Если крикнет рать святая: "Кинь ты Русь, живи в раю!" Я скажу: "Не надо рая, Дайте родину мою" С.А.Есенин
Расширенный поиск

Борьба с проявлениями ксенофобии, которая в толерантной Москве может быть по определению только русской, поставила столичные правоохранительные органы на путь откровенного нарушения закона 

Ряд российских СМИ сообщают, что 25 февраля на станции метро «Арбатская» милиционеры практически всех встретившихся им молодых людей славянской внешности «приглашали», забрав при этом паспорта, на «разговор». Разговор был своеобразный: молодых людей фотографировали, снимали у них отпечатки пальцев и «предлагали» под диктовку написать «объяснительную». В ней авторам надлежало признать, что они не входят в неформальные группировки, к выходцам с Северного Кавказа относятся «нейтрально» и никогда их не били. После этого всех отпускали. 

Отметим, что в законе «О милиции» четко говорится, что милиция имеет право проводить фотографирование и дактилоскопирование отнюдь не всех, а только «лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, подвергнутых административному аресту, а также лиц, в отношении которых имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении, при невозможности установления их личности». 

Подобные действия московской милиции, нарушающие права граждан, рядовые сотрудники оправдывали «приказом начальства». В ГУВД Москвы, правда, опровергли наличие такого приказа и объяснили действия сотрудников правоохранительных органов «перегибами на местах». Однако очевидно, что эти «перегибы» являются логичными в свете обещаний бороться с проявлениями ксенофобии, которые были даны российским руководством лидерам стран СНГ на саммите 22 февраля. 

В ряде столичных окружных УВД подтвердили: действительно, по поручению начальника ГУВД Москвы Пронина в столице с 27 февраля начались профилактические мероприятия под названием «Подросток». Их цель — выявление, предупреждение и пресечение преступлений, которые совершают несовершеннолетние, в том числе в составе «неформальных молодежных объединений». «Даны указания провести разъяснительные беседы в школах, организовать спортивные мероприятия под эгидой борьбы с ксенофобией, выявить скинхедов, сообщать об этом начальству. Раньше по указанию сверху мы занимались в основном проблемой наркотиков», — рассказали на условиях анонимности в одном из столичных УВД. 

Таким образом, начиная с 27 февраля все молодые люди славянской внешности с короткими причёсками, неосторожно появляющиеся на улицах Москвы, заведомо заносятся в разряд ксенофобов, подлежащих принудительным «профилактическим мероприятиям». 

Если такая тенденция будет продолжена, остаётся пожелать российским правоохранителям инициировать выселение всех лиц славянской внешности из Москвы за пределы 101-го километра, тем самым обеспечив не только безопасность новых «коренных москвичей», но и дальнейшее успешное экономическое и социальное развитие нашего толерантного, многонационального и мультикультурного города.

 

 

 

 

 

 

М.В. Синицын

Жизнь в условиях непризнанности «приучила» нас определять свой внешнеполитический вектор с оглядкой на «больших политических игроков», ориентироваться на позицию стран-гарантов переговорного процесса, искать поддержки у сторонников и, по возможности, «обращать в друзей» «критиков» Приднестровья. 

В последнее время — в свете перспективы решения косовского вопроса — вокруг нашей республики наметилась политическая активность. В Приднестровье зачастили высокие (и не очень) иностранные гости — представители Евросоюза, ОБСЕ, России и т.д. Приднестровье вновь стало объектом пристального внимания неместных журналистов и политологов, соревнующихся в «делании прогнозов». В большинстве своем выданные ими прогнозы не могут вызвать у приднестровцев, выдержавших 17 лет политической неопределенности со всеми вытекающими отсюда политическими, экономическими, социальными последствиями, «приступов оптимизма». Их общий смысл сводится к тому, что на данном историко-политическом этапе и в свете потеплевших отношений между РМ и РФ Приднестровью в лучшем случае «светит» особый, надежно гарантированный статус в пределах территориальной целостности Молдовы. Масла в огонь подливают и доселе молчавшие, а сейчас разоткровенничавшиеся местные политики, в своих интервью рассказывающие о наличии противоречий в приднестровских коридорах власти, расколе в окружении самого президента и проявлении у него (президента) «некоторой вялости» и отсутствия «твердости». 

О снижении авторитета приднестровского лидера у российских вершителей большой политики, об уменьшении численности сторонников Приднестровья — вследствие непродуманной внешней политики — пишет и российской издание «Коммерсант» (последние его публикации о раскладе политических сил в нашей республике, интервью со спикером приднестровского парламента вызвали повышенный интерес). 

Нет смысла пересказывать эти статьи, кому интересно, тот может с ними ознакомиться на соответствующем сайте, заметим лишь, что московские журналисты увидели ситуацию «со своей колокольни». Но нам было бы интересно взглянуть на ситуацию со своей… Как ее видят наши местные политики, как они оценивают дальнейшие перспективы развития событий вокруг Приднестровья? Эти и другие вопросы мы адресовали Первому заместителю председателя партии «Народная воля Приднестровья», депутату Бендерского горсовета В. Бондарю. 

УСЛЫШИТ ЛИ ПУТИН «НАРОДНЫЙ СОЮЗ»? 

— Виталий Вячеславович, мы ведь неслучайно обратились к Вам за комментарием. Помимо участия в политической и общественной жизни республики, Вы еще представляете в Приднестровье российскую партию «Народный Союз», являясь помощником ее председателя С. Бабурина. Последнего знают в республике не понаслышке — он никогда не подстраивался под «конъюнктуру момента» и не скрывал своих предпочтений в отношении Приднестровья, будучи вице-спикером Госдумы «продвигал» приднестровский вопрос в Думе и вообще считался нашим другом. С его уходом из Госдумы (напомним, на прошедших парламентских выборах ЦИК РФ отказал его партии в регистрации — прим. ред.) Приднестровье, надо полагать, лишилось «своего голоса» в Думе. И если Бабурин «ушел» из Госдумы, то из политики едва ли — бывших политиков, как известно, не бывает. Следовательно, учитывая его особый статус «друга нашей республики», приднестровская тематика ему должна быть небезразлична. Вы, как его помощник и член политсовета партии, наверняка в курсе, как «Народный Союз» оценивает складывающуюся в Приднестровье и вокруг него ситуацию, что по этому поводу говорят в кулуарах российской политики. 

— Вы правы — окончание депутатских полномочий это еще не повод отправлять С. Н. Бабурина на «политические задворки». После Думы он вернулся в Российский Государственный Торгово-Экономический Университет, является его ректором и по-прежнему «твердой рукой» руководит партией «Народный Союз», которая объединяет в своих рядах более ста тысяч человек. По-прежнему следит за событиями, которые развиваются в нашей республике, и готов, как и прежде, но уже в силу своих нынешних полномочий, оказывать приднестровцам поддержку и помощь. Сейчас ведется подготовительная работа по предоставлению приднестровским выпускникам квот в возглавляемом им университете (вероятнее всего уже этим летом наши дети смогут обучаться в одном из престижных вузов России). Кроме этого, на прошедшем недавно в Москве съезде партии был вновь поднят вопрос о праве самопровозглашенных республик на признанное существование. Для достижения главной цели, на алтарь которой были положены все 17 лет существования республики, Приднестровью, его общественным силам необходимо объединиться, забыв политические амбиции, которые могут «подточить» республику изнутри. На партийном форуме «Народного Союза» вновь была озвучена идея образования единого государства Россия-Белоруссия. К слову, реализация этой идеи могла бы разрешить многие «застаревшие» проблемы и погасить тлеющие конфликты. По этому поводу партия «Народный Союз» подготовила Обращение на имя президента Путина, в котором ему предложено возглавить единое государство и — до окончания срока своих президентских полномочий — направить усилия на его создание. Сейчас с инициативой партийцев знакомятся в администрации президента, куда она была направлена. Кстати, известно, что на недавней встрече российский и белорусский президенты вновь вернулись к обсуждению перспектив образования единого государства. Как дальше будут развиваться события, покажет время. 

АМБИЦИИ В СТОРОНУ 

— Как может отразиться на Приднестровье ослабление вертикали власти, противоречия между ее ветвями, выяснение отношений между партиями, кто из них наиболее «родине-матери ценен»? 

— В 1990 году все Приднестровье, все его общественные силы и движения объединились вокруг лидера И. Н. Смирнова, чтобы противостоять разгулу национализма. Как результат — была создана наша республика. 

Собственно, Приднестровье поэтому и существует столько лет, что приднестровцы всегда осознавали опасность «раскачивания лодки» изнутри. Но, похоже, по прошествии лет чувство самосохранения у некоторых политических сил притупилось. В азарте выяснения отношений, в борьбе за политическое лидерство они несколько позабыли о главной своей задаче — добиться признания республики. Разве не ради этого мы прошли через кровавое лето 92 -го, пережили экономические, информационные блокады и другие трудности. Может быть, им следует вспомнить о своих предвыборных программах, с которыми они шли на выборы, о том, что обещали избирателям привести республику к независимости. Они поэтому сегодня и у власти, что их предвыборные тезисы совпадали с надеждами, чаяниями и ожиданиями большинства приднестровцев. Сегодня Приднестровью, как никогда, может быть, даже больше, чем в 90-м году, необходима консолидация и единение всех политических сил и общества — сейчас не место и не время для выяснения отношений и политических амбиций. Мы должны это осознавать, и помнить что наша сила в единстве, а какая политическая или общественная сила больше сделала для Республики, об этом в первую очередь должен судить народ, а не сами политики. 

ГДЕ ОДНАЖДЫ ПОДНЯТ РУССКИЙ ФЛАГ,
ТАМ ОН ОПУСКАТЬСЯ НЕ ДОЛЖЕН
 

— В многочисленных политологических обзорах, «рожденных» косовскими «ожиданиями» и возможностью возобновления переговорного процесса между Приднестровьем и Молдовой, «ненавязчиво» проскальзывает мысль о возможной — в угоду политической конъюнктуре — «сдаче» Россией Приднестровья. На ваш взгляд, насколько обоснованы такие прогнозы? 

— Я бы не спешил на основе политологических сентенций делать какие-либо выводы, тем более такого плана. Не мне вам рассказывать, что чем неправдоподобнее прогноз, тем он более привлекателен для читателей и, следовательно, дороже оплачиваем. 

Приднестровье исторически считается российской землей. Еще мой предок Ф. М. Ртищев, служивший при дворе царя Алексея Михайловича, рекомендовал царю на этих землях создавать и крепить форпост России. Защищая его, приднестровскую землю своей кровью обагрили тысячи, десятки тысяч российских солдат, многие здесь так и остались… Память о них — вот та нить, которая навеки связала нас с Россией. Против этой исторической общности, думается, будет бессильна любая политическая конъюнктура. Недаром еще Николай I сказал: «Где однажды поднят русский флаг, там он опускаться не должен». 

Сегодня Россия открыто определила свои приоритеты в отношении соотечественников, проживающих за ее пределами, в том числе и в непризнанных республиках. На межпартийном уровне заключаются договоры о сотрудничестве, наши дети по квотам учатся в российских вузах, рассматривается возможность распространения российских национальных проектов на жителей стран СНГ-2, наконец, Россия, единственная из стран, к которым мы обращались, оказала Приднестровью гуманитарную помощь в связи с засухой. К слову, партия «Народная воля Приднестровья» первой из всех обратилась к россиянам с призывом о помощи. Верховный Совет, в свою очередь, тоже направил в Госдуму предложение об инициировании вопроса о выделении нашей республике гуманитарной помощи. И сегодня мы благодарны России, Госдуме за то, что она протянула нам руку помощи. Все эти факты говорят о том, что наши отношения с РФ только укрепляются. Согласитесь, наступи между нашими странами «охлаждение отношений», ни о какой бы поддержке не могло быть и речи. Что касается Приднестровья, то оно давно — и навсегда — определило свой внешнеполитический вектор — курс на сближение с Россией во всех областях жизнедеятельности. Этому в немалой степени способствует деятельность исполнительной и законодательной власти в рамках гармонизация нашего законодательства с российским, проводимая в республике работа по возрождению общих для наших народов лингвистических, образовательных, исторических традиций и ценностей. Как известно, по инициативе вице-президента А. Королева и министра внутренних дел В. Красносельского и под их патронажем в Бендерах восстанавливается старое военное кладбище, на котором захоронены русские солдаты, защищавшие эту землю, начиная с 18 века. Уже проделана огромная восстановительная, поисковая работа, приведена в порядок территория, с помощью архивов определены имена более чем 7 тысяч солдат. К 600-летию Бендер здесь будет возведен мемориальный комплекс памяти. Реставрируется Бендерская крепость, которая является средоточием всех исторических событий, происходивших в этом регионе. 

Не остается Приднестровье в стороне и от политических событий, происходящих в России — подтверждением этому служит проявляемая российскими приднестровцами высокая политическая сознательность и активность в дни выборов. 

Не стали исключением прошедшие в декабре парламентские выборы, думается, такая же активность будет проявлена и на предстоящих 2 марта выборах президента России. Приднестровцы, наверняка, уже определились в своих политических пристрастиях и готовы поддержать кандидатуру Д. Медведева, поскольку с ним, как с преемником Путина, связывают продолжение курса на сильную Россию. Хочется надеяться — (или можно сделать мы убеждены), что Приднестровье, как и прежде, будет входить в круг ее геополитических интересов.

 

 

 

 

 

 

Источник: Лента ПМР

Андрей Мельков — член Союза писателей России, кандидат филологических наук, член Молодежной Общественной Палаты, является одним из наиболее ярких представителей современной молодежи. В речи и облике этого неординарного молодого человека ощущается целеустремленность, активность, верность своим идеалам. С ним я решила поговорить о его общественной деятельности, политических и нравственных ориентирах. 

— Андрей, Вы окончили Коломенскую Духовную семинарию и исторический факультет Московского педагогического государственного университета. Каким образом в сферу Ваших интересов вошла политика? 

Общественной деятельностью я начал заниматься еще во время обучения в университете и в семинарии. Говоря о такой сфере, как политика, замечу, что слово это греческое, в своей этимологии оно подразумевает довольно широкую сферу деятельности человека в обществе, в цивилизации, его гражданскую позицию. Поэтому, как и всякий христианин, я посчитал своим долгом не оставаться равнодушным по отношению к тем событиям, которые происходят в нашей стране, стараясь использовать те знания, которые получил и в светской, и в духовной школе на благо нашего Отечества. 

— Существует точка зрения, что политика в России — бесполезное занятие: есть так называемая «Партия президента», а остальные партии не играют существенной роли в политической жизни страны. Не жалко ли Вам как православному христианину тратить на подобную деятельность время нашей краткой жизни, которое нужно провести с пользой для спасения души? 

— Вы знаете, не жалко, потому что в истории Церкви и в истории России есть немало примеров, когда люди, занимавшиеся политикой, общественной деятельностью, ведя при этом и подвижническую жизнь, удостоились быть святыми угодниками Божиими. Достаточно вспомнить образ святителя Филарета Московского, который, являясь выдающимся иерархом и деятельным богословом, принимал самое активное участие в общественной жизни Российской империи, к его словам прислушивались императоры, министры, светские чиновники. Подвиг таких людей, как святитель Филарет, их житие должно призывать нас к тому, чтобы мы старались всецело использовать свои знания для того, чтобы улучшать жизнь в нашей стране. Духовное образование во многом помогает людям, которые решили посвятить себя такой общественной деятельности, вести ее более честно, согласовывая ее с заповедями Божьими и теми нравственными миросозерцательными установками, которые были получены в духовной школе. Поэтому я считаю это занятие небесполезным. А утверждение, что сушествует «Партия президента» и малоизвестные другие — это такие расхожие заявления, которые, может быть, специально распространяются для того, чтобы как-то сковать общественную мысль у нас в стране, не допустить какого-то творческого развития в этом направлении. 

— Тем не менее, некоторые считают, что нельзя заниматься политикой, не идя на компромиссы с совестью. Как это может сочетаться с религиозным сознанием? 

В свое время Александр Николаевич Крутов, депутат Государственной Думы IV созыва, известный православный журналист, сказал мне, что политика отнюдь не грязное дело, а дело святое, потому что направлено на служение своему народу, своему Отечеству, своей Церкви. Если смотреть на сферу деятельности тех депутатов, или министров, которые исповедуют Православие, мы можем видеть, что их работа на столь ответственных постах отличается большей продуктивностью, большей отдачей, самоотверженностью для блага своего Отечества. 

— Приведите, пожалуйста, конкретные примеры. 

Лидер партии «Народный Союз» Сергей Николаевич Бабурин — верующий православный человек, искренний патриот, активно ратующий за православный образ жизни. Именно  С. Н. Бабурин стал одним из немногих политиков России, кто открыто призвал законодательно запретить такое величайшее зло как аборты. Назову имя президента «Российских железных дорог» В. И. Якунина, который является одновременно председатель попечительского совета фонда Андрея Первозванного. В. И. Якунин способствует тому, что бы в Россию привозились для поклонения мощи святых угодников Божьих из разных стран. Министр культуры и средств массовых коммуникаций А. С. Соколов, человек верующий — он много делает для того, чтобы возвращались храмы Русской Православной Церкви, помогает реставрации тех церковных зданий, которые в свое время были отобраны у Церкви и были разрушены. Такие примеры есть. 

— В избирательную кампанию 2007 года Вы баллотировались в Государственную Думу от партии Народный Союз. Что означает название этой партии? 

Название партии говорит о том, что она представляет собой союз всего русского народа, который понимается как общность тех людей, которые живут в нашей стране. Это союз тех здравых сил, которые воплощает энергия нашего народа, союз рабочих, учителей, трудящихся, общественных деятелей, бизнесменов, православных граждан. Когда партия создавалась, многие общественные движения объединились между собой, так и образовался Народный Союз. 

— Насколько можно говорить о поддержке партии «Народный Союз» народом? 

Когда проходила избирательная кампания в Государственную Думу, было видно, что народ, действительно, поддерживает «Народный Союз», нам удалось собрать достаточно большое количество подписей в нашу поддержку, но, в силу некоторых интриг, которые неизбежны в ходе избирательных кампаний, партии было отказано в регистрации и дальнейшем участии в выборах. В самый последний момент партия «Народный союз» была снята с выборов, несмотря на поддержку народа. 

— Какие пункты из программы партии «Народный Союз» Вы считаете наиболее важными? 

Основной пункт программы партии, который выдвинул ее лидер Сергей Николаевич Бабурин, заключается в следующем: «За русскую Россию». Это призыв объединиться всем русским людям, он чужд всякого экстремизма, ксенофобии и национализма, всего того, о чем сейчас стало так модно говорить в некоторых правозащитных кругах. Наше определение русскости совпадает с тем, которое существовало до революции, т.е. русские — все жители нашей страны, которые открыто исповедуют нашу культуру, все те успехи и достижения, которые были совершены нашим народом, эти люди считаются русскими, пусть даже по национальности они таковыми не являются. В избирательном списке у нас присутствовали представители более 20 национальностей, и все они поддерживали этот тезис: «За русскую Россию». 

Следующий программный тезис партии «Народный Союз» заключался в необходимости поддержки Русской Православной Церкви. «Народный Союз» являлся единственной партией, которая открыто об этом заявила в условиях выборов. Партия «Народный Союз» находится в очень хороших отношениях с церковными иерархами и всячески поддерживает идею преподавания «Основ православной культуры»; мы провели целый ряд мероприятий, направленных на поддержку этого культурологического курса. Также нами постоянно проводится акция против абортов, потому что в нашей стране это приобрело уже характер национального бедствия. Так что в этих позициях мы всегда поддерживали Русскую Православную Церковь и старались ее интересы отстаивать, в том числе и в органах государственной власти. 

— Каким образом Вы начали взаимодействовать с партией «Народный Союз»? 

С «Народным Союзом» связан был давно, т.к. те идеи, которые исповедует партия, мне близки, тем более, в рядах партии немало порядочных людей, которые всецело стремятся посвятить себя служению Отечеству. Те программные тезисы, которые я озвучил, должны быть близки каждому православному человеку, и моя общественная деятельность направлена на поддержку курса «Основы православной культуры», и целого ряда других положений. Мы часто пересекались с «Народным Союзом» по общественной линии и постепенно пришли к пониманию того, что наши цели общие и нужно действовать вместе. Поэтому руководство пригласило меня принять участие в выборах в Государственную Думу непосредственно под эгидой «Народного Союза». Я откликнулся на этот призыв, хотя и являюсь беспартийным, т.к. понимал, что сегодня нужно использовать тот ценный общественно-патриотический потенциал, который был получен, и упускать эту возможность было бы большим преступлением против нашего народа. 

— Каким Вам показался мир политики, когда вы вступили в него? Не обманулись ли Вы в своих ожиданиях? Каких людей Вы в нем встретили? 

Я еще не имею большого опыта пребывания в этом мире, но могу сказать, что, конечно, можно перечислять много всего негативного, что происходит в нем, но запоминается больше положительное. Занимаясь общественной деятельностью, столкнувшись с политическими вопросами, я увидел, что среди представителей нашей политической элиты встречается немало порядочных людей, поэтому расхожее мнение о том, что политика — это грязное дело, не совсем уместно. Порядочные люди встречаются и достаточно часто, это подчас не зависит от их партийных убеждений. Я так же являюсь членом Молодежной Общественной Палаты, в состав которой входят многие молодежные лидеры тех политических партий, которые у нас представлены в парламенте и общественной жизни страны. Кто-то состоит в «Единой России», кто-то в КПРФ, кто-то в ЛДПР, кто-то в «Яблоке», кто-то в «Справедливой России», и среди них я нашел близких по духу соратников и достаточно здравомыслящих молодых людей. Сейчас, я думаю, нужно делать ставку именно на молодежь, потому что это те люди, которые через несколько лет будут принимать активное участие в политической жизни России, в парламентских выборах, может быть, кто-то станет президентом. Созревающая сейчас политическая элита, на мой взгляд, уже свободна от прежнего наследия советской эпохи и способна более самостоятельно оценивать ситуацию настоящего момента, может более зрело судить о нравственном состоянии нашего народа, поэтому будущее как раз именно за молодежью. 

— Как представитель молодежи, скажите, каким Вы видите будущее нашей страны и какие реформы считаете наиболее необходимыми? 

Конечно же, я оцениваю будущее нашей страны позитивно. Я надеюсь, что, несмотря на те потрясения, которые мы испытали в XX веке, нам удастся с честью выйти из всех испытаний. Я, как православный человек, усматриваю в этом промысел Божий и, как общественный деятель, вижу определенные изменения в сознании жителей нашей страны. Вместе с этим я испытываю и тревогу за наше будущее, наше общество, наш народ. Все мы должны, заботясь о материальном благополучии, не забывать о пище духовной, о культуре предков, о спасительном таланте Православной веры, если мы не будем преумножать это драгоценное наследие, то все видимые успехи в материальной сфере обернутся катастрофой духовной, обернутся трагедией для России. 

Сейчас много у нас говорится о реформах, это достаточно избитое положение. На мой взгляд, нужно начинать не с чисто технократических подходов, когда мы пытаемся наладить экономику, изменить материальную, социальную сферу, а, прежде всего, с духовного облика нашего народа. Я склонен считать, вслед за святыми отцами, что сознание определяет бытие, поэтому нашему обществу необходимо стать более нравственно устойчивым, поэтому необходимо вести пропаганду здорового духовного образа жизни, чтобы наши граждане осознавали, прежде всего, личную ответственность за судьбу Отечества, за судьбу своего города, своей семьи. Чтобы те материальные блага, которые они будут получать, они использовали на благо своего народа. Конечно же, реформы необходимы в сфере образования, социальной политики, чтобы у людей жизнь была более достойной. Я считаю, что наша страна должна быть более независимой экономически и политически, а такая независимость, прежде всего, определяется духовной независимостью, это ясно видно из примеров нашей славной истории. Мы должны окончательно перекрыть доступ сект в нашу страну, чужеродного культурного влияния, нужно восстанавливать самобытность русской культуры, пропагандировать семейные ценности. 

— Какова конкретная цель Вашей политической деятельности? 

Я не хочу говорить именно о политической деятельности, все-таки это слишком узкое понимание проблемы. Скажу следующее: призвание вдохновляет ответственностью долга — в сложившейся ситуации в наше время, которое в чем-то является временем апокалиптичным, бездействовать становится равносильным преступлению. Я считаю, что православный христианин, гражданин, патриот своей страны не должен отсиживаться в келье, стремится к самоудовлетворению, достижению собственного достатка — он должен действовать, подражая апостолам, которые, невзирая не на что, провозглашали благую весть всякой твари. Мы тоже призваны к этому: всецело направить наши таланты на служение нашему народу, поддерживать Русскую Православную Церковь, которая всегда являлась духовной опорой народа, разделяла его судьбу. И только таким образом, когда каждый из нас будет понимать собственную ответственность перед обществом, только тогда мы сможем сделать что-то очень важное, значимое для нас всех. 

— Совсем недавно Вы защитили кандидатскую диссертацию. Расскажите, пожалуйста, о вашей научной деятельности и о том, как она пересекается с вашей политической деятельностью. 

Я окончил исторический факультет Московского педагогического государственного университета. История относится к области общественных наук, и мой интерес к событиям современной истории России достаточно понятен, обусловлен, в том числе, профессиональным взглядом на ситуацию. Затем я продолжил образование на кафедре общего языкознания филологического факультета МПГУ, в аспирантуре. Мое диссертационное исследование было посвящено изучению такого важного вопроса в истории русской филологии, как описание рукописных памятников древности. И вот здесь я увидел, что даже в такой науке, как филология, невозможно уйти от общественно-политической оценки. Описатели рукописей в XIX веке столкнулись с целым рядом проблем, связанных с политической ситуацией в Российской Империи в то время. Описание памятников старины не всегда давалось им с успехом. Возникали барьеры, которые создавала и светская цензура, и духовная цензура. В диссертации даже описан эпизод, когда протоиерей Александр Горский, видый русский церковный историк и археограф, предпринял описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки, а его труд пытались запретить к печатанию. Причины заключались в нежелании властей сделать материалы его исследования доступными для широкой публики, потому что они говорили о том, что текст Священного Писания в Русской Церкви не всегда был правильным, не всегда совпадал с греческим оригиналом. По мнению цензоров, это бросало некую тень на авторитет Церкви и на само наше государство. Несмотря на эти преграды, по благословению святителя Филарета Московского протоиерей Александр Горский сумел отстоять независимость филологической науки, доказал необходимость использования тех данных, которые он получил, на благо нашей Церкви, на благо русской словесности. 

— Минувший 2007 год был официально объявлен Годом русского языка. Какое участие Вы принимали в мероприятиях этого Года? 

Когда было получено известие, что президент объявил нынешний год Годом русского языка, в моей душе было ликование. В скором времени оно сменилось некоторой обеспокоенностью. Несмотря на столь солидный статус, который был провозглашен с высокой трибуны, к сожалению, наши чиновники от образования и от науки мало что делали, чтобы Год русского языка, действительно, был таковым в нашей стране. И наш молодежная научная организация, в которой я активно работаю, МАМИФ (Межвузовская ассоциация молодых историков-филологов) — с самого начала предпринимала активные действия в этом направлении. Мы проводили специальные семинары, посвященные проблемам русского языка. В июне 2007 года в Москве проходил фестиваль «Неделя русского языка», в котором мы также принимали участие в рамках круглого стола, на котором рассматривали вопросы осмысления места русского языка в современной жизни, отношения русского языка и церковно-славянского. Насколько я знаю, были проведены мероприятия, связанные с Годом русского языка в странах зарубежья при посольствах РФ. Но в самой России, к сожалению, было сделано очень мало в этом направлении. Это, наверное, было вызвано тем, что члены оргкомитета по проведению данного мероприятия — весьма одиозные личности, такие как министр образования А. Фурсенко, помощник президента Д. Полыева, М. Швыдкой. Эти люди никогда не проявляли пламенной любви к нашему языку. В составе членов оргкомитета не было ни одного писателя, хотя сегодня у нас достаточный потенциал прекрасных писателей, не было ни одного видного ученого-филолога, который мог бы так же давать какие-то рекомендации, и в итоге это превратилось в некий фарс. По этому поводу я подготовил статью, которая была опубликована в журнале «Русский дом», статья называется «Проблемы языковой безопасности», в ней я изложил свою обеспокоенность теми процессами, которые происходят сегодня с русским языком в России. В мае 2007 года в Калуге проходил Второй Оптинский форум, на котором также рассматривались проблемы языковой безопасности; многие ученые и философы выразили свою обеспоекоенность теми негативными процессами, которые, к сожалению, происходят у нас сегодня в живом русском языке. Конечно, вызывает большую озабоченность тот прискорбный факт, что именно в Год русского языка в соответствии с Московским базисным учебным планом были сокращены занятия по русскому языку и литературе в курсе основной средней школы, в то же время увеличилась нагрузка по иностранным языкам. Это вызывает большое сожаление, но, как могли, мы бились за Год русского языка, надеемся, что что-то удалось изменить в сознании наших современников и, может быть, власть придержащих.

 

 

 

 

 

 

 

Источник: Кольцо патриотических ресурсов

3 февраля 2008 года в Сербии состоялся второй тур президентских выборов, итоги которых аналитики предсказывать не брались в силу примерно одинаковой поддержки избирателей как нынешнего лидера страны Б. Тадича, так и главного националиста-оппозиционера Т. Николича

Однако уже через три часа после закрытия избирательных участков с результатами голосования всё было ясно: Тадич, опередив Николича всего лишь на 3%, объявил о своей победе. 

В оценке закончившихся выборов в братской стране хочу выделить несколько главных моментов. 

Сразу заметен в первом приближении качественный рост профессионализма российской внешней политики. Как известно, в период между двумя турами в Москве побывали оба кандидата на президентское кресло Сербии. Это свидетельствует, во-первых, о возросшей значимости России как геополитического центра притяжения. Ну, и во-вторых, впервые за несколько лет российская политическая элита не стала делать ставку только на одного кандидата и провела предварительную работу с обоими. Соответственно, она себя заранее застраховала от глупого положения, когда громогласно поддержанный ею кандидат проиграл бы выборы. После Украины и Абхазии ещё раз публично садиться в лужу уже недопустимо. 

Но мотивация поддержки Россией Тадича и Николича, думается, абсолютно разная. Лидер сербских радикалов, обладающий массовой поддержкой населения, и без особых призывов из Кремля был готов на самое плотное взаимодействие с Россией в силу его идейно-политической ориентации. В этом смысле Николич — более значимый политический фактор Сербии, с которым Кремлю судьбой предначертано сотрудничать — является ли он президентом страны или нет. Другое дело, что идеологически Николич чужд российской политической элите, которая традиционно проявляет иррациональную сдержанность по отношению к ярко пророссийским политическим акторам зарубежных стран — будь это Украина, Белоруссия, Болгария или та же Сербия. Николич как президент Сербии был бы приятен не российской элите, а русским — как символ национального возрождения братского сербского народа. 

Другое дело — Тадич с его сложной политической эволюцией, которая очень схожа с эволюцией российского политического класса. С чего начинали наши младореформаторы-ельцинисты и их сторонники в команде Путина и с чего начал свое президентство в 2003 году Тадич? С провозглашения т.н. «западного курса», подчинения внешней и внутренней политики воле западных покровителей, сдачи экономических позиций, развалу вооружённых сил и т.д. И Тадич, и российская элита в силу объективных процессов внутри каждой из стран, разрастанием социальной напряжённости и сепаратизма, ростом национального самосознания вынуждены были воспринять патриотическую риторику, ранее отвергаемую ими (при этом, конечно, я никак не имею в виду, что они в одночасье стали истинными патриотами). Только российская элита сделала эта чуть раньше, а потом за собой потащила и Тадича, когда тот вознамерился сдать Косово на милость Запада. Но именно из Кремля ему поступил отрезвляющий сигнал, заставивший этого западника хотя бы на полсантиметра сойти с пути национального предательства. Такая «кровная связь» современного российского политического класса и сербских западников-демократов в главе с Тадичем даёт возможность обеим сторонам разговаривать как бы на одном языке. Кремлёвским обитателям просто удобнее иметь дело с единомышленником, чем искать общие точки соприкосновения с ведущим сербским националистом, который может в любой момент стать для российской элиты ещё одним Лукашенко с его заявлениями типа «Я люблю Россию больше вас». Тогда будет банально стыдно… 

Именно поэтому я думаю, что Кремль всё-таки сделал первоначальный выбор в пользу Тадича, но публично об этом не заявил. И это правильно, ибо в противном случае было бы ещё больше стыдно. Единственное, на что пошёл Кремль, так это на разрешение сербскому президенту приехать в Москву на торжественное подписание газовых договоров, хотя это можно было бы сделать и без столь помпезных процедур на высоком уровне. 

Но здесь всплывает ещё один аспект проблемы. Получается. Кремль своими газовыми контрактами попросту «купил» лояльность Тадича? По крайней мере, если не купил, то надолго привязал к себе вполне определёнными и дорогостоящими обязательствами. Газовая труба, конечно, является мощнейшим инструментом поддержания статуса России как одного из ведущих центров геополитического влияния. Но на трубе долго не уедешь, а ничего кроме неё предложить пока нечего. 

Так как сербская западническая элита подтвердила свой европейский выбор, у России есть время наработать контуры своих более глубоких форм стратегического сотрудничества с Сербией, и эти новые формы могут понадобиться уже в недалёком будущем. 

Дело в том, что Борис Тадич в своих предвыборных речах неоднократно упирал на мысль, что европейский выбор Сербии не отвергает сербской национальной идентичности. Но проблема вся в том, что страны — старейшины ЕС, являющиеся его экономическим стержнем, уже давным-давно на уровне элит отказались от собственной идентичности, положив её на алтарь идентичности общеевропейской. Странам — новобранцам ЕС тоже предстоит этот процесс, и не известно, как он преломится на их политическом и экономическом положении. 

Сербия — особая земля, со множеством кровоточащих ран, с неизжитыми трагедиями национального масштаба. И любая попытка подменить или хотя бы поставить наравне европейскую и собственно сербскую идентичность может оказать непредсказуемое влияние на сознание масс. В этом ключе в Сербии ещё возможны очень серьёзные политические потрясения. И для России очень важно к этому моменту не только подставить своё плечо, но и предложить сербам нечто большее, чем газовая труба. Например, самый широкий экономический союз или вообще идею создания государственного сообщества — союзного государства.

 

 

 

 

 

 

М.В.  Синицын

Источник: Журнал «Национальные интересы»

Более 80 лет отделяют нас от начала строительства теперь уже ушедшего в историю государства — СССР. 

Как известно, оно сопровождалось острой борьбой сталинской группировки с так называемой «левой оппозицией», возникшей в середине 20-х годов прошлого столетия. 

Одно из главных обвинений оппозиции и ее сторонников внутри РКП(б) содержалось в критике как советской действительности, так и методов партийного руководства процессом государственного строительства. Основную угрозу планам строительства оппозиция усматривала в стремительной бюрократизации партийного, советского и государственного аппарата. 

Противники  И. Сталина полагали, что могильщиком советского строя в тот период времени при определенных условиях вполне могла стать новая, советская бюрократия. Они утверждали, что советский государственный аппарат в союзе с существовавшей тогда нэповской буржуазией вполне мог быть использован для «передвижки» власти с пролетарских позиций на буржуазные рельсы. В случае такой «передвижки», советская «подножка» была бы отброшена за ненадобностью, а власть окончательно могла превратиться в бонапартистскую. 

Сталин серьезно воспринял эту угрозу. Поэтому одной из главных черт стиля его руководства, наряду с поисками внутренних врагов, стали непрерывные чистки партийного, советского и государственного аппарата. После его кончины борьба с бюрократизацией власти претерпела существенные изменения, ослабла и в какой-то период времени прекратилась вовсе. 

С запретом КПСС была устранена первая, но чрезвычайно важная «подножка» прежней власти, приведшая к распаду СССР. 

Беловежские соглашения 1991 года стали началом ликвидации союзных органов власти: законодательных, исполнительных и судебных. Из сферы управления одновременно были удалены наиболее квалифицированные и компетентные кадры. 

Так была ликвидирована вторая, самая мощная «подножка» союзной власти — кадры государственного управления вместе с самой системой власти. 

Это стало началом распада экономического, промышленного, научно-технического и оборонного комплекса огромной страны. Не случайно процесс распада мощного государства — СССР в одном из своих выступлений В. В. Путин назвал величайшей геополитической катастрофой XX века. 

В геополитике «пустого» пространства, равно как и «ничьих» территорий не бывает. Еще два десятилетия назад вряд ли кто мог предположить, что часть территории СССР сегодня будет поглощена блоком НАТО, и этот процесс будет продолжаться. 

Последним препятствием у стремительно растущего класса собственников в России, получивших впоследствии название олигархов была, еще третья «подножка» власти — советская. 

Советские органы власти, избранные в конце 80-х — начале 90-х годов, уже по новым правилам, обладали значительным авторитетом в глазах российского общества, равно как ресурсами власти. К этому периоду российской истории все маски были сброшены и акценты расставлены. Правящая верхушка того времени избрала вооруженный путь ликвидации Советов народных депутатов. 

Однако дальнейшие выборы депутатов Государственной Думы и Законодательных собраний регионов России не решили проблемы окончательной легитимизации курса новой власти. На пути реализации ее интересов еще оставались формально провозглашенные политические права и свободы российских граждан. Они-то и входили в явное противоречие с избранным политическим и экономическим курсом. 

Главной помехой в этом была заявленная Конституцией России многопартийность. Превращение ее хотя и в слабый, но реальный фактор политической жизни страны создавало реальную угрозу сложившемуся политическому и экономическому устройству России. 

Российская бюрократия немедленно взялась за решение существующей проблемы. Этому вполне способствовала сложившаяся ситуация в стране. Была уничтожена политическая, советская и союзная государственная власть, а бюрократия к тому времени сосредоточила в своих руках гигантские по объему полномочия. 

Новая политическая система, возникшая в начале 90-х годов, уже тогда почувствовала на себе ее давление. Государственная бюрократия не только принимала год от года все большее участие в разработке правил функционирования этой системы, но и стала одним из главных действующих ее субъектов. Усилиями бюрократии постепенно формировалось избирательное законодательство, контролировался порядок его реализации. Одной из главных целей бюрократии стало выстраивание заслона стремительно нарождавшейся многопартийности. 

Заметно консолидировавшись после лихолетья 90-х годов, бюрократия установила патронаж над политической системой России, предельно выхолостила ее суть, превратила ее в банальную бутафорию. 

В конечном счете она затормозила процессы партийного строительства, постаралась «привязать» правящие верхи к партии «Единая Россия», превратила ее в свою подконтрольную политическую структуру. 

В избирательной кампании 2007 года, бюрократия четко продемонстрировала, кто в России управляет политическими процессами. Введя в списки «Единой России» губернаторов и даже президента страны в качестве «паровозов», бюрократия тем самым заставила их действовать по нужным для нее собственным правилам. 

Известно, что бюрократия генетически не приспособлена к реформам, модернизации государства и общества, как таковым. Любые изменения, равно, как и многопартийность политической системы, сужают пространство для ее деятельности, снижают ее потенциал. Вот почему бюрократия вкупе с олигархической прослойкой противостоят любым глобальным изменениям как в политической, так и экономической сферах жизни России. 

Причина этому не в злой воле бюрократии, как таковой, а в присущей ей специфике, правилах существования и функционирования. Бюрократия органически несовместима с демократией, слабо восприимчива к реформам, болезненно реагирует на перемены. В условиях перманентного реформирования государства и общества противостояние изменениям либо порождение новых бюрократических структур — естественная реакция бюрократии. 

Более того, российская бюрократия, прошедшая через 80-летний период политического унижения, стремится взять реванш, цепко держа в своих руках доставшуюся ей власть. Именно ничем и никем неограниченная власть была и остается одной из конечных целей бюрократии. Другой, не менее значимой ее целью является владение собственностью. 

Гигантские масштабы коррупции чиновничества только подтверждают сказанное. Коррупция в сознании бюрократии — это компенсация за передачу в руки олигархии части бывшей государственной собственности, которой бюрократия распоряжалась ранее. 

Обладая в значительной мере властью и частично собственностью, бюрократия стремится выжать из этого максимальную выгоду. 

Неслучайно сегодня законодательная ветвь власти является для бюрократии тем форпостом, где она уже не обороняется, а давно агрессивно наступает. Именно поэтому выборы депутатов всех уровней, включая парламентские, проходят с грубым использованием бюрократией властных полномочий и административного ресурса. 

Борьбу за присвоение себе политических и экономических полномочий бюрократия ведет, хотя и неуклюже, но настойчиво. И здесь все средства для нее хороши. В провинции она осуществляет ее с гигантским размахом, без всякой оглядки на кого бы-то ни было. 

Вот, к примеру, выдержка из милицейского протокола задержания одного из партийных активистов на последних региональных выборах депутатов Законодательного собрания Курской области. Ее содержание таково — «Задержан член Политсовета Курского регионального отделения политической партии «Народная Воля». У задержанного обнаружено три тысячи экземпляров газеты «Время». Газета, содержащая призыв «Вся власть — народу!», полностью изъята». Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни.

 

 

 

 

 

 

 

Исполнительный секретарь Народного Союза 
В.Н. ПЕТРИЩЕВ

Вход