Если крикнет рать святая: "Кинь ты Русь, живи в раю!" Я скажу: "Не надо рая, Дайте родину мою" С.А.Есенин
Расширенный поиск

Опасность раскола общества по этническому признаку в такой стране, как Россия, давно осознана. Отрадно, что шовинистические выходки встречают жесткое противодействие властей — свидетельство тому недавний арест лидера московских скинхедов. 

Однако создается впечатление, что шовинизм — болезнь одного лишь коренного населения, приезжие же свято блюдут законы и уважают местные традиции. Как милицейская статистика, так и повседневный опыт этому противоречат, однако обвинительные приговоры в разжигании межнациональной розни выносят только русским. 

«Верна ли такая политика и к чему она может привести?» — такой вопрос задали Regions.Ru члену Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Виктору Алкснису. 

«В стране практически на официальном уровне проводится политика русофобии», — заявил Виктор Алкснис. Депутат подчеркнул, что «категорически против точки зрения, будто бы только русские выступают в роли разжигателей межнациональной розни». «В этой ситуации представители титульной нации являются обороняющейся стороной», — убежден парламентарий, при этом заметив, что своими словами он не оправдывает действия арестованного лидера московских скинхедов. 

Виктор Алкснис считает, что все происходящее сегодня в России — это «ответная реакция населения на русофобскую политику, которая проводится в РФ. Люди убедились в том, что бесполезно просить и призывать власть защитить права народа». 

Парламентарий сообщил, что «по официальным данным в Чечне было вырезано, убито более 20 тысяч русских мирных жителей — детей, женщин стариков. Ни один человек за это не ответил, и ни одного уголовного дела по факту геноцида в отношении русского населения не было возбуждено». 

«Факты геноцида русского народа со стороны власти не находят никакого отклика. Так, например, известно, что сейчас в Ингушетии проходит вытеснение русских», — отметил депутат. 

Парламентарий рассказал, что у него есть «официальный ответ Генпрокуратуры, где говорится, что за первый квартал прошлого года в Ингушетии было 9 случаев подрыва взрывных устройств в домовладениях русского населения». Получается, что на Северном Кавказе идет целенаправленная политика по вытеснению русского населения«, — подчеркнул Виктор Алкснис.

 

 

 

 

 

 

 

REGIONS.RU

Необходимо прямое закрепление положения российского правителя, который стоит над всеми тремя ветвями власти, считает вице-спикер Госдумы, лидер партии «Народный Союз» Сергей Бабурин. 

«Необходимость удлинения срока его полномочий очевидна. А если в дальнейшем осуществить переход от принципа выборности верховной власти к принципу преемственности? Не подгоняя итоги под нужный результат, а легально и легитимно. Уходя (или умирая), глава государства официально назначает своего преемника, который затем утверждается на всенародном референдуме», — сказал известный политик в интервью изданию «Вече Твери», передает ИА Regnum. 

Необходимость такого развития института верховной власти диктуется тем, что, во-первых, президентская республика больше соответствует отечественной традиции, а, во-вторых, «само наличие в стране президентской вертикали, пусть менее эффективной, чем обкомовско-номенклатурная и тем более имперско-губернаторская, все-таки пока что позволило избежать территориального распада России». 

Соответственной такому развитию должна становиться и внешняя политика страны. 

«Если Россия стремится быть по-настоящему великой державой, то она должна проводить в жизнь по-настоящему имперскую внешнюю политику», — считает Бабурин. 

Конкретизируя, лидер «Народного Союза» заметил, что «у России по-прежнему остаются три стратегических направления внешней политики — реинтеграционное (пространство СНГ), ближнее (пространство Евразии) и дальнее (весь остальной мир)». 

«Сегодня крайне необходимо вернуть России ее роль в истории. Вписывание России в рамки иных геополитических образований неприемлемо. Государство, веками соблюдавшее правильный мировой порядок, должно иметь свой независимый геополитический проект. И одним из первых шагов в этом направлении должна стать консолидация православных стран на базе единой Православной конференции», — заявил Бабурин. 

Говоря о внешней политики, вице-спикер Государственной Думы предостерег, что либо Россия «осознает себя в качестве великой державы и альтернативным центром мирового политического влияния, либо она подчиняется новому мировому порядку». 

В последнем случае, «вся риторика Мюнхена — это не более чем риторика». 

Наряду с такими изменениями переосмыслению подлежит основной закон страны — Конституция 1993 года, которая прямо не соответствует историческому пути Российского государства и основным парадигмам русской культуры и мышления. Но которую, специально оговорился Бабурин, «разумеется, следует строго соблюдать, пока она действует». 

Указывая на бесправие народа, стагнацию и эрозию политических элит, декоративную партийную систему и, как следствие, отсутствие в обществе «сдерживающих ценностей», а у государства — «стратегии развития», Бабурин признает, что «вся реальная политическая деятельность сосредоточилась в руках нескольких ответственных лидеров, усилий которых, очевидно, недостаточно для такой огромной страны, как Россия». 

Поэтому, уверен лидер «Народного Союза», необходимо, во-первых, «пересмотреть положение о так называемых высших ценностях государства». 

«Высшими ценностями должны быть признаны ценности основных традиционных религий народов России, а также такие, как патриотизм, справедливость, милосердие», — отмечает Бабурин. 

А, во-вторых, подлежит смене и система представительной демократии, и, соответственно, конституционной структуры высших государственных органов (через Конституционное собрание или референдумы). 

«Речь идет о переходе от политического представительства (по принципу той или иной идеологии) к представительству территориально-профессиональному, то есть представительству от российских регионов, с одной стороны, профессиональных групп населения — с другой. Либо о соединении всех этих типов представительства воедино», — выдвигает свою модель внутриполитического развития России Сергей Бабурин. 

Фактически, признается лидер «Народного Союза», речь идет «о новом формате Земского собора, где должны быть представители всех значимых видов деятельности, начиная от политиков и бизнесменов и заканчивая крестьянами и учителями». 

«Таким образом, будет реализован полный спектр народного представительства и, соответственно, будут представлены все интересы. При необходимости такой переход можно осуществить через механизм полномочного Учредительного собрания (Общероссийского земского собора)», — отметил Бабурин.

 

 

 

 

 

 

 

Источник: Правая.RU

В минувшее воскресение прошел второй тур парламентских выборов во Франции. Ещё несколько месяцев тому назад шансы одержать победу у левых были достаточно реальными. Ведь они находились в оппозиции на протяжении пяти лет, уличные беспорядки прошлого года нанесли власти чувствительный ущерб, президент Ширак имел довольно низкий рейтинг. На региональных выборах 2005 года социалисты победили в двадцати регионах из двадцати двух. 

Однако, сплотившись вокруг Николя Саркози, партия власти — Союз президентского большинства — смогла убедить общественность, что проголосовав за её кандидата, избиратели получат столь ожидаемые преобразования в трудовой сфере, повышение уровня жизни и личной безопасности. Правые выиграли президентские выборы шестого мая. На фоне той победы, парламентские выборы должны были стать простой формальностью для правящей партии. Накануне голосования ни у кого не было серьёзных сомнений, что правая партия господина Саркози получит абсолютное большинство из 577 депутатских мандатов в парламенте. 

И действительно, уже по итогам первого тура было избрано 110 депутатов от правых, только одно кресло в Бурбонском Дворце получили социалисты. Но 17 июня избиратели внесли поправки. Правые победили, но левые во втором туре совершили прыжок вверх. Окончательные результаты: Союз за президентское большинство и его союзники — 346 депутатов; левые - 227, том числе соц. Партия — 205, коммунисты 18, «зелёные» — 4; центристы Ф. Байру — 4. 

Избирательная система Франции — мажоритарная. Выборы проводятся в двух турах. В первом, избранными становятся кандидаты получившие больше 50% голосов, а во втором туре достаточно простого большинства. Такая избирательная система благоприятствует крупным партиям и ущемляет небольшие, вызывая тем самим критику в свой адрес как не демократичной. Именно поэтому Н. Саркози, будучи ещё лишь кандидатом в президенты, пообещал, что начиная с выборов 2012 года будет внедрена «доза» пропорциональной избирательной системы, в частности, 10% процентов из 577 мандатов будет распределяться по пропорциональному принципу. 

Накануне голосования французские обозреватели спорили лишь о масштабе победы правых. Некоторые опасались повторения 1993 года когда Социалистическая партия получила всего лишь 57 мандатов. Другие надеялись на установление «баланса сил», который обеспечило бы двести депутатских кресел для левых. 

И вот 17 июня получился своего рода «баланс». Правые несколько отступили по отношении к 2002 г (тогда у них было 397 депутатов, в том числе 362 от СПБ), но сохраняют абсолютное большинство. Социалисты по отношении к 2002 г. добавили себе около 50 мандатов. Премьер-министр Франсуа Фийон заявляет, что результаты второго тура это — «четкий выбор, позволяющий президенту проводить в дело свой проект», а секретарь соц. Партии Франсуа Олланд считает результаты своей партии успехом, подчёркивая, что теперь в парламенте будет <настоящая оппозиция>. 

Явка оказалась ниже ожидаемой (59,97% ), особенно после рекордно высокой явки на президентских выборах (77%). К парламентским выборам отнеслись равнодушно в основном потенциальные избиратели Соцпартии - представители малообеспеченных слоев и молодежи, не рассчитывавшие на успех. 

Важным фактором поражения левых стал низкий результат Коммунистической партии, которая получила меньше пяти процентов, потеряв тем самым треть мест в парламенте. Она теперь не может сформировать парламентскую группу, так как для этого нужно иметь не менее двадцати депутатских мандатов. Это — впервые в послевоенной политической истории Франции и для этой страны имеет важное значение. 

Крайние левые не добились практически ничего. Они (в частности, Коммунистическая революционная лига, возглавляемая молодым почтальоном Оливье Бэзансэно) набрали меньше четырёх процентов, что даёт им ноль депутатов. И крайние правые, как и зеленые, на этот раз сильно ослаблены. Центристы расколоты. Такой политический пейзаж нынешней Франции. 

Показательно, что близкий Жаку Шираку политик, «номер два» нового правительства, министр экологии и развития (бивший премьер-министр и мэр г. Бордо) Ален Жюппе, проиграл социалистке в Бордо. Некоторые обозреватели считают, что Саркози хочет «перевернуть страницу» и что он свою победу выстроил на борьбе не только против левых, но и против Ширака. 

Однако коммунисты должны быть довольными, потому что, благодаря мажоритарной избирательной системе, они, набравшие всего чуть больше четырёх процентов голосов, получат восемнадцать депутатских мест в парламенте. В то время, как Национальный фронт Ж. М. Ле Пена, набравший почти пять процентов, не имеет, как и в прошлом составе, ни одного депутата. Данный пример ряд аналитиков приводит, как аргумент в пользу внедрения пропорциональной избирательной системы. 

Одной из причин поражения левых явилась их неспособность договориться с центристами. Ведь после первого тура президентских выборов 22 апреля, партия центра раскололась на две части. С одной стороны - приверженцы Н. Саркози, возглавляемые министром обороны К. Морэном, создавшие партию «Новый центр». С другой стороны те, кто подержал Ф. Байру. И хотя социалисты пытались «протянуть руку» избирателям Байру, последний отклонил идею левоцентристского блока, предпочитая основать новую собственную партию, именуемую «Демократическое движение». Однако, во втором туре, избиратели Байру в значительной мере проголосовали за социалистов, чтобы не допустить сильного перевеса правых в парламенте страны. 

Следовательно, сегодня во Франции можно все еще говорить о «голубой волне» (таков цвет правящей партии), правда несколько потрепанной. После убедительной победы Н. Саркози на президентских выборах 6 мая, это стало ожидаемым итогом парламентских выборов 17 июня. Новому президенту избиратели дали мандат на проведение его политического курса, несмотря на ощутимую коррекцию во втором туре в пользу левых. Что это за курс? 

Во внутренней политике предполагается, прежде всего, облегчить налогообложение предпринимателей. В традиции западного неоконсерватизма, и на подобии реформ М. Тэтчер восьмидесятых годов, французское правительство намеревается довести налог на прибыль компаний до уровня не выше 50 процентов от брутто дохода. Это шаг в пользу богатых слоев общества. Во-вторых, речь пойдёт о том, чтобы «стимулировать» трудовую деятельность активного населения, то есть проводить в жизнь предвыборный лозунг правых «работать больше, чтобы зарабатывать больше». Это означает увеличение трудовой недели на два часа, против чего категорически выступают социалисты. Основной задачей правительства провозглашается борьба с безработицей (сейчас она около 9% активного населения). По замыслу Саркози через пять лет, безработица должна дойти до нынешнего уровня США, то есть 4,5%. По видимому, государственные учреждения предложат безработным два варианта их устройства на работу, один из которых они будут обязаны принят, дабы не потерять получаемое ими пособие по безработице. 

В международном плане политика нового правительства Франции приобрела ясные черты после того, как на должность министра иностранных дел был назначен Б. Кушнер. Он сторонник «права на вмешательство» мировых держав таких, как Франция, Англия и, в первую очередь, США во внутренние дела других суверенных государств для «защиты прав человека», мирного населения и национальных меньшинств. Налицо идеологизация международных отношений, а также и их милитаризация, что ярко выражается в планах и угрозах установления американской ПРО в Восточной Европе. 

В отношении Евросоюза, Н. Саркози хочет показать себя «хорошим европейцем». Через два года после провала евроконституции на референдумах во Франции и Нидерландах, он сформулировал идею «упрощенного договора» между членами ЕС. Его должны ратифицировать парламенты стран-членов. Тем самым исключается проведение референдума, на чём настаивают Руайяль и Байру. Чтобы прийти к соглашению, Двадцать семь должны найти компромисс между восемнадцатью, ратифицировавших конституцию, двумя отклонивших её и семью странами, предпочевшими не высказываться. Компромисс нужно найти к заседанию Совета Европы (21-22 июня), иначе переговоры затянутся на долгие месяцы. В центре нового соглашения должны фигурировать институциональные реформы, предусмотрены Конституцией. В «мини» договоре Саркози предлагается учредить должность президента, мандатом на два с половиной года (теперь проводится ротация каждый семестр). Также, наименование министра иностранных дел. Название последнего оспаривает Великобритания, но саму функцию нет. Ее создание подразумевает институцию европейской дипломатической службы, объединяющей чиновников из Брюсселя и других столиц. Главная ставка: отменить право стран-членов ЕС блокировать решения, принимаемые простым большинством голосов. То есть, уход от права вето к квалифицированному большинству в около 40 доменов, в частности иммиграции. 

По идее Саркози, данный договор должен облегчить взаимодействие и функционирование государственных структур ЕС. Саркози уже беседовал на эту тему с Меркель, Сапатеро и президентом Польши. Никто из них пока не подержал его идею, хотя официально все заверяют о том, что рабочая обстановка «оптимистичная». Берлин и Париж обхаживают страны <евроскептики>. Решения еще не видно. 

Что касается французских левых, то они вошли в не простой для них период политического обновления. Французским социалистам предстоит избрать новое руководство партии на очередном съезде. Нынешний первый секретарь уже заявил, что покинет свой пост в связи с поражением партии, которую он возглавлял с 1998 года. В связи с этим, Сеголен Руайаль дала понять, что собирается принимать участие в борьбе за пост первого секретаря соцпартии Франции. Но непременно будут и другие кандидаты. 

 

 

 

 

 

 

 

Светозар Милошевич, юрист, Москва

 

 

— Как оценить явно организованную в Эстонии антироссийскую кампанию, начавшуюся со сноса памятника советским солдатам-освободителям? 

— Происходящее в Эстонии — естественный процесс политики руководства Эстонии, которая официально основана на русофобии и формировании антироссийских настроений в обществе. Не будь Бронзового солдата, они все равно что-нибудь придумали. Каждая такая акция позволяет им в очередной раз предстать в глазах их западных покровителей маленькой несчастной страной, на которой занесен сапог русского оккупанта, который ворвется и растерзает маленькую Эстонию на клочья. Это позволяет получать политический капитал, финансовую поддержку. Плюс все это позволят постоянно находиться в поле общественного внимания на Западе. Кто бы знал про маленькую Эстонию, если бы не «угроза» со стороны России? 

Можно сказать, что у трех стран Балтии существует комплекс неполноценности. Если в СМИ не осветят тему противостояния с Россией, значит, день прожит напрасно. Эстонии, словно маленькому ребенку, хочется, чтобы на нее каждый день обращали внимание. События вокруг Бронзового солдата являются попыткой поднять шум по любому поводу. Но за этим стоят более серьезные вещи. Все то, что произошло, показало, что провалилась идея фикс эстонских националистов построить независимое эстонское государство. Провалилась сама политика интеграции русского и русскоязычного меньшинства в эстонское общество. Сегодня в Эстонии сформировалась двухобщинная система, есть эстонская и русская община, у каждой из которых свои менталитет, внешнеполитическая направленность, идеалы и, в конце концов, своя история. Эта политика ассимиляции проводилась более 15 лет. Довольно большое количество людей — около 250 тыс. человек — согласились ассимилироваться. Часть людей соглашалась на смену фамилии, желая стать эстами. Но массовой ассимиляции так и не произошло. 

— Разве можно говорить об ассимиляции, если основную часть русскоязычных даже лишили эстонского гражданства? 

— Фактически половина русскоязычного населения Эстонии гражданство получила. В 1991г. 40% населения Эстонии составляли русские. Большая часть их гражданство получила. В Латвии, к примеру, 400тыс. неграждан. 

Проблема в том, что в Эстонии русскоязычные взяли паспорта, но остались русскими людьми по менталитету. Да, они прошли унизительную процедуру т.н. натурализации, сдали экзамены на язык, по истории и т.д. Но такое двухобщинное государство не может быть стабильным. Оно обречено на конфликты, конфронтацию и, в конечном итоге, на распад. Примеров этому в мировой истории хватает с избытком. Поэтому события вокруг Бронзового солдата показали, что эстонское государство в форме, выстроенной эстонскими националистами, обречено. 

— Почему Европа однозначно упрекает Россию в давлении на Эстонию? 

— А зачем объединенной Европе самой себе копать могилу? Если Европа поддержит Россию, это будет означать усиление влияния Москвы, в том числе в Эстонии и Прибалтике в целом, что создаст определенную угрозу перспективам членству этих республик в Евросоюзе и НАТО. Даже если эстонцы поставят концентрационные лагеря, как это они делали в годы войны, Европа и на это закроет глаза. Так что рассчитывать, что Европа когда-нибудь объективно подойдет к ситуации с правами человека в Прибалтике, не надо. Они действуют по принципу: «Они, конечно, сукины дети, но наши сукины дети». 

— На что же надеяться России и нашим соотечественникам? 

— России нужно проводить жесткую и принципиальную политику в отношении Эстонии и Прибалтийских республик в целом. Это касается практически всех республик постсоветского пространства. Оглядываться и ждать, что Европа поддержит Россию не приходится. Москве необходимо выстраивать и проводить собственную жесткую линию. Сегодня Эстония во многом существует за счет российского транзита. Обратите внимание, на санкции-то мы не пошли. Меры так называемого воздействия напоминают пар, уходящий в свисток. Это объяснимо только одним — в Эстонии очень сильны интересы наших компаний — Газпрома, ЛУКОЙЛа, Северстали. Это наши олигархи, которым, извините, глубоко наплевать, сносят в Эстонии памятник, или нет. Главное — прибыль. Бронзовый солдат и каких-то 200 тыс. неграждан не интересуют их тем более. Поэтому все и происходит. Налицо лицемерная политика Запада, а с другой — двусмысленная политика руководства России, которая находится под давлением олигархов, не допускающих реальных шагов по наведению порядка в отношениях с Эстонией. 

— После беспорядков в Таллине эстонские националисты заявили об аргументах в отношении России. Речь идет о реанимации приграничных споров… 

— Это несерьезно. Если мы пойдем по такому пути, то нам тоже есть, что предъявить. Например, права на русский город Юрьев, который сейчас превратился в Тарту. Что касается некоторых районов Псковской области, на которые, якобы, претендует Эстония, то можно вернуться к условиям, в которых был подписан мирный договор с независимой Эстонией. РСФСР находилась в жутком положении, когда шла война, и шла на любые условия, чтобы закрыть это направление. Тогда отдали Эстонии захваченную в 1919г российскую территорию — часть Псковской губернии. У Советской России просто не было сил отбить эту землю. Поэтому сценарий реанимации территориальных претензий со стороны Эстонии не имеет перспектив. 

— Почему мировое сообщество закрывает глаза на реабилитацию фашизма в лице ветеранов СС в Эстонии? 

— Потому что ворон ворону глаз не выклюет. Ведь тогда разрушится вся концепция независимости Эстонии. Получается, что в годы войны Эстония воевала на стороне гитлеровской Германии и была участником преступлений против человечества, осужденных Нюрнбергским трибуналом. Тогда рушится концепция того, что Эстония «просто» воевала на стороне одного диктатора против другого. Как расценить, что эстонские подразделения СС сжигали российские деревни в Псковской области? Только сейчас в российских архивах появляются документы о жутких фактах, что творили эстонцы — эсэсовцы на нашей территории. Десятки тысяч людей были сожжены заживо. Я удивлен позицией наших властей, которые не обнародовала за минувшие 15 лет все это. Из-за боязни ксенофобии и роста антиэстонских настроений мы находимся в положении глухой защиты. Сегодня в Эстонии ставится вопрос о реабилитации убийц наших сограждан — мирных людей, попавших под чудовищную машину истребления. И Россия пока переносит это в достаточно мягкой форме из-за отсутствия политической воли. 

Бытует мнение, что, мол, зачем нам, великим и огромным связываться с какой-то маленькой Эстонией? А то, что Эстония может нам полностью перекрыть выход в Балтийское море и Атлантику, мало кого интересует. За последние 500 лет Россия положила миллионы человек за этот выход на Балтику. А сейчас маленькая Эстония увеличит на три мили линию своих территориальных вод, и все. Дело в том, что официальная ширина территориальных вод по международному праву составляет 12 миль. В 90-е годы Эстония добровольно сократила свои территориальные воды с 12 до 9 миль, образовав коридор нейтральных вод в три мили, которые используют наши суда, выходя из Санкт-Петербурга и Кронштадта. При увеличении территориальных вод Эстонии наш флот будет стоять в портах. Но про это никто не говорит, хотя именно из-за таких вещей в мире до сих пор вспыхивают войны. 

— Возможный шаг Эстонии может ударить и по будущему проекту Северного газопровода по дну Балтийского моря? 

— Именно на этот проект и будут направлены будущие шаги Эстонии. На Западе прекрасно знают, что балтийского флота, как реальной боевой силы, у России уже не существует. Напомню, что идея расширения территориальных вод уже официально внесена в эстонский парламент. Тогда Газпром, который все эти годы заигрывал, помогая укреплению эстонской государственности, получит по полной программе. 

— Какие шаги Москвы в отношении Эстонии были бы адекватными? 

— Мы должны в корне менять работу с соотечественниками, помочь им консолидироваться и ощутить себя серьезным игроком на эстонской политической сцене. Сегодня русскоязычные раздроблены, у них нет организаций, которые могли бы объединить общество. Парадоксальная ситуация — русские в Эстонии голосуют не за русские партии, а за Центристскую партию Сависаара, потому что каждый существует сам по себе. Россия в этой ситуации должна проводить грамотную политику, например, как поступают американцы. Я говорю не о создании «пятой колонны» в Эстонии, а о реальной помощи и организации соотечественников. В 1989г. американцы имели очень слабые позиции в союзных республиках, а сегодня США в каждой (!) республике бывшего Советского Союза представлено мощнейшее проамериканское лобби. Ни в одной из бывших советских республик нет пророссийского лобби. Потому что за 15 лет мы ничего не делали для его создания. МИД России совершенно не работает с соотечественниками. Российская дипломатия больше работает с нашими врагами. Встречаются же и пьют кофе со злейшим врагом России в Литве Ландсбергисом! Пока Россия не начнет реально работать в этой сфере, пока не будут реальные средства на обучение русских детей из ближнего зарубежья, ситуация не изменится. Делать это надо было с момента развала Союза. Русские должны получать образование в России и возвращаться туда, являясь носителями русской культуры, языка, науки… 

Россия нуждается в четкой политике на постсоветском пространстве. Пока получается, что чем хуже отношения со страной, тем более быстрыми темпами развивается экономическое сотрудничество с ней. С Эстонией у нас блестящие цифры роста товарооборота, которые только за прошлый год возросли на 40%! Представьте себе, что так бы рос товарооборот между Кубой и США? А у нас товарооборот растет не только с Эстонией, но и с Латвией, Грузией. Чем более хамски ведет себя страна, тем с ней теснее сотрудничество. Не парадокс ли? Потому что считается, что бизнес нельзя смешивать с политикой. К слову, г-н Греф считается самым рьяным сторонником того, чтобы к экономике не примешивали политику. Отсюда все то, что имеем. В итоге Эстонии глубоко наплевать на количество демонстрантов у эстонского посольства в Москве. Главное, чтобы шли средства на содержание институтов эстонского государства. Отсюда и наплевательское отношение ко всем заявлениям государственной Думы РФ. Поэтому нужно приводить уровень экономических отношений России в соответствие с уровнем политических отношений. Тот, кто недостойно ведет себя в отношении России, не должен иметь возможность осуществлять транзит российских грузов и за это получать валюту. 

— Главным итогом визита Кондолизы Райс в Москву стала договоренность «снизить воинственную риторику в общении». Насколько воинственна риторика России в условиях, когда ее окружают иностранными военными объектами? 

— Речь Путина в Мюнхене была воспринята как воинственная риторика. Хотя, на мой взгляд, президент за последние 15 лет просто обозначил то, что происходит в мире реально, что нас, действительно, окружают военными базами, а бывшие советские республики включают в НАТО, вне зависимости, хотят они этого или нет. Как это происходит и с Украиной, где по всем опросам большинство населения выступает против. На мнение населения откровенно наплевать. Россия, наоборот, проводит не воинственную риторику, а демонстрирует политику умиротворения агрессора. Бытует мнение, что в расширении НАТО на восток нет ничего страшного и ничем не грозит России. По поводу такого поведения еще в 1938г., когда проводилась политика умиротворения Гитлера, Черчилль сказал: «Политика умиротворения агрессора сродни общению с крокодилом в надежде, что он съест тебя последним». То же самое сейчас мы осуществляем и в отношении США. Почему Россия под давлением США отказалась поставить Ирану оборонительные комплексы ПВО С-300? Что нам мешает начать переговоры с Венесуэлой по возможному размещению объектов на ее территории? Почему бы нам не разместить стартовые позиции ракет ПРО в Венесуэле или на Кубе для защиты американской территории от ракет стран-изгоев? Как бы это было воспринято американцами? Тут уже американцы по полной программе выступят в защиту своих национальных интересов. 

Что же касается визита Райс, то я бы не стал преувеличивать его значение. Россия, как всегда в последнее время, уйдет от жестких объективных оценок, подписывает коммюнике. Будут звучать лицемерные заявления и декларации, США будут проводить свою политику, а мы по-прежнему будем молча утираться. 

Мы должны осознать, что время, когда американцы начнут считаться с нашими национальными интересами, не наступит, кто бы не был у власти в Кремле. Даже если станут править с Гайдаром Чубайс, как самые проамериканские политики, американцы нас все равно будут доить и дожимать. Дело в том, что мы — исторические конкуренты США, а XXI век — век борьбы за контроль над российскими природными ресурсами. Не случайно, на международных симпозиумах все чаще звучат заявления о том, что Сибирь должна приобрести международный статус, как Антарктида. То есть, любая страна должна иметь доступ к природным сокровищам на территории России. Об этом говорила и Олбрайт, и другие деятели. За ресурсы России позволят существовать, время от времени, подбрасывая какие-то лакомые кусочки.

 

 

 

 

 

 

 

«Постсоветское пространство»

Россия в конце мая обратилась к депозитарию Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) — Правительству Королевства Нидерландов — с просьбой о созыве 12-15 июня в Вене чрезвычайной конференции государств-участников договора. Москва рассчитывает, что на чрезвычайной конференции будет проведено серьезное обсуждение возникшего кризиса ДОВСЕ. Своими мыслями о ситуации, сложившейся за последние годы вокруг ДОВСЕ, с «Росбалтом» поделился депутат Государственной думы Виктор Алкснис. 

— Россия считает, что в ситуации с договором возникли «исключительные обстоятельства», в частности, расширение НАТО и затягивание начала ратификации подписанного в 1999 году соглашения об адаптации ДОВСЕ. Нужен ли договор России?
 

— Напомню, что Договор об обычных вооруженных силах в Европе был заключен в Париже в 1990 году между НАТО и блоком Варшавского договора в качестве системы, которая позволила бы избежать концентрации войск в каком-либо регионе. Это сводило к нулю возможность агрессии со стороны участников блоков. Но уже тогда, в 90-м году, судьба Организации Варшавского договора была предрешена, а ДОВСЕ готовился на протяжении многих лет именно в условиях, когда в Европе было два военно-стратегических блока. Все реалии этого соглашения были связаны с противостоянием этих блоков. 

Я тогда задавал вопрос Горбачеву и Шеварднадзе — о чем теперь договариваться? Когда одна страна исчезает, как можно подписывать договор, который на будущее фиксирует прошлую расстановку сил? Но звучали утверждения о том, что ДОВСЕ будет способствовать укреплению дружбы и сотрудничества. Договор был подписан. 

Жизнь показала, что уже тогда была допущена стратегическая ошибка со стороны Москвы, со стороны Горбачева и Шеварднадзе, которые загнали политиков в Российской Федерации в угол. Получилось, что Россия как правопреемник СССР взяла на себя неприемлемые обязательства. Ограничения, налагаемые договором, особенно в военной области, были нормальны тогда, когда наши основные ударные военные группировки находились за пределами территории Российской Федерации — на Украине, в Прибалтике, в Белоруссии, в Германии, Польше, Венгрии, Словакии. И вот возникла ситуация, при которой фланговые ограничения стали для нас невыгодны, поскольку их никак невозможно подогнать под нынешнее геополитическое и военное положение России. Накладываются ограничения, в соответствии с которыми Россия не может размещать свои воинские контингенты и проводить перегруппировку войск в зависимости от сложившейся ситуации. Сегодня, когда чуть ли не ежедневно вокруг России возникают узлы конфликтов, в которые мы не имеем права перебросить войска — это несправедливо. 

Простой пример — Калининградская область. Мы проводили там политику демилитаризации. Можно бы было с этим согласиться, если бы прибалтийские страны и Польша приняли статус нейтральных государств и взяли на себя обязательство не вступать в военно-политические группировки. Но они вступили в НАТО, эта структура приближается к нашим границам, и России надо делать ответные шаги. Нужно срочно превращать Калининградскую область в российский «непотопляемый авианосец». Нужно снова создавать там мощнейшую военную группировку, оснащать ее современными видами высокоточного оружия, а в соответствии с принятыми на себя обязательствами мы не можем этого сделать. Поэтому я считаю, что надо ставить вопрос о неприемлемости существующих ограничений по договору, а в дальнейшем нужно выходить из ДОВСЕ. Пусть наши партнеры что хотят, то и делают с этим договором. 

— Сможет ли Россия превратить Калининградскую область в «непотопляемый авианосец»?
 

— Никаких проблем. Даже если Литва перекроет нам военный транзит, мы можем обеспечить его паромами через Балтийское море. Россия достаточно сильная страна для этого. 

— Кроме новых видов вооружений что еще Россия может противопоставить политике Запада?
 

— Нам нужна наступательная политика на внешней арене. Блок НАТО расширяется, растет его количественный состав и военный потенциал. Нам практически снова объявлена холодная война. И почему бы нам не подумать о создании антинатовской коалиции? Именно так. Я ничего угрожающего стабильности в мире в этом не вижу. Наоборот, я вижу угрозу для мира, когда формируется однополярный мир, когда одна сторона обладает подавляющей экономической и военной мощью и у нее появляется иллюзия возможности использования силовых методов для решения своих задач. Когда же начинается балансирование с использованием угроз применения силы, такой мир мне кажется более стабильным и надежным. 

Из бесед со многими высокопоставленными представителями, особенно стран третьего мира, я знаю, что они тоскуют по временам противостояния СССР и США, когда две сверхдержавы поддерживали определенные правила игры и, исходя из этих правил, малые страны строили свою линию поведения. 

— Какие государства могут составить антинатовскую коалицию? 

— Если появится противостоящий НАТО блок — Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Белоруссия — это будет хороший холодный душ для некоторых наших партнеров на Западе. Нужно признать независимость Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и разместить там свои военные базы. 

Я даже могу выдвинуть предложение — а почему бы России не начать переговоры, например, с президентом Уго Чавесом о возможности размещения российской военной базы или каких-либо других военных объектов на территории Венесуэлы? Почему американцы размещают у границ России мощные радары, просвечивающие нашу территорию, а мы не имеем права разместить на территории Венесуэлы или Кубы свои радары, которые будут просвечивать американскую территорию? Да, это немедленно вызовет неудовольствие США, но мы можем сказать: мы убираем свои базы, но и вы делаете это тоже. Таким образом, появляется возможность и дополнительный стимул для диалога на равных. 

Вспомним Карибский кризис. Да, мы завезли на Кубу ракеты, но это был вынужденный шаг, поскольку к тому времени США развернули в Турции большое количество оперативно-тактических ракет, которые «накрывали» нашу территорию. Тогда мир был поставлен на грань термоядерной войны, но мы победили в этом противостоянии. В итоге мы заставили американцев убрать свои ракеты. Блестящий результат. 

Только сильные практические ходы позволяют убедить партнера. Тогда начинаются реальные переговоры. 

Почему бы российскому министру обороны не выехать, предположим, в Венесуэлу или на Кубу и там не заявить о том, что в целях помощи американским партнерам в деле защиты их от угрозы терроризма или от опасности, исходящей от стран-изгоев, мы готовы развернуть свои ПРО в Южном полушарии? Не нужно бояться обострения отношений. Наоборот, это будет очень хорошо, поскольку уже сейчас нужно вокруг себя создавать ядро тех, кто хочет жить вместе с Россией, в дружбе с Россией, а дальше применять политику кнута и пряника. Нужно четко признать, что является сферой наших интересов. И дальше — давать отпор тем, кто решит «залезть в наш огород». 

— В скором времени президенты России и США встретятся дважды. Смогут ли они договориться о том, как избежать нового витка холодной войны? 

— Договориться смогут. Но выполнять свои обязательства не выгодно ни России, ни США. В Америке понимают, что период слабости России уже заканчивается и поэтому необходимо по максимуму «отхватить» то, что еще можно. Россия же начинает ощущать свою крепнущую силу и отдавать задарма уже ничего не хочет. Поэтому будут какие-то договоренности и несущественные уступки, но в целом мы обречены на новое противостояние. 

При существующих сейчас в России темпах развития нам необходимо еще лет тридцать для того, чтобы полностью окрепнуть. Но мы вернем себе статус сверхдержавы.

 

 

 

 

 

 

Источник:
РОСБАЛТ

Вход