Видимо, «Местных» это сочетание сильно задевает. Почему? Вопрос риторический… 

Для окончательного формирования у прокурорских работников «угрожающей картины» «Местные» снабдили свое обращение обязательным для писем подобного жанра антуражем, без которого невозможно оценить всю злую сущность «русских экстремистов». Чистильщики так и написали: «В толпе были слышны призывы изгнать эмигрантов, и периодически вскидывались руки в фашистском приветствии». Ну, как же не без этого! На пятерку с плюсом выполняем заветы доктора Геббельса, который говорил: «Врите наглее. Чем страшнее ложь, тем люди легче в нее верят». А про владение на твердую троечку русским языком («изгнать эмигрантов») мы говорить не будем — другой оценки чистильщики не достойны. 

А дальше — все как в Великой Книге: «Распни его, распни!» «Местные» потребовали от Генпрокуратуры провести расследование деятельности принявших участие в митинге организаций ‑ ДПНИ, РОНС, НДПР, РОД, «Народной Воли», «Памяти» ‑ и их лидеров. 

Что тут можно сказать? Героические борцы с экстремизмом эти «Местные»! Честное слово! Но, как говорит старая русская поговорка, шила в мешке не утаить. Про благие дела «Местных» в Московской области знающие люди рассказывают поразительные истории. Например, про их попытки «крышануть» контролирующую подмосковные рынки этническую мафию, дабы заставить ее отстегивать процент от своих доходов в фонд «Местных». 

А если взглянуть на контингент чистильщиков, то станет ясно, что «Местным» нужно срочно начинать бороться самим с собой, ибо в свои ряды они активно привлекают тех самых «скинхедов-нациков», против которых на словах якобы ведут войну. 

Посему желаю «Местным» воспринять искренний совет: расчищайте лучше мусорные свалки. На большее все равно ума не хватит, а так хоть пользу обществу принесете.

 

 

 

 

 

 

 

М.В. Синицын, руководитель молодежной организации, член ЦПС Партии «Народная Воля»

Среда, 18 Декабря 2013 16:17

Время Империи

Автор

Грядущие выборы в Государственную Думу, а затем и президентские выборы, во многом определят дальнейшие пути развития России, ее внутреннюю и внешнюю политику. И тут начинают представлять особый интерес те люди, которые консолидируют определенные политические силы, представляют варианты того пути, по которому наша страна может пойти в последующем политическом сезоне. Потому неудивительно, что гостем Византистского Клуба стал депутат, заместитель председателя Государственной Думы, лидер партии «Народная Воля» Сергей Николаевич Бабурин. 

Исходя из сложившейся расстановки политических сил на данный момент, можно с уверенностью сказать, что «Народная Воля» — единственная партия, которая будет представлять православную консервативную идеологию на декабрьских парламентских выборах этого года. И потому было закономерным, что основной темой развернувшейся дискуссии стал вопрос о перспективах политического консерватизма в современной России. 

Сергей Николаевич начал беседу с повествования о своем непростом пути в политику, об истории создания политических организаций, в которых он принимал участие, и, конечно же, о собственных мировоззренческих и идеологических позициях. Что же касается современных партийных идеологий, то было отмечено несоответствие между содержанием идеологий российских партий и текущими проблемами, вопросами и угрозами, стоящими в данный момент перед Россией. Как левые, так и либералы до сих пор продолжают оперировать политическими доктринами и категориями, характерными для прошлых столетий. Отсюда и те фатальные перекосы в общественном сознании, сформированные еще советской идеологической машиной, когда под патриотами подразумеваются исключительно левые, тогда как «правыми» являются либералы-рыночники, в действительности никакого отношения к правой идеологии не имеющие. 

Тем не менее, с распадом СССР произошло обрушение многих советских мифов, на вещи, ранее казавшиеся банальными, начали смотреть по-другому, стали переосмысливать свою жизнь, обращаться к истокам. Стало понятно, что история России начиналась не в 1917 году, а значительно раньше. Пробуждение национального самосознания произошло именно в тот момент. 

Конечно, не была обойдена стороной тема предстоящих парламентских выборов. По мнению Сергея Николаевича, национально-консервативная партия должна занять в следующей Думе третье место. Справедливая Россия, не имеющая ясной и четкой политической идеологии, но претендующая на социал-демократическую нишу, где уже присутствуют Зюганов и Семигин, может быть потеснена в центр. Тогда появится возможность не допустить появления либералов в новой Государственной Думе. 

Лидер «Народной Воли» рассмотрел особенности политического и социального уклада России в рамках цивилизационного подхода. Правила уклада жизни больших и малых государств подчинены совершенно разным законам. Речь идет не только о внешних, видимых различиях, непосредственно связанных с географической протяженностью больших территорий, но и о качественном состоянии духа, которое характерно исключительно для империй. Следуя этой точке зрения, если рассматривать Россию как Российскую Федерацию, то есть без учета того, что Россия является имперским государством и самостоятельной цивилизацией, мы получим обычное национальное государство — такое, как Польша или Германия. Если же говорить о России как об империи и самостоятельной цивилизации, то нужно сказать, что она на протяжении своей истории существовала в разных государственных формах. До 1917 года Россия существовала в качестве монархического государства, февральская и октябрьская революции породили развал империи и «парад суверенитетов». И лишь в 1922 году Россия возродилась в качестве империи в форме СССР. 

Имперское сознание невозможно развивать и укреплять без миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. Россия — это огромная территория, которая объединена единой духовной сферой. Ведь не случайно соперники России в первую очередь занялись уничтожением тех социальных, политических и культурных институтов, которые гарантировали ее целостность. После запрета КПСС стали дискредитировать Русскую Православную Церковь. Появились гнусные инсинуации об иерархах, стали отовсюду говорить о том, что Православие нельзя возрождать. 

Но и РПЦ, по мнению Сергея Николаевича, проводит недостаточно мощную и масштабную миссионерскую политику. После распада Советского Союза параллельно с возрождением Православия, стали возрождаться и Ислам, и Буддизм, и многие другие религии, стали пропагандировать жесткую связь между религией и национальностью. Это при том, что до семнадцатого года очень значительная часть этнически не славянской российской элиты исповедовала Православие. Это были татары, немцы и многие другие национальности. 

Значительное время дискуссии было уделено внешнеполитическим проблемам. Россия в рамках своих актуальных границ является самым крупным из осколков распавшейся империи. Сейчас, по мнению С. Н. Бабурина, три таких осколка претендуют на то, чтобы стать стержнем объединения — это Россия, Белоруссия и Украина. С Украиной пока вопрос пока остается открытым, так как ее лидеры отреклись от своей русскости, сделав ставку на сближение с Европой. Президент Белоруссии Александр Лукашенко пока тоже не стремится делать шаги навстречу организации союзного государства. 

Таким образом, сейчас происходит негативное для России смещение цивилизационной границы на территории Западной Европы. Если раньше в наши границы включались те страны, которые были нам чужды, то сейчас идет обратный процесс — мы теряем уже свое пространство. 

Партия «Народная Воля» активно формирует объединения государств и партий на православной основе. В сентябре прошлого года состоялась встреча 10 партий из 6 государств. Новая встреча готовится в мае. 

Как признался Сергей Николаевич, за последние несколько лет он охладел к республиканской форме правления, хотя и не стал убежденным монархистом. Но, тем не менее, считает, что если бы в России была стабильная монархическая система, то мы видели бы относительно честную преемственность власти, не говоря уже о том, что не тратили бы огромные суммы бюджетных средств на проведение выборов. 

Наше общество реально является продолжателем и духовным восприемником Византии. Сколько бы официально ни отрекались от идеологической смысловой составляющей государственной системы, кроме как «Москва — Третий Рим» никакого мировоззренческого принципа сформулировать для России нельзя.

 

 

 

 

 

 

 

Источник: Правая.RU

1 февраля 2007 года исполняется 155 лет со дня рождения Льва Александровича Тихомирова (1852-1923), выдающегося русского мыслителя, одного из наиболее крупных идеологов русского консерватизма и монархической государственности. 

Лев Тихомиров начинал свою жизнь с участия в революционном движении, был членом Исполкома «Народной воли», редактором народовольческих изданий. В ноябре 1873 года был арестован и более 4-х лет провёл в заключении в Петропавловской крепости. Освобождён в 1878 году. 


После разгрома «Народной воли» в 1882 году Тихомиров уехал за границу. Там, увидев воочию западную демократию, он пересмотрел своё мировоззрение, окончательно понял преступный, антинародный характер деятельности своих бывших «соратников», ненавидевших историческую Россию, её традиционные устои. В 1888 году он выпустил в Париже брошюру «Почему я перестал быть революционером?». Порвав с террористами, Тихомиров в 1888 году обратился к Александру III с покаянным письмом, в котором писал: «Чрезвычайную пользу… я извлёк из личного наблюдения республиканских порядков и практики политических партий. Нетрудно было видеть, что Самодержавие народа, о котором я когда-то мечтал, есть в действительности совершенная ложь и может служить лишь средством для тех, кто более искушён в одурачивании толпы. Я увидел, как невероятно трудно восстановить или воссоздать государственную власть, однажды потрясённую и попавшую в руки честолюбцев. Развращающее влияние политиканства, разжигающего инстинкты, само бросалось в глаза. Всё это осветило для меня моё прошлое, мой горький опыт и мои размышления и придало смелости подвергнуть строгому пересмотру пресловутые идеи Французской революции. Одну за другой я их судил и осуждал. И понял, наконец, что развитие народов, как всего живущего, совершается лишь органически, на тех основах, на которых они исторически сложились и выросли, и что поэтому здоровое развитие может быть только мирным и национальным…» 

Царь разрешает Тихомирову вернуться в Россию, чтобы искупить свои грехи. Прибыв в Петербург, бывший революционер идет в Петропавловский собор поклониться праху Царя Александра II, против которого когда-то боролся. 

На родине Тихомиров становится ведущим сотрудником патриотической газеты «Московские Ведомости», критикует «справа» либеральную политическую систему и революционное движение. Важнейшие из статей он выпускает отдельными изданиями: «Начала и концы. Либералы и террористы», «Духовенство и общество в современном религиозном движении», «Конституционалисты в эпоху 1881 года», «Демократия либеральная и социальная», и так далее. Публикации по рабочему вопросу создали Тихомирову в консервативном лагере славу знатока данной проблемы. 

В 1905 он выпускает свой основной труд — «Монархическая Государственность». Изучив западную антимонархическую систему, Тихомиров становится первым, кто серьезно занялся исследованием такого государственного феномена, каким было русское самодержавие, впервые детально разработал учение о русской монархической власти, о ее сущности и условиях ее деятельности. Анализируя исторические формы устройства России и многих зарубежных стран, Тихомиров делает вывод, что верховная власть в лице монарха даже в средних своих образцах действует более разумно и твердо, чем так называемая «демократия». 

В это же время он становится желанным гостем в правых консервативных кругах, выступая в роли эксперта по революционному движению. 

Тихомиров высоко оценивал значение русских общины и артели, видя в них главную возможность самобытного развития русских рабочих и крестьян. В отличие от предлагаемых либералами и леворадикалами планов объединения рабочих в тред-юнионы по западноевропейскому образцу Тихомиров выдвигает идею сплочения и развития рабочих путем создания рабочих общин. 

После 1905 года Тихомиров разрабатывает схему реформ системы «думской монархии». Он отмечает, что «представительством могут пользоваться только гражданские группы, а не элементы антигосударственные, как ныне. В законодательных учреждениях не могут быть представительства ни от каких групп, враждебных обществу или государству…». 

В середине 1907 года П. А. Столыпин пригласил Тихомирова в советники. 

За 10 лет до смерти Тихомиров поселился в Сергиевом Посаде, где регулярно приходил к гробнице Сергия Радонежского с молитвой о спасении России. Здесь он создал уникальный труд «Религиозно-философские основы истории», в котором анализирует историю человечества с религиозной точки зрения, включая последние эсхатологические времена. 

Умер Лев Александрович Тихомиров 16 октября 1923 года. 

Несомненно, общественная деятельность, философские и публицистические труды Л. А. Тихомирова свидетельствуют о том, что он был одним их наиболее выдающихся идеологов русской национальной идеи.

 

 

 

 

 

 

 

Игорь Юрьевич Сердитов,
сотрудник Исполкома Партии Национального Возрождения «Народная Воля»

Об авторе. 

Лев Николаевич Тихомиров (1852-1923) — общественный деятель, писатель и публицист, социолог и философ. Был ведущим теоретиком и публицистом террористической организации «Народная Воля», входил в ее руководящий орган — Исполнительный комитет. Впоследствии осудил свою деятельность в книгах и статьях, разоблачая террористов, подрывающих нравственные основы русского общества. В 19 лет он вступает в радикальный кружок Н. В. Чайковского, обладая прекрасным литературным вкусом. Писал замечательные статьи, рассказы. Его рассказ-притча — «Сказка о четырех братьях», она же «Правда и кривда» — стремительно расходится в списках по всей России, и становится настолько популярной, что в 1873 году женевские эмигранты издают ее отдельной брошюрой. Для юного Тихомирова это было необычайной честью. В ноябре 1873 года был арестован, и 4 с лишним года провел в Петропавловской крепости и других тюрьмах Петербурга. После разгрома «Народной Воли» Тихомирову удалось бежать за границу, там он получил возможность спокойно подумать о жизни, и о своем месте в ней. Он ужасается тому, что творили русские террористы и в числе них он сам. Вскоре, после выхода в свет книги «Почему я перестал быть революционером» (в августе 1888 года), вызвавшей шок у одних и сенсацию у других, царь Александр III повелевает снять с Тихомирова полицейский надзор и прочие ограничения. В сентябре 1890 года он обосновывается в Москве, где ему предстояло прожить оставшиеся 33 года (включая и последние 10 лет в подмосковном Сергиевом Посаде). 3 последних десятилетия жизни Тихомирова закрепили за ним славу блестящего публициста. Наиболее ярко и полно все это проявилось в его фундаментальном труде «Монархическая государственность». 

Существует легенда, согласно которой его вдова Екатерина и дочери Надежда и Вера долгое время сохраняли огромный сундук с его рукописями, не попавшими в государственные архивы. В частности, там будто бы находились записи Тихомирова по теме, которую он в последние годы считал для себя главной — «Тайные пружины истории…». Опубликованные работы (а их более 300) и его рукописи, хранящиеся нынче в архивах, еще ждут своих исследователей. 

А последняя страница жизни Тихомирова — человека, на многие десятилетия опередившего время, была перевернута 16 октября 1923 года, когда он умер в Сергиевом Посаде, где и был похоронен. И конечно же, самым лучшим памятником замечательному мыслителю была бы не просто наша память о нем, но и хотябы минимальные знания о его жизни и свершениях. 

«Тихомиров бесспорно занимал видное место в революционных организациях: до 1882 г., когда он уехал за границу, он имел 10-летний революционный стаж, из которого 4 года провел в тюрьме в ожидании суда над 193-мя, и вышел из этого искуса с честью. После процесса, как бывший чайковец и автор «Сказки о четырех братьях», он, в 1878 г., был охотно принят в члены о-ва «Земля и воля», сотрудничал в органе того же имени, а после ареста Клеменца главенствовал в нем. Когда в центральной группе о-ва, в Петербурге, наметилось расхождение по вопросу об активной борьбе с правительством, он солидаризировался с Зунделевичем, Морозовым и Александром Михайловым, входил в тайную группировку внутри «Земли и воли» и, как ее член, участвовал в_Липецком съезде — этом задатке .будущей «Народной воли». Когда же о-во разделилось на «Черный передел» и «Народную волю», Тихомиров стал членом «Исполнительного комитета», дал окончательную редакцию программе новой партии и сделался главным редактором партийного органа. 

Рассказ Тихомирова об участии в Народной Воле — документ очень любопытный, но это не исторический материал… разбор такого документа невозможен, потому что каждая страница требовала бы критики, поправки или опровержения…«Вера Фигнер, 18 марта 1925 г. 

Воспоминания 

Я приступаю к запискам о временах «Народной воли» так много лет спустя (1898 г.) — почти 20 лет, после столь-кого пережитого, передуманного, что чувствую себя совершенно беспристрастным, почти бесстрастным… 

Я бы сказал прямо «бесстрастным», если бы не чувствовал глубокой жалости ко всем или по крайней мере большинству тогда погибшим людям. Все они люди, и все очень полною ценою расплатились за все, что сделали ошибочного или преступного. 

Наконец, я пишу для того отдаленного будущего, когда все эти события уже потеряют жгучее или заразительное значение. 

Прошло 20 лет. Я постарел и стал опытнее. Но мне ли не знать, что и теперь я часто ошибаюсь и, думая делать добро, может быть, делаю зло. По крайней мере, не могу поручиться, чтобы этого не случалось. Чувствуя это, я не имею ни малейшего желания становиться судьей людей тех времен. С е б я я за дела тех дней уже осудил и лично, и публично, свою жизнь постарался изменить сообразно с этим судом. А судить умерших не чувствую желания. Мне хочется только припомнить, представить себе и рассказать потомству, как было дело. Кто хочет, — пусть судит. 

А я только думаю, что из правдивого рассказа о действительно бывшем можно научиться многому, даже помимо осуждения собственно людей. 

Но я сам не хочу даже и учить ничему. Мне лично хочется только рассказать, оставить материал для суждения об эпохе, которой большая часть людей крупных и знавших погибла, а остались больше люди мелкие, ничего толком не знавшие, которые тем более свободно будут рассказывать басни, не имеющие ничего общего с действительностью. 

Когда у нас стали появляться политические убийства, то в форме самозащиты, то в форме нападения, — все это сначала вовсе было не организовано, не обдумано и не направляемо кем-либо в отдельности. Все это просто носилось в воздухе, 1 было не личной идеей, а идеей интеллигентного слоя. Мысль о «терроре», о цареубийстве, о заговоре приходила в голову людям в разных концах России, в совершенно различных положениях, различных национальностей, всем рассеянным «гражданам революционной идеи». Это было начало восстания, которое не удалось, не разгорелось, потому что желающий восстания слой был очень слаб. Вот и все. Тут была логика революционной идеи… 

Это «бунтарское» настроение назрело за те четыре года с лишним, которые я с сотнями других просидели в тюрьме. В 1872 — 73 гг. мы не помышляли о восстаниях, а что касается убийств, то они возмутили бы наше нравственное чувство. Когда в 1876 — 77 гг. у нас завязались сношения с «волей», то настроения этих новых поколений казались многим и большинству из нас дикими и ложными. Впоследствии же сами порицатели новых поколений примкнули к террористам. 

Когда я вышел из тюрьмы, все остатки старых «чайковцев», и особенно «освобожденные» из тюрьмы, группировались около Перовской. Она их собрала около себя и держала их в оппозиции к «троглодитам», другими словами, ученикам Натансона. Я совсем не знал Натансона, но это был человек, говорят, крупный. В мои времена, т.е. в 70 — 71 гг., Натансон, Чайковский, Сердюков и Лермонтов были возбудителями революционного движения, совсем подавленного после Нечаева. Сначала они составляли один дружеский кружок, потом постепенно разошлись. Натансон был арестован и выслан, Сердюков тоже арестован и несколько лет почти не выходил из тюрьмы. Лермонтов разошелся с кружком Чайковского и в 1873 году пытался образовать свой или, точнее сказать, свои кружки, так как он усвоил новую и модную тогда теорию анархизма. Впрочем, действовал он недолго, был арестован и умер в тюрьме. 

Итак, кружок вышел «кружком Чайковского», а затем началось «движение в народ», захватившее кружок, но созданное не им, а той же всесильной логикой психологии революции. Затем прошло «шальное лето»62; движение было разгромлено; и вот в это время, когда по России по разным тюрьмам сидело до 1000 человек, — Марк Натансон бежал и явился в Петербург с «новой идеей». 

Эта новая идея состояла именно в «народничестве». Мы раньше были «пропагандистами» и «развивали народ», прививали ему «высшие» идеи. Новая идея состояла в открытии, которое впоследствии развивалось в «Основах народничества» Каблица (Юзова), но гораздо лучше изложена в программе кружка Натансона, да отчасти вошла и в программу «Народной воли». Решено было, что народ русский имеет уже те самые идеи, которые интеллигенция считает передовыми, т.е. он, народ, отрицает частную собственность на землю, склонен к ассоциации, к федерализму/ общинному и областному. Учить его было нечему, нечему и самим учиться. Требовалось только помочь народу в организации сил и в задаче сбросить гнет правительства, которое держит его в порабощении. 

Отсюда «народники» стали разнообразными «бунтарями», с очень анархическим оттенком. А именно захвата власти они не признавали, а допускали лишь «дезорганизацию правительства». Само собою, скоро явились фракции и у народников. Но пока это случилось, они организовали очень могущественный кружок «Земля и воля», который для 1876 — 77 гг. был тем же, чем для 1872 — 73 гг. был кружок чайковцев. 

Сам Натансон недолго действовал и был арестован с револьвером в кармане — «признак времени». 

Натансон был арестован, но кружок остался. В нем было собрано много очень, в революционном смысле, серьезных сил. Руководила кружком жена Натансона Ольга (урожденная Шлейснер). Я ее знавал и не нахожу в ней ничего особенного, но люди из кружка почитали ее чрезвычайно и ставили высоко. Не знаю. Когда я поступил в кружок, Ольга Натансон была уже тоже арестована, так что я не мог лично наблюдать, что именно давала она кружку. На взгляд же она напоминала Перовскую, и, вероятно, такого же рода было и ее влияние. 

Оба типа чисто женские. Ума — немного, но масса убеждения, веры, самоотверженности и воли — правда, в низшей форме упорства. Уж что заберет в голову, — колом не вышибешь. При этом огромная доза консерватизма: «на чем поставлена, — на том и стоит». Ума творческого немного или даже вовсе нет, но очень много ума практического, житейского, который так нужен во всякой организации. Таковы, по всей вероятности, разные хлыстовские «богородицы». 

Итак, некоторое время, т.е. месяц или два, петербургская революция официально находилась под руководством двух «баб». Нас, «освобожденных», толкалось около Перовской человек сорок. Она легко сделалась центром, потому что прожила все время на воле, все время вела с нами сношения, и по выходе из тюрьмы мы, естественно, попадали к ней. 

Мы, выходя из тюрьмы, не могли иметь никакого понятия об окружающем. Большинство было так уставши, что даже и не имело желания какой-нибудь немедленной деятельности. Сверх того, многие из нас подлежали высылке и не могли решить вопроса, становиться ли сразу в «нелегальное положение». В общей сложности все это располагало охотно слушать советы Перовской не присоединяться к «троглодитам», как Клеменс прозвал народников за их пренебрежение к знаниям и культуре. Перовская предлагала основать свой кружок или, точнее, восстановить пропагандистский кружок Чайковского, жить с народом, развивать его, но, конечно, все это по-революционному. В этом она в сущности вовсе недалека была от «троглодитов» и не ладила с ними, вероятно, более из кружкового патриотизма. Как бы то ни было, мы все соглашались не приставать к народникам, которые сильно желали нас завербовать, но что именно делать, — это оставалось спорным, неясным и нерешенным. Да в сущности все мы желали до времени одного: присмотреться, ориентироваться и отдохнуть. 

Среди этих нескольких десятков человек деловую ценность представляли только Перовская, Клеменс, Дмитрий Александрович, все время бывший на свободе, «в народе», за границей и т.п., Николай Морозов и я. Но все три последние лица очень скоро стали сближаться с натансоновцами. 

И действительно, в этом кружке, скоро принявшем название «Земли и воли», были подобраны люди в революционном смысле очень полезные: Александр Михайлов, Преображенский (кажется, Алексей), Тищенко, Никандр Мощенко, Мих. Родионович Попов, Осип Аптекман, Моисей Зунде-левич, Александр Васильевич Квятковский, Адриан Михайлов, Георгий Плеханов, Харизоменов, Оболешев (Сабуров), Лизогуб, Василий Игнатов, Бух (младший). 

Георгий Валентинович Плеханов — сын разорившегося дворянина-помещика, чрезвычайного пьяницы, буяна и безобразника. Плеханов сам говаривал тогда, что от такого родителя может произойти только или революционер, или червонный валет. Из Георга вышел революционер. 

Над народниками он только язвительно смеялся, но анархистов прямо ненавидел как злейшую помеху социализма. Идеалом его были, конечно, немецкие социал-демократы, у которых он учился усердно и успешно. 

О А. Михайлове: во время своего знакомства с революционной средой, из тысячи 1.5 человек, которых сколько-нибудь помню, я не знаю человека, который бы производил впечатление более хорошей силы, чем этот отчаянный «террорист». 

Он был родом из дворянской семьи, чуть ли не Курской губернии, во всяком случае чистый великоросс, превосходно сохранивший свойства русской расы. Среднего роста, он был очень крепок, коренаст, вынослив. Единственный порок физический составляло его заиканье. Такое же здоровое соотношение представляли его духовные свойства. Не могу без грусти думать, что такую богатую натуру загубила наша поганая обезьянья «интеллигентская» цивилизация. С самого юного возраста Михайлов воспринял, конечно, наше революционное миросозерцание и, затем уже мог развиваться только в его рамках. На беду, он вышел в свет в такой момент, когда лозунгом стало «опрощение» и были совершенно заброшены даже наши жалкие книги. Михайлов остался поразительно невежественным, на редкость даже среди нас. Только его удивительная память и чутье, благодаря которому он сразу определял умного человека, помогли ему приобретать сведения от людей: он охотно слушал речи знающих людей. Но хотя таким образом он нахватался достаточно фактов и фраз, для того чтобы казаться все-таки «интеллигентным», его теоретические познания были и остались ничтожны. Никакого самостоятельного употребления из них он не мог сделать, почему и остался во власти революционного миросозерцания. Но все, что он сам видел и наблюдал, он узнавал и понимал превосходно, и это сделало из него великого практика. Теперь прошло с тех пор 20 лет, у меня нет иллюзий, и я совершенно хладнокровно и убежденно говорю, что Михайлов мог бы, при иной обстановке, быть великим министром, мог бы совершить великие дела для своей родины. 

Он был редким организатором. Не видал я человека, который умел бы в такой степени группировать людей не только в м е с т е, но и направляя их, хотя бы помимо их воли, именно туда, куда, по его мнению, нужно было. Он умел властвовать, но умел и играть роль подчиняющегося, умел уступить видимость первого места самолюбивому конкуренту, не имел ни самолюбия, ни тщеславия, не требуя ничего для себя, лишь бы д е л о шло, куда нужно. Всякий талант, всякая способность в других радовала его. Я не знал, был ли он о себе высокого мнения, но во всяком случае не гордился и, конечно, просто не интересовался этим вопросом. А 

Между Тем ОН был ИСТИННОЙ ДУШОЙ И творцом той организации, которая зародилась в среде кружка «Земли_и_воли» и потом превратилась в «Народную волю». где десяток человек «Исполнительного комитета» умели держать около себя в разных кружках, в конце концов, около 500 человек, готовых исполнять распоряжения «Комитета». Этот «Исполнительный комитет» создан Михайловым и развивался и рос, пока был Михайлов. Арест Михайлова был началом упадка и расстройства «Исполнительного комитета». 

Напротив того, весь террористический слой был полон оживления, надежд, уверенности. Он сознавал себя настоящими вполне верил в обладание будущим. Он видел перед собой революцию и лично в ней уже находился. Надо сказать, что во всем этом слое не было ни одного заметно крупного ума. Но характеров было очень много. Немало было и очень милых людей, простых, добродушных, храбрых, вроде тех, которые отличаются на войне, считаясь в то же время добрыми малыми и товарищами. Были и просто легкомысленные авантюристы, но менее всего вспоминаю людей жестоких и холодных. 

Что такое был собственно терроризм? Это была по существу попытка начать революцию с теми силами, какие имелись в наличности. Страна предполагалась в состоянии революционного настроения, но не начинала активной революции. Были однако десятки, сотни и, казалось, тысячи людей, которые готовы были взяться за оружие. Естественно являлась мысль: почему же не начать? Правительство имело вид бессильный. Попытка активной борьбы могла вызвать подражание и возбудить мысль о возможности ниспровергнуть правительство. Но, разумеется, сил, готовых браться за оружие, было так мало, что нелепо бы было и подумать собрать их в один крошечный отряд для восстания, например, в Петербурге. Ясно, что эти сотни две-три людей были бы мгновенно раздавлены. Но если начать борьбу конспиративно, партизански, нападая где удобно и прячась перед силой, то столь же ясно, что шансы долго продержаться возрастают чрезвычайно. Эти две-три сотни человек, при такой системе, будут переловлены очень нескоро. А между тем их пример вызывает подражание, вызывает новые силы, тем более, что эта борьба производит впечатление устрашающее (предполагалось) на правительство и агитирующее на народ. 

Терроризм именно и был такой партизанской войной. Сами террористы очень различно понимали смысл своих поступков, но они были вообще не люди рассуждения, а во всех массовых движениях (это было массовое движение в революционном слое интеллигенции). 

Первые факты терроризма были чисто случайны, личны, вызывались обстоятельствами, а не теорией, не идеей. «Шпионов» и «изменников» убивают всякие заговорщики-революционеры. Угрозы врагам делают все и всегда. Попытки лучше погибнуть с оружием в руках, нежели пойти в тюрьму и каторгу — совершенно понятны, вне всякой зависимости от теории. Но в возбужденном неудачами пропаганды революционном слое, в умах, видевших, что «ничего нельзя делать» (для революции), совершенно естественно рождалась охота к этой мелкой войне. Ее уж во всяком случае можно делать. Идея терроризма становилась все более популярной, и, как всегда, люди стараются возвести в принцип то, к чему их тянет. Стали являться попытки возвести в принцип и терроризм, и таким образом его систематизировать. 

«Земля и воля» была кружком народническим. По программе кружок должен был создать народно-революционное движение. Только для этого существовала организация интеллигенции. Всякие «улучшения» правительственного строя отрицались, «конституция» считалась хуже, вреднее, нежели «абсолютизм», ибо она объединит «эксплуататоров», буржуазию; «Земля и воля» ставила целью ниспровержение всего существующего строя, а вовсе не правительства. Между тем нарастал терроризм, который направлялся против правительства. 

Лица, живущие в народе, в виде учителей, волосатых писарей и т.п., становились все менее революционны. Чем более они обживались и сходились с мужиками, тем менее думали о бунте и тем более вдавались в мысль о легальной защите интересов мужика. Живущие же в Петербурге, напротив, все более разгорались революционно и все более думали о борьбе с правительством. «Деревенщик» имел уже даже немного стран?ные провинциальные манеры, не интересовался никакими мировыми событиями, толковал о каких-то мелочах народ?ной жизни. Он, видимо, «дереволюционизировался» с точки зрения горожанина. Петербуржец же казался «деревенщи?ку» чуть не «либералом»: он и привык к приличной одежде, и говорит о «политике», и негодует не против «кулака» или «барина», а против «правительства»; того гляди, станет «просить конституции». А между тем у горожан было в ру?ках все, и деревенщик жаловался на их невнимание, невы?сылку денег, недоставление людей, книг, невнимание к устройству нужных для деревенщика связей и т.п. 

Так нарастало взаимное неудовольствие и назревал полный разрыв. 

Я впрочем, забежал вперед. В то время, когда я присоединился к «Земле и воле», мысль о разрыве еще не возникала, но внутренние отношения уже были запутаны Идеи раздваивались, и это между прочим отражалось и на газете «Земля и воля». Главный предмет раздора был терроризм. Народники допускали только террор аграрный или фабричный. Но среди нас Александр Михайлов, Морозов, Квятковский тянулись к террору политическому Кравчинский, хотя и убежавший за границу, — тоже. Клеменс, как и я, не был террористом в собственном смысле, но все-таки видел в терроре больше толку, нежели в «деревенской» деятельности. Он, как и я, хотел революции в том числе и ниспровержения правительства, не потому чтобы был конституционалистом, а потому, что рассчитывал, что из революции явится строй во всяком случае более демократический. Не думаю, чтобы Клеменс был особенно определенным социалистом. Я же, могу сказать, и совсем им не был. Лозунг времени был социализм, но я в сущности хотел только материальной обеспеченности народа. Теории социалистов я уже знал в это время, но не был ни за одну, хотя все-таки считал себя социалистом. Мой социализм в сущности сводился к государственной регуляции частной собственности. Что касается т е р р о р а, то мне он нравился только как первые революционные схватки, передовые аванпостные стычки. Но и только. Террора как систему я не понимал, и даже она мне казалась нелепостью. 

Старая «Народная воля» была прямо истреблена. Но я на своем веку немало пережил таких истреблений и привык видеть, что на месте уничтоженных людей и программ являются немедленно новые. Истреблений я не боялся и уже давно не верил в них. «Народная воля» была сначала вытеснена из Санкт-Петербурга. Перебрались в Москву. Скоро были и здесь истреблены и разбежались. Так «революция» вытеснялась, видимо, все куда-то далее и далее. Почему? Неужели из-за ловкости полиции? Я этого не допускал. Почему же у нас нет ловких людей? Еще недавно мы были ловчее полиции. Мы получали сведения о всех действиях правительства и полиции. Мы имели умных людей, а они не имели. Мы имели в их рядах сочувствующих нам, мы держали среди них своих агентов. Теперь все пошло наоборот. У них — умные люди, у нас — мальчишки и дураки. У них — никто не изменяет, а у нас — изменник на изменнике, шпионство, малодушие… Ясно, что этому должны быть общие, более глубокие причины. Ясно, что мы почему-то не годимся, что мы делаем что-то не то, что нужно. Так казалось мне. 

Ясно было также, что с такими отбросками, мальчишками и ограниченными людьми, которых мы имели, ничего нельзя было делать. 

От этого можно было бы придти в отчаяние. Но у меня не было отчаяния ни на волос, потому что я верил не в нас, а в Россию; Россия же, на мой взгляд, была здорова и оживленна. Не годились только м ы. 

Лев Тихомиров, противополагая Россию революции, главным образом партии «Нар. воли», находил, что Россия находится в нормальном состоянии, а революционные партии в расстройстве, и советовал программу «Нар. воли» двадцать раз пересмотреть«, и исправить. «Роль революции не бунтовская, но и культурная». Надо, но его словам, уничтожить террор и выработать «великую национальную партию» — «единую со страной», а не конспиративную и замкнутую в себе самой. Революция, по его мнению, может быть лишь в результате «эволюции в народной жизни’», т.е. подготовки для нее почвы. 

16 декабря 2006 г.

 

 

 

 

 

 

 

Мелехин Валерий Иванович Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Весенняя избирательная кампания 2007 года по выборам депутатов Законодательных собраний проходит в 15 субъектах Российской Федерации. Президиум Центрального Политического Совета рекомендовал всем соответствующим региональным отделениям партии принять участие в борьбе за места в региональных парламентах. Участие в столь важном политическом событии, каким являются выборы законодательных органов власти в субъектах РФ, является важным этапов в становлении авторитета партии и укрепления позиций её региональных отделений. Кроме того, это хорошая школа политической работы и серьезная проверка готовности региональных отделений и центрального аппарата партии «Народная Воля» к выборам депутатов Государственной Думы РФ в декабре 2007 года и выборам Президента РФ в марте 2008 года. 

К сожалению, ряд региональных отделений (Ставропольское, Вологодское, Ленинградское, Томское, Тюменское, Московское областное) в силу разных причин организационных, ресурсных, психологических не решились участвовать в мартовской избирательной кампании вообще. Другие региональные отделения (Самарское, Псковское, Ставропольское) ограничили свое участие поддержкой 1-3 кандидатов в одномандатных округах. 

На сегодняшний день активно участвуют в избирательной кампании и бьются за представительство в органах власти членов «Народной Воли» региональные отделения в республике Дагестан и республике Коми, в Омской, Орловской и Мурманской областях, в г.Санкт-Петербурге. Состоялось выдвижения кандидатов и списков кандидатов на партийных собраниях и конференциях региональных отделений. Уведомления об участии в выборах представлены в соответствующие избирательные комиссии. Партийные списки заверены. Идёт сбор подписей. Разворачивается один из самых ответственных этапов предвыборной агитационной кампании. 

Каждое региональное отделение самостоятельно определяет тактическое построение предвыборной агитационной кампании. Дагестанское региональное отделение делает упор на сложении агитационных ресурсов с другими патриотическими организациями. Коми республиканское отделение образовано буквально накануне избирательной кампании и только начинает знакомить избирателей с программноцелевыми установками партии «Народная Воля». В Омском областном региональном отделении сформированы мобильные группы агитаторов. Орловское региональное отделение наполняет свою агитационную кампанию конкретными социальными акциями. В Мурманском региональном отделении в избирательную кампанию приглашены представители науки. 

В Курской и Владимирской областях в марте состоятся дополнительные выборы депутатов законодательных собраний по отдельным округам. Кандидатами здесь стали лидеры региональных партийных организаций С. Н. Савельев и А.П. Алтухов. 

О наших шансах. Конечно, партии «Единая Россия» и «Справедливая Россия», опирающиеся на административный ресурс, а также партииветераны российских избирательных кампаний КПРФ и ЛДПР имеют некоторые преимущества перед другими партиями в т.ч. и перед партией «Народная Воля». У остальных участников кампании примерно равные стартовые позиции. Чтобы победить, нам придётся быть более упорными, и тогда удача будет на нашей стороне. Но надежда на продвижение во власть должна быть подкреплена сосредоточением усилий всей партии, будь то Центральный Политсовет или партийная фракция в Государственной Думе, руководитель отделения или рядовой партиец. Все силы должны быть брошены на работу в этой, крайне важной для партии избирательной кампании, а не на иные отвлекающие действия. 

Надо помнить и о том, что в декабре нынешнего года наряду с выборами в Государственную Думу состоятся выборы законодательных органов власти в 8 субъектах РФ: в республиках Бурятии, Ингушетии, Северной Осетии (Алании), Удмуртии, в Камчатском крае, в Пензенской, Саратовской, Смоленской областях. Каждое региональное отделение уже должно иметь план подготовки к участию партии в выборах депутатов Государственной Думы, а региональные отделенные названных 8 субъектов еще и к выборам региональных органов власти.

 

 

 

 

 

 

 

В. П. Пешков,
координатор избирательной кампании Партии «Народная Воля»

Почему тема экстремизма так волнует нынешнюю властьимущую по-литическую элиту? Почему, несмотря на имеющийся и действующий закон, в него вносятся такие поправки, которые, по мнению многих знатоков права, позволяют трактовать его в зависимости от потребностей момента и желаний власть предержащих? Почему всплеск жгучего интереса к теме экстремизма у правящей верхушки каждый раз возникает именно в канун нового избира-тельного цикла? 

Ответы напрашиваются сами собой. Партия власти, опасаясь вызванного её же действиями роста радикализма в обществе, пытается выставить ещё один законодательный кордон в борьбе с неугодной ей оппозицией. Ведь в этом случае, даже, если протестный настрой справедлив и не имеет ничего общего с экстремизмом, вместо анализа и сравнения политических позиций оппонента достаточно подвести под букву ставшего «гуттаперчевым» закона. 

Но крайности, (а экстремизм к ним относится), как известно, рождают крайности. И «борцы с экстремизмом» сами легко переходят в разряд тех, кто его порождает. 

Находящаяся у власти политическая элита ясно осознаёт что народ, а также наиболее активная его часть, находящаяся в политической оппозиции, так и не приняли итогов чудовищной приватизации, не смирились и с тем, что стало её итогом, — массовой бедности, убожеством социальной защиты, несправедливым распределением доходов, вымиранием населения. У людей растёт понимание того, что огромное число нынешних социальных бед является результатом воспроизведения сегодня тех же условий, при которых 15 лет назад влиятельное меньшинство разгромило неорганизованное большинство и ограбило его. 

«Утилизация» России продолжается: за счёт снижения рождаемости, повышения смертности и сокращения продолжительности жизни сумма народных потерь с начала шоковых реформ составила 28 миллионов человек. Уже сейчас 60 процентов российского населения — это старики, дети и инвалиды. Из 20 миллионов работоспособных мужчин ныне 1 миллион — в тюрьме, 4 миллиона — «под ружьём», служат в армии, милиции, ФСБ, МЧС, 5 миллионов безработные, 4 миллиона — хронические алкоголики, 1 миллион — наркоманы. 

Эти итоги — даже не «экстремизм», это потери большой и жестокой необъявленной войны. Однако «социальная база реформ» чиновники от бизнеса и бизнесмены от власти не только не ответили за свою деятельность, но и укрепляют позиции. 

Партия власти «Единая Россия» раз за разом принимает законы, выталкивающие общественно настроенных людей, желающих лучшей доли для большинства народа, из политического процесса. Это делается через избирательное законодательство о политических партиях, через отмену порога явки на выборах, а теперь — через закон «О противодействии экстремистской деятельности». Этот закон нужен власть имущим в условиях, когда со стороны правящей бюрократии расширяется наступление на социальные и гражданские права, на российские социальные и политические движения, когда грядёт невиданный по своим масштабам и тяжким последствиям передел собственности в сфере жилищно-коммунального хозяйства. 

Закон об экстремизме будет бить по тем, кто не виноват в социальных бедах, кто противится им. И в этом — проявление самого грубого экстремизма со стороны тех, кто обязан охранять правовой порядок в обществе, защищать интересы граждан. 

Это значит, что диктатура — уже на пороге нашей государственности. Каждый несогласный с властями или неугодный им будет подозреваться в экстремизме. Этот закон будет применяться, прежде всего, против оппозиции. И уже сейчас нужно понимать, что недалеко то время, когда именно из её среды власть предержащие будут набирать политзаключённых. 

Прилепить ярлык экстремиста можно теперь каждому, кто публично выскажется о противоправных или аморальных поступках любого из властных чиновников. Особенно легко и выгодно для прокремлёвской фракции это сделать в период избирательной кампании, когда за обнародованную правду придётся расплачиваться не только осмелившемуся заявить о ней «бунтарю», но и всей партии. Её снимут с регистрации и не допустят к участию в выборах. 

Таким образом, изображая борьбу с экстремизмом, режим устанавливает свой беспощадный политический и экономический диктат, противный общенациональным интересам. На самом деле, чтобы в стране было меньше экстремизма, меньше конфликтов, власть, которая называет себя демократической, должна делать легитимными взгляды и претензии несогласных, вводить в законное русло протестующих и сомневающихся. Но всё идёт в обратном порядке. 

Закон об экстремизме — вызов гражданскому обществу, продолжение войны с инакомыслием.

Вход