Если крикнет рать святая: "Кинь ты Русь, живи в раю!" Я скажу: "Не надо рая, Дайте родину мою" С.А.Есенин
Расширенный поиск
Пятница, 16 Августа 2013 10:29

НАЦИОНАЛЬНОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ИДЕОЛОГИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА XXI ВЕКА Русский консерватизм

Оцените материал
(1 Голосовать)

Советский энциклопедический словарь даёт нам следующее толкование слова консерватизм

Консерватизм (франц. conservatisme, от лат. conservo — охраняю, сохраняю), — приверженность старому, отжившему и вражда к новому, передовому. А консерватор, следовательно, приверже-нец консервативных взглядов, противник прогресса и преобразований. Конечно, такая идеоло-гия и такие люди существуют в любом обществе. 

Но в русских словах охраняю, сохраняю, охранитель нет какого-то плохого оттенка, который придаётся словам консерватизм и консерватор. Главное в том, что именно требуется сохранять и охранять. Конечно, охранять надо не старое от нового, а полезное от вредного, хорошее от плохого. Движение жизни нельзя остановить. Но в том постоянном изменении, в котором пре-бывает общество, необходимо охранять главное — национальную особенность и самобытность. 

Это значит: 

— сохранять смысл и цель существования народа в человечестве; 

— в развитии общества следовать естественному ходу преобразований, позволяющему прово-дить их с наименьшими потерями; 

— Развивать лучшие качества народа, которые приводили его к победам и великим свершениям; 

— Подавлять худшие качества народа. 

То есть, охранять надо естественные и фундаментальные принципы народного бытия. Конечно, эти принципы в каждый момент истории проявляются в определённых формах: обычаях, укладе жизни, государственном правлении, религии и т.п. Но всё это — временные формы, которые появляются и неизбежно исчезают, освобождая место для новых, характерных для нового пе-риода. 

Истинный консерватизм, равный истинному патриотизму, сохраняет неизменным смысл и цель существования народа в новых общественных формах. Поэтому когда речь идёт о возрождении России, это не означает возрождения такой формы государства, структуры общества, обычаев, которые существовали сто-двести лет назад. «К слишком временному и тленному в прошлом нельзя вернуться, писал Н. А. Бердяев. но можно вернуться к вечному в прошлом». А вопрос о вечном — это мировоззренческий вопрос. 

Обращение к русскому консерватизму в начале XXI века — это попытка опереться на идеи, вы-двинутые лучшими отечественными мыслителями прошлого. 

К основным положениям традиционного русского консерватизма XIX века принято относить следующие понятия: империя, как государственное устройство; монархия, как форма правле-ния; православие, как культурный стержень общества; сословное строение общества. По сути это концепция осуществления идеи «Москва — третий Рим». 

Но уже в XX веке один из ярких представителей русского консерватизма И. А. Ильин считал, что власть в России надо избирать. То есть Ильин отошёл от принципа богоустановленности власти. А в начале XXI века среди сторонников русского консерватизма главными стали идеи народовластия, социальной справедливости. 

Русский консерватизм не однороден и не представляет собой чёткую стройную систему. До сих пор к русскому консерватизму относят столь разных мыслителей как: Филарет, Тихомиров, Да-нилевский, Достоевский, Трубецкой, Толстой, Флоренский, Ильин. И в трудах этих мыслителей можно найти противоположные точки зрения на власть, православие, общественное устройст-во. Есть только общая убеждённость, что у России, свой, особый, отличный от западного, и даже противоположный ему путь развития. 

Национальное мировоззрение 

Так в чём же состоит особенность пути развития российского общества? Ответить на этот во-прос не смогут даже самые выдающиеся философские умы Запада, авторитет которых признан во всём мире. Ответить на этот вопрос могут лишь выдающиеся русские мыслители. Те из них, у кого в наибольшей степени развиты национальные качества, выработано национальное миро-понимание, те, кто обладает глубоким чувством любви к своему народу, те, кто в силу своей одарённости способен выразить своё мировоззрение в научной или художественной форме. 

Необходим научный подход. И не просто наблюдательно-описательный, описывающий разли-чия обычаев, общественного устройства, быта в России и на Западе. Необходим законопознава-тельный метод, который позволит выявить закономерности общественного развития. 

При этом надо, иметь в виду взаимосвязь мировоззрения, наук и модели будущего общества. 

Мировоззрение — это система взглядов, воззрений на природу и общество. Мировоззрение явля-ется ядром общественного и индивидуального сознания. Выработка мировоззрения — сущест-венный показатель зрелости не только личности, но и определённой социальной группы, обще-ственного класса и его партии. 


Мировоззрение является основанием науки. Особенно это заметно в общественных науках. Так, воззрение на мир, как арену борьбы за индивидуальное существование порождает социально-политические течения, оправдывающие насилие, эксплуатацию, неравенство. Например, Томас Гоббс считал, что в природе и обществе идёт постоянная борьба за существование, отсюда — естественное состояние людей «война всех против всех», страх людей в отношениях друг с другом. С этой точки зрения начинается анализ общественной жизни. Общественная жизнь по Гоббсу — это договор между гражданами, гарантирующий относительную защищённость лич-ности от враждебных действий других граждан. 

Томас Мальтус, основываясь на «вечных» законах природы (борьбы за существование) вывел, что рост численности населения опережает рост средств существования. И предложил контро-лировать рост численности населения через увеличение смертности путем войн, эпидемий, че-рез снижение рождаемости с помощью моральных ограничений, поздних браков и т.п. 

Чарльз Дарвин усмотрел непрерывную борьбу за существование в животном мире: сильные выживают, слабые — гибнут. Эта теория не раз использовалась для оправдания насилия и в че-ловеческом обществе. 

Научные теории выводятся на основании определённого мировоззрения. А научные выводы, в свою очередь, используется для создания идеологии общества (рис. 1). Понятно, что различные мировоззрения образуют различные научные взгляды на общество, а, следовательно, и различ-ные модели будущего общества. 

 

Не исключение и советский период. Большевики утвердили в XX веке в нашем народе маркси-стское мировоззрение (диалектический материализм) и науку об обществе (исторический мате-риализм). Теория «войны всех против всех» в историческом материализме была поднята на вы-сокий классовый уровень. Исторический материализм выражал закономерность общественного развития — смену общественных формаций. На основе этой теории была разработана идеология уничтожения класса эксплуататоров и идеология построения коммунистического общества (рис. 2). 

 

Но всё же этот взгляд на мир был заимствованным, чужим. Исторический материализм не вы-являл особенностей России. А классовая борьба привела к страданиям и гибели миллионов лю-дей. 

Идеология России XXI века должна быть основана на национальном мировоззрении и законо-мерностях развития российского общества. 

Но, что считать русским национальным мировоззрение? Мировоззрение только тогда является национальным, когда создаётся выдающимися отечественными мыслителями. А заимствования, как бы глубоко и долго они ни укоренялись, так и остаются заимствованиями. Ведь переводы Гомера и Шекспира на русский язык не становятся русской литературой, сколь широко они ни распространяются в обществе. Только национальные писатели создают национальную литера-туру. И так — во всём. 

Даже если бы марксизм продержался в России тысячу лет, это мировоззрение так и осталось бы искусственным, чужим для народа. 

Может быть, национальным мировоззрением считать основу православного учения, которое наши предки заимствовали у Византии? Но основа христианского мировоззрения, отражённая в Ветхом Завете, — это мировоззрение иудейской цивилизации, существовавшей 2500 лет. Кроме того, это — религиозное мировоззрение, а не научное, а потому не может быть использовано для исследования закономерностей общественного развития. 

Заимствования характерны практически для всех народов. Так, в средние века в Европе счита-лось, что греческая философия — вершина человеческой мысли. А Аристотель был вообще не-пререкаемым авторитетом. Но затем, в эпоху Возрождения в Европе появились свои нацио-нальные мыслители: Фичино, Помпонацци, Мишель Монтень, Николай Кузанский. Затем анг-лийские, французские философы. Завершающим этапом в развитии европейской философии стала немецкая классическая философия, изложенная в трудах Канта, Фейербаха, Гегеля и др. 

Подобный процесс создания национального мировоззрения происходил и в России. Он начался с появлением гения А. С. Пушкина. До Пушкина писатели, поэты в основном использовали в своём творчестве сюжеты из греческой мифологии, идиллические сценки из жизни богов, ца-рей, героев. Пушкин первый поставил в центр творчества человека. А после него Гоголь, Дос-тоевский, Толстой, Чехов продолжали эту традицию — отражение внутреннего мира человека, его отношения с обществом, с окружающим миром. 

Пушкин не только указал, что надо понять человека и человечество, но и определил, как надо изучать, с какой точки зрения надо смотреть на мир. Он считал, что разнообразные проявления жизни подчиняются закону постоянного изменения, то есть вечного непрерывного движения. Это — главная, общая особенность жизни. 

У многих современных людей сложился стереотип, что мировоззренческие законы жизни, на-учные наблюдения можно выразить только строгим философским языком. На самом деле ми-ровоззренческие представления иногда лучше понятны, если они выражены в художественной форме. И художественная форма изложения философских понятий довольно широко распро-странена. 

Так, древнеримский философ и поэт Лукреций Кар написал поэму «О природе вещей», в кото-рой изложил философию Эпикура. В литературной форме излагал свои взгляды Вольтер («Кан-дид», «Простодушный»), Чаадаев в «Письмах к даме», Гёте, Ницше. И христианские пред-ставления о царстве небесном изложены в форме притчи, иносказательного поучительного рас-сказа. 

Как понимал мир русский гений Пушкин ясно из его произведений: 

«Не сетуйте: таков судьбы закон; 
Вращается весь мир вкруг человека, - 
Ужель один недвижим будет он?». 

«Ты, не участвуя в волнениях мирских, 
Порой насмешливо в окно глядишь на них 
И видишь оборот во всём кругообразный». 

«Увы, наш круг час от часу редеет; 
Кто в гробе спит, кто дальный сиротеет; 
Судьба глядит, мы вянем; дни бегут; 
Невидимо склоняясь и хладея, 
Мы близимся к началу своему…». 


А вот, например, стих Ф. Тютчева: 

«Дума за думой, волна за волной 
Два проявленья стихии одной: 
В сердце ли тесном, безбрежном ли море, 
Здесь — в заключении, там на просторе, 
Тот же все вечный прибой и отбой, 
Тот же всё призрак тревожно — пустой».
 

Если переложить эти шесть строк Ф. Тютчева на философский язык, то получится примерно так: «Процессы, протекающие в мышлении и процессы волнения морской поверхности пред-ставляют собой одно и тоже проявление вечного движения от одной противоположности к дру-гой. Вечное движение не может быть постигнуто с помощью органов чувств, а постигается в абстрактном мышлении». 

Н. В. Гоголь, который хорошо знал Пушкина, писал ещё при жизни Александра Сергеевича: «Пушкин есть явление чрезвычайное, и, может быть, единственное явление русского духа; это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нём русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стек-ла». 

Подобное говорил и Ф.И. Достоевский на открытии памятника Пушкину в 1880 году. Он ска-зал, что гений Пушкина, как солнце над всем нашим русским интеллигентным мировоззрением. Заметьте не над поэзией, не над литературой, а над мировоззрением. 

Мировоззрение Пушкина восприняли не только выдающиеся писатели и поэты, но и представи-тели других областей искусства и науки. Н. Я. Данилевский написал серьёзное историческое исследование о противоположности развития русского и романо-германского народов. Он вы-двинул идею о культурно-исторических типах (самобытных цивилизациях), сменяющих друг друга на арене человечества. Каждый исторический тип (арабский, европейский, русский) пе-реживает определённые стадии в своём развитии, своего рода — младенчество, юность, зрелость и старость. 

По своей сути этот многостраничный труд есть развёрнутое данное Пушкиным определение: «Поймите же и то, что Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою; что исто-рия её требует другой мысли, другой формулы». 

В 1834 г. в журнале «Министерства Народного Просвещения» Гоголь опубликовал статью «План преподавания Всеобщей истории», в которой выразил новый взгляд на историю. Гоголь считал, что всеобщая история, в истинном значении должна обнять всё человечество и пока-зать, каким образом оно из своего первоначального, бедного младенчества развивалось, разно-образно совершенствовалось и, наконец, достигло нынешней эпохи. Всеобщая история должна собрать в одно все народы мира, разрозненные временем, случаем, соединить их в одно строй-ное целое; составить из них одну величественную полную поэму. 

«Все события мира должны быть так тесно связаны между собою, — писал Гоголь, — и цепляться одно за другое, как кольца в цепи. Если одно кольцо будет вырвано, то цепь разрывается. 

Связь эту не должно принимать в буквальном смысле. Она не есть видимая, вещественная связь, которою часто насильственно связывают происшествия, или система, создающаяся в го-лове, независимо от фактов и к которой после своевольно притягивают события мира. 

Связь эта должна заключаться в одной общей мысли: в одной неразрывной истории человече-ства, перед которою и государства и события — временные формы и образы! 

Мир должен быть представлен в том же колоссальном величии, в каком он являлся, проникну-тый теми же таинственными путями промысла, которые так непостижимо на нём означились» . 


Со временем мировоззрение, которое выдающиеся русские интеллигенты восприняли от Пуш-кина и которое они выразили в своих художественных произведениях, стало приобретать науч-ную форму — мировоззрения вечного движения. На основе этого мировоззрения в начале XX века появилось новое научное явление — русский циклизм.

Высшим достижением русского циклизма стала «Теория развития» И. М. Рыбкина, позволяю-щая выражать с помощью математической логики законы вечного движения. Ниже представле-ны циклические закономерности, открытые русскими учёными-циклистами 

Закономерности общественного развития 

1. Россия — не Европа 

Ещё в XIX веке русскими историками была построена модель развития российского общества (Рис. 3). Более 100 лет эта модель проверялась несколькими поколениями учёных и показала свою точность, возможность прогнозировать. Эта модель показывает только одну из характери-стик: революционные изменения в цивилизациях. Ритмы диктатуры и демократизации, недос-татков и изобилия, усталости и активности, мирных и военных настроений, изменения иных общественных сторон выражаются в других циклических моделях. И только совокупность многих моделей, раскрывающих закономерности различных порядков общественной жизни, даёт ясное представление о действительности. Поэтому возникающие трудности в понимании закономерностей общественного развития, возможно, будут рассеяны при дальнейшем знаком-стве с циклической наукой, её методологией. 

 

Вверху (рис. 3) — модель развития цивилизаций в русском (советском) народе, внизу модель развития цивилизаций в европейском (романо-германском) народе. Голубым цветом выделены частные цивилизации, розовым общественные. Годы посередине обозначают начала револю-ционных переходов. У каждого народа бывает две цивилизации: общественная и частная, кото-рые строго закономерно чередуются с ритмом 314 лет. В этом смысле не бывает, так называе-мых, нецивилизованных народов. Цивилизации равны и противоположны. В частной люди ставят личные интересы выше общественных, в общественной наоборот. 

Изменения четырёх сторон жизнедеятельности народа: настроения, мировоззрения, экономики, правления происходят от одной противоположности к другой, строго ритмично каждые 78,5 лет. Такие переходы были названы революционными (от латинского revolutio — переворот). 

Почему начало экономической революции обозначено 1920 годом, а не 1917? В 1917 году на-ступил конец Дома Романовых как царствующего в России. Большевики на тот момент взяли власть только в Петрограде, а остальная Россия в 1917 году им не подчинялась. Большевикам понадобилось ещё три года, чтобы установить советскую власть над всей территорией страны. Поэтому сами экономические изменения начались лишь с окончанием интервенции и граждан-ской войны, то есть с 1920 года. 

Кстати, советский экономист Н. Д. Кондратьев считал, что «1920 год является годом перелома и в движении конъюнктуры большого цикла, годом смены повышательной волны большого цик-ла понижательной». 

И создание общественного правления началось в России не в конце 80-х годов XX века. В то время происходило разрушение частного правления посредством демократизации, ослабления государственного управления. Установлено, что начало нынешнего революционного периода приходится на сентябрь 1998 года. Но в общественном сознании эти изменения станут замет-ными только через несколько лет, когда произойдёт образование полноценной системы обще-ственного правления. 

Революционные переходы имеют свою ведущую часть общества и своего руководителя. На-пример, с 1841 года в нашей стране происходил переход к общественному мировоззрению. Ве-дущей частью общества была интеллигенция, основоположником русского общественного ми-ровоззрения — Пушкин. С 1920 года происходил переход к общественной экономике. Ведущая часть общества — коммунисты, руководитель — Ленин. Из модели (рис. 3) видно, что комму-нисты, как ведущая часть общества должны были главенствовать 78,5 лет. Коммунисты строи-ли общественную экономику с помощью частного правления, которое имело форму своеобраз-ного коммунистического самодержавия и не было подконтрольно обществу. 

Коммунисты выполнили свою историческую миссию: организовали общественное производст-во. Это было сделано с помощью командно-административной системы, особенно эффектив-ной в кризисные периоды, в военное время и на стадии собирания сил и средств. Практически с нуля были созданы тяжёлая индустрия, добывающая и перерабатывающая промышленность, развитая инфраструктура, энергетика, общественное сельское хозяйство. 

Советское общество на модели (рис. 3) представлено тремя сторонами, характеризующими об-щественный строй, и одной — частной (правлением). Хотя коммунисты и создали соответство-вавшее общественным настроениям народа более справедливое распределение продуктов про-изводства, глубокое противоречие между властью и народом оставалось. Оно проявлялось в пренебрежительном, жестоком отношении коммунистов к народу как к массе, которую можно искусственно преобразовывать согласно марксистскому учению. Частное правление, сосредо-точение власти и передача её внутри Политбюро не предполагало участия граждан в принятии общественнозначимых решений. 

Крах ведущей части общества — коммунистов является строго закономерным явлением, ибо по-строение общественной экономики с их помощью состоялось, а построение эффективного об-щественного правления должна осуществить уже новая ведущая часть общества, которая сей-час образуется и проявится уже в скором времени. Несмотря на громадное политическое влия-ние и декларируемое несокрушимое могущество, приближаясь к концу своего главенства (1998 год), коммунисты за несколько лет до этого — в 1991 году разделились на две крупные части, — либеральную и консервативную, каждая из которых, дробилась на более мелкие. Они вступили в политическое противостояние друг с другом. Это противостояние ослабило как консерватив-ную (коммунистическую), так и либеральную (демократическую) части бывшей единой КПСС. 

Из модели (рис. 3) видно, что изменение общественного строя в России начинается с духовной стороны жизнедеятельности народа с настроения и мировоззрения, а затем преобразуется и физическая сторона экономика и правление. У европейского народа, наоборот. В этом смыс-ле копирование европейского пути в России есть всегда уничтожение российской естественно-сти, самобытности и, как следствие, болезненное состояние общества. 

У европейского народа, как и у советского, происходит становление общественной цивилиза-ции. Но становление общественной цивилизации на Западе началось с образования обществен-ного правления парламентов (1763-1841 гг.). А затем, с 1841 по 1920 годы западный мир пере-ходил от частного, индивидуального, мелкого производства к созданию крупных промышлен-ных предприятий, то есть к общественному производству. На таких предприятиях трудятся од-новременно тысячи работников. Но, хотя трудиться стали сообща, у народа осталось частное настроение, поэтому распределение продуктов производства происходило не по труду, а по вложенному капиталу. А с 1920 года на Западе происходила мировоззренческая революция, по-влиявшая на науку и искусство: появилась теория относительности, ядерная физика, космонав-тика, генетика, информатизация и компьютеризация, кинематограф и телевидение всё это из-менило жизнь не только европейцев, но и всего человечества. 

И только сейчас, в начале XXI века, у европейского народа становятся заметными ростки обще-ственных настроений. Вековая непримиримость друг к другу, войны между собой европейских государств сменяются созданием общего европейского государства, стиранием границ, введе-нием общей валюты и т.д. На обеспеченном Западе, приложившем громадные усилия, чтобы разрушить советскую систему, уничтожить социализм, как идеологию общественных настрое-ний и равенства, неожиданно для многих появляются десятки тысяч молодых людей, — органи-зованных и агрессивных противников глобализации экономики, транснациональных компаний, которые представляют собой высшее на данный момент достижение капиталистической циви-лизации европейцев. 

Как видно из модели (рис. 3), и европейский, и советский народы движутся разными, а точнее, противоположными путями к одному расцвету общественной цивилизации. 

Эту тенденцию в европейской жизни подметил А. Зиновьев, который ещё в 1993 году писал: «Эволюция западнизма в обеих основных сферах общественного устройства идёт в направле-нии, сближающем западное общество с коммунистическим. Теория конвергенции этих соци-альных систем была выдвинута не коммунистами, а западными идеологами. Разгромив комму-низм на „Востоке“, Запад сам устремился в том же направлении, хотя и своими путями, назы-ваемыми в идеологии и пропаганде демократическими. Можно подумать, что Запад в своё вре-мя разгневался на русских „дикарей“ не за коммунизм, а за то, что они опередили его в этом отношении и построили коммунизм по-русски, то есть неправильно, халтурно, не по-западному». 

Попытка заменить самобытность российского народа ценностями европейского народа подобна операции по смене пола, которая, как известно, ведёт к неспособности продолжать род и опре-деляется как дегенерация. И даже, если привнесённые к нам с Запада изменения когда-то и при-водили к улучшению в отдельных областях жизни, то ухудшения в других областях намного превосходили такие преимущества. Н. Я. Данилевский сформулировал этот вывод, как закон: «Всякое старание связать историческую жизнь России внутреннею органическою связью с жизнью Европы постоянно вело лишь к пожертвованию самыми существенными интересами России». 

Модель революционных переходов позволяет нам понять главное: 

— общество находится в постоянном строгозакономерном изменении; 

— каждый исторический период представляет собой (в различных соотношениях) совокупность сторон жизнедеятельности частной и общественной цивилизаций; 

— изменения в обществе должны быть своевременными и естественными. 

Если каждый исторический период может быть описан, как совокупность сторон частной и об-щественной цивилизаций, то каждому периоду можно поставить в соответствие идеологиче-скую формулу. Так на начало исторического периода 1841-1920 годов — лишь одна из четырёх сторон жизнедеятельности общества принадлежала общественной цивилизации (настроение). В это же время частное правление выражалось через монархию, как форму правления и империю, как форму государственного устройства. Частная экономика при ещё не достигшем своего рас-цвета общественном настроении определяла социальное неравенство, сословное строение об-щества. Кроме того, у народа был ярко выраженный религиозный культ. Описание такого со-стояния общества: империя, монархия, сословия, православие, — стали называть русским кон-серватизмом. 

Но в этот период развивалась русская интеллигенция. А во второй половине XIX века усили-лись социалистические идеи в обществе. Под давление интеллигенции произошла отмена кре-постного права, была переосмыслена роль православия и социального неравенства в обществе. 

Период 1920-1998 годов представлял собой совокупность трёх сторон общественной цивилиза-ции: настроения, мировоззрения, экономики, и одной частной — правления. 

Значит, изменилось и содержание той идеологической формулы, которую должны были защи-щать патриоты России. Из модели (рис. 3) видно, что охранять и сохранять надо естественный ход изменения общества, характеризующийся постоянным усилением общественной цивилиза-ции. В этом и заключается русский консерватизм. 

2. Новая ведущая часть общества 

С 1763 по 1841 год ведущей частью общества в России были дворяне, одна часть которых явля-лась патриотами, верно служившими русскому трону, а другая западниками, имевшими целью переустройство страны по западному образцу и организовавшими выступление против само-державия в декабре 1825 года. С 1841 по 1920 год ведущей частью общества в России была ин-теллигенция, также имевшая два противоположных течения: западников и славянофилов. То же проявление закона Равенства противоположностей мы наблюдаем и у следующей ведущей час-ти — у коммунистов. С самого зарождения их организации в ней четко выявилось два неприми-римых, абсолютно противоположных течения, которые стремились подавить друг друга и вме-сте с тем не могли друг без друга существовать. 

С одной стороны, это были патриоты (ленинцы, сталинцы), с другой — западники. К западникам относились группы, возглавляемые в начале XX века Плехановым, Троцким, Бухариным, Зи-новьевым: меньшевики, ликвидаторы, в советское время космополиты. В конце XX века, во время «перестройки» и «реформ», идейными продолжателями западников стали Горбачёв, Яковлев, Ельцин. 

К патриотам относятся энтузиасты общественного строя. Из главных исторических фигур мож-но назвать Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева. Их идеи сильное государство, патриотизм и общественные настроения. Марксизм для этой части коммунистов был идейным оправданием существовавшей командно-бюрократической системы управления. А в экстремальных случаях, например, во время Великой Отечественной войны, идеология партии приобретала националь-ный характер: открывали церкви, поднимали национальный дух, напоминали о славных тради-циях русских побед А. Невского и А. Суворова. 

Из модели (рис. 4) видно, что в начале революционного периода марксисты-троцкисты были ведущими. Действительно, они контролировали большинство государственных постов. Своих идейных противников безжалостно уничтожали. От рук марксистов-западников погибло много выдающихся русских патриотов, ленинцев, опытных хозяйственников, представителей интел-лигенции. Только к концу 30-х годов ленинцы во главе со Сталиным смогли организовать от-пор. К 1939 году произошел перелом, и сталинцы взяли вверх над западниками, но не уничто-жили их окончательно. 

 

С 1959 по 1979 годы КПСС все силы направила на то, чтобы выиграть в «холодной войне» с Западом. Между тем, западники начали активизироваться и укрепляться в партийных и госу-дарственных органах. Ощущение достигнутого могущества и крепости мешало патриотически настроенной части коммунистов правильно оценивать всю масштабность возникшей внутрен-ней угрозы. Отсутствие явного врага и строгой научной оценки действительности ослабляли бдительность коммунистов-патриотов. Институты марксизма-ленинизма, действующие идеоло-гические центры оказались бессильными в прогнозах и не смогли предвидеть надвигающиеся опасности распада КПСС и Советского Союза. Консерватизм в его худших проявлениях, част-ные интересы, личная нескромность руководителей разлагали рядовых коммунистов. Принуж-дение руководителей разного ранга к вступлению в партию наполняло КПСС людьми, имею-щими частные интересы, не разделяющими общественных настроений. 

С начала 80-х годов прозападная часть КПСС, возглавляемая Горбачёвым, Яковлевым, Ше-варднадзе, Ельциным, стала доминирующей. После роспуска КПСС в 1991 году появилось не-сколько партий коммунистической направленности, в том числе, и самая многочисленная КПРФ. Но степень влияния на общество коммунистического движения, как показано на модели (рис.4), с каждым годом уменьшалась. А влияние прозападных, либеральных, демократических партий увеличивалось. 

14 сентября 1998 года — дата, определяемая в работах русских циклистов как начало нового цикла в ритме 78,5 лет. Что должно было произойти и что произошло в действительности? 

Строго закономерное разделение и ослабление коммунистов как ведущей части общества нача-лось за несколько лет до этой даты. К 1998 году это разделение должно было достигнуть мак-симума. Это выразилось, прежде всего, в непримиримости двух основных течений: коммуни-стов и демократов, а также в разделениях внутри самих этих течений. Выборы в Государствен-ную думу РФ в 1999 году показали, что КПРФ не сумела объединить коммунистически настро-енные организации. Но и демократические партии «Яблоко», «Союз правых сил» и другие не смогли договориться о единых действиях. 

Наметилось изменение общественных приоритетов, начала проявляться новая парадигма обще-ственного развития. В 90-х годах XX века наибольший общественный интерес представляла экономическая тематика: экономические реформы, создание рыночной экономики западного образца, приватизация. От экономических реформ большая часть общества ожидала повышения жизненного уровня. Но на самом деле для большинства произошло его резкое понижение. К концу 90-х годов стали очевидными социальные явления, отрицательно влияющие на жизнь российского общества: частные, корпоративные интересы политических группировок и финан-сово-промышленных групп, повсеместное взяточничество чиновников, низкий уровень испол-нения законов, многократно возросшее число совершаемых преступлений, захлестнувшие стра-ну алкоголизм, наркомания, резкое снижение рождаемости и возрастание смертности среди на-селения. Общество созрело для понимания того, что никакие, даже самые насущные реформы, не будут реализованы во благо, если не будет создано отлаженной системы управления, если к власти не придут общественно настроенные, патриотичные политики, честные и профессио-нальные чиновники, несущие ответственность за принимаемые решения, заботящиеся о нацио-нальных интересах. 

Настало время появления новой ведущей части общества. При этом она также, как и предыду-щие ведущие части общества, будет состоять из двух равных и противоположных течений. Действительно, начиная с 1998 года, неуклонно снижалась поддержка гражданами как комму-нистических, так и демократических партий. Появилась политическая организация, выражаю-щая специфические интересы бюрократической части общества — «Единство», «Отечество», а затем — «Единая Россия». По сути появление «Единой России» вызвано стремлением чиновни-ков контролировать продолжающийся передел собственности при сохранении целостности го-сударства. Поэтому социально-экономическая программа «Единой России», её отношение к приватизации, к иностранным инвестициям, к роли государства в экономике мало чем отлича-ются от того, что предлагали демократические партии типа «Яблока» и «СПС». На выборах 2003 года в Государственную думу «Единая Россия» перехватила голоса либеральной части из-бирателей, решивших, что эта партия более жизнеспособна и влиятельна, чем демократы, за ко-торых голосовали прежде. 

Линия, показывающая движение бюрократии (рис. 4) как новой политической силы, по сути, — продолжение линии прозападной, демократической части политической элиты XX века. Кроме того, эта модель показывает, что с самого начала эта политическая сила является доминирую-щей. Доказательством этого доминирующего влияния явились итоги выборов в Государствен-ную думу 2003 года. «Единая Россия» получила полный контроль над законодательным про-цессом, захватила все руководящие места в Государственной думе. 

Но и на место бывшей ленинско-сталинской, патриотически настроенной части политической элиты также должна прийти новая политическая сила. Появление блока «Родина» с главной идеей природной ренты на сверхдоходы от сырьевого сектора можно считать предвестником или первой попыткой заявить о себе нового патриотического направления. На самом деле это должна быть политическая организация государственно-патриотического толка, свободная от марксистской идеологии, но наследующая лучшее от советской социальной и экономической политики, выражающая идею общественной цивилизации. Её задачей является построение об-щественного правления. 

Общественная жизнь России протекает строго закономерно. Современное развитие российского общества направлено к расцвету общественной цивилизации. Становление общественной циви-лизации в России сопровождается вытеснением частной. Строго закономерно происходил в нашем обществе и процесс дегенерации, когда разрушается прежняя ведущая часть общества с её доминирующей идеологией и формируется новая ведущая часть общества. 

Новая ведущая часть общества будет состоять из двух противоположных течений: бюрократи-ческо-олигархического и общественнонастроенного. Идеологию бюрократическо-олигархической элиты в настоящий момент выражает партия «Единая Россия». Эта часть элиты российского общества XXI отличается от либералов 90-х годов. Бюрократы не являются сто-ронниками западной буржуазной демократии и рыночной экономики. Это — скорее сторонни-ки неофеодализма, особенностью которого являются не законы рынка, а олигархический сго-вор, заменяющий подлинную конкуренцию, а также частное правление вместо народовластия. 

По сути идёт восстановление частного типа правления, которое существовало в Советском Союзе, только с противоположной идеологией — главенством частных интересов. 

Эта идеология определяет ряд политических действий её сторонников: 

— установление бюрократического контроля над СМИ; 

— проникновение бюрократии в представительные органы власти и изоляция общества от вла-сти; 

— максимальное освобождение государства от социальных обязательств, а чиновников — от за-боты о народе; 

— закрепление итогов приватизации 90-х годов. 

Внешнеполитической задачей неофеодальной элиты (олигархов и бюрократии) становится обеспечение бесперебойной доставки сырьевых ресурсов в страны Запада. 

Результатами такой политики являются возрастающая коррупция, усиливающееся расслоение общества, продолжающийся демографический спад, нарастающее чувство несправедливости в широких слоях общества и т.п. Политика бюрократическо-олигархической элиты наносит ог-ромный ущерб большинству россиян, являющихся сторонниками общественной цивилизации. 

Считающаяся главной оппозионной партией КПРФ так и не смогла выдвинуть сплачиваю-щую большинство россиян новую идеологию для российского общества XXI века. И выдвинуть не сможет. Для этого пришлось бы отказаться от западного мировоззрения, исторического ма-териализма и многого другого, что было олицетворением коммунистической партии в XX веке и что не соответствует сегодняшнему состоянию общества. 

Значит, должна появиться такая политическая сила, которая предложит новую идеологию. Ус-пех избирательного блока «Родина» на выборах 2003 года в Государственную думу показал, что миллионы избирателей готовы голосовать за политическую силу, выступающую за социальную справедливость и не связанную с прежней коммунистической идеологией. 

Но дальнейшие события высветили проблемы оппозиционных партий. Они — малочисленные и разрозненные. Практически все лидеры оппозиционных партий вынуждены заискивать перед администрацией Президента РФ. Они конкурируют друг с другом за получение от власти раз-решения на существование в качестве оппозиционных партий. 

Политические амбиции руководства большинства оппозиционных партий не поднимаются выше желания занять депутатские кресла. Охота за покровительством власти, популизм и по-литтехнологии — главные заботы, на которые уходят все силы оппозиционных лидеров. В по-давляющем большинстве оппозиционные партии не занимаются всерьёз выработкой идеологии российского общества XXI века. 

Общество отмечает неспособность высшей бюрократии эффективно управлять страной, решать её насущные задачи, граждане видят нежелание партии власти выражать интересы большинства населения. Но и оппозиционные партии пока что демонстрируют свою неспособность отказать-ся от узкогрупповых интересов, стать идейным авангардом российского общества. Это проис-ходит потому, что руководство оппозиционных политических партий всё ещё мыслит в тради-ции 90-х годов. 

Российское общество изменилось. Сейчас ему необходимо единство, а не политический плюра-лизм. Именно поэтому умирают политические партии. Оппозиции нужно готовиться не к раз-витию демократизации, а к развитию диктатуры. И та партия, которая сможет понимать эти процессы и ясно выразить их для большинства, окажется у власти. 

Сейчас необходимо правильно поставить политическую задачу, решение которой поможет справиться с многочисленными проблемами: демографическими, экономическими, социальны-ми. И эта задача может быть чётко сформулирована и решена только на основе национального мировоззрения и понимания закономерностей развития российского общества. Такое мировоз-зрение существует. Это — мировоззрение вечного движения. На его основе учёными создана теория развития российского общества, она проверена и подтверждена историческими собы-тиями XX века. Построена модель будущего общества и выявлена идеологическая формула российского общества в XXI веке. А, значит, мы имеем все составляющие (рис. 5) для выраже-ния национальной идеологии, наилучшим образом соответствующей настоящему моменту. 

 

Цель российского общества — построение общественной цивилизации. Задача ведущей части общества в XXI веке — создание общественного правления, способствующего отбору лучших во власть. Этот отбор должен вестись среди общественно настроенных, патриотичных и профес-сионально подготовленных граждан. Решение этой задачи требует предварительной подготов-ки: упорядочения политической системы и системы управления, осуществление кадрового под-бора на основе национальной идеологии. Но всему будет предшествовать выдвижение и рас-пространение нового мировоззрения и новой идеологии. Та партия, которая станет её провозве-стником, будет центром объединения передовых интеллектуальных сил общества, необходи-мых для возрождения нашей великой Родины, строительства лучшей жизни для её народа.

Геннадий Николаевич Качура,
Секретарь Центрального Политсовета Партии «Народная Воля»

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Вход